Мнения

Зефирный тест для страны

Большинство украинцев не хотят долго ждать перемен. И политики, идя у них на поводу, предлагают быстрые решения сложных проблем — сладкие конфетки вместо горьких лекарств

Большинство украинцев не хотят долго ждать перемен. И политики, идя у них на поводу, предлагают быстрые решения сложных проблем — сладкие конфетки вместо горьких лекарств

   

  

Валерий Пекар, 
предприниматель, преподаватель
Киево-Могилянской бизнес-школы,
соучредитель проекта Нова країна

 

Психологи хорошо знают эту историю: в начале 1970‑х профессор Стэнфордского университета Уолтер Мишель проводил эксперименты с детьми, предлагая им на выбор — съесть один зефир сейчас или же два зефира, если немного подождать. Исследователь оставлял лакомство на столе перед ребенком и уходил на 15 минут, обещая, что даст второе, если к моменту его возвращения ребенок удержится от соблазна съесть первое.

В ходе долгосрочных исследований оказалось, что дети, прошедшие “зефирный тест”, гораздо успешнее во взрослой жизни. Иными словами, способность планировать отсроченное, но более масштабное удовольствие позволяет человеку вкладывать усилия в улучшение своей жизни: учиться, чтобы потом больше зарабатывать; накапливать деньги, чтобы приобрести важные вещи; идти на испытания, чтобы подняться на новый уровень.

К сожалению, большинство взрослых граждан Украины не проходят “зефирный тест”: они сразу хотят получить какое‑нибудь вознаграждение от выбранных ими политиков, не отдавая себе отчета, насколько длительны и сложны социально-экономические преобразования. Быстрое окончание войны, молниеносный конец эпохи бедности, немедленные посадки плохих людей противоречат военно-политическим реалиям, длительности инвестиционных циклов и уголовно-процессуальному кодексу. Зато можно сделать людей счастливыми, просто раздав им по тысяче гривен.

Рассмотрим, например, экономический рост и борьбу с бедностью. Вначале необходимо существенно улучшить бизнес-климат: провести судебную и антимонопольную реформы, дерегуляцию, приватизацию, сделать прозрачным рынок земли, обновить трудовое законодательство и перестроить налоговую систему для стимулирования инвестиций. На это уйдет время, и даже в турборежиме потребуется года два, чтобы реформы развернулись до уровня, убеждающего инвесторов (сначала украинских, а потом и иностранных), что все идет к лучшему. Потом немалый срок потребуется на развертывание новых предприятий и создание рабочих мест, но в конце концов каждая украинская семья увидит реальный эффект в своем семейном бюджете. Страны Восточной Европы прошли этот путь лет за пятнадцать.

Когда живешь в стране детей, поневоле начинаешь искать взрослого

Но люди не согласны ждать так долго. И политики, идя у них на поводу, предлагают быстрые и простые решения сложных проблем: сладкие конфетки вместо горьких лекарств, теп­лые ванны вместо болезненных операций, бесплатное кино от волшебника на голубом вертолете, а не кровь, тяжелый труд, слезы и пот (известное высказывание Черчилля). А когда конфетки заканчиваются, можно предлагать пустые обертки.

Однако реальные проблемы при этом никуда не деваются, они даже усугубляются, а в дополнение приходят горькое разочарование и желание найти наконец настоящего волшебника, который не обманет, который сотворит чудо и сделает нас богатыми и счастливыми. Где‑то же такой волшебник есть, нужно только его найти!

Старый добрый “зефирный эксперимент” имел продолжение. В 2012 году в университете Рочестера дети были разделены на две группы, причем членов одной группы перед этим обманули, нарушив данное им обязательство. Оказалось, что ранее обманутые были существенно менее склонны верить экспериментатору, обещавшему второй зефир, и съедали первый немедленно.

Украинцы бывали неоднократно обмануты в прошлом, когда им обещали улучшение уже сегодня, жизнь по‑новому и бандитам тюрьмы. Поэтому они еще менее склонны ждать непонятных им сложных реформ, предпочитая съесть зефир немедленно.

Но и это еще не все. В 2018 году изначальные выводы “зефирного эксперимента” были существенно скорректированы в университете Нью-Йорка: если взять детей из разных социально-демографических групп, то доминирующим окажется совсем другой фактор — достаток в семье. Дети бедноты привыкли не надеяться на лучшее завтра (а вдруг оно не наступит?), зато баловать себя “маленькими индульгенциями”. Для отпрысков богатых семей ценность зефирки невелика, можно и подождать. Таким образом, дети богатых семей, и так имея лучшие стартовые условия, программируют себя на более успешную жизнь, а бедные закладывают основы своих дальнейших неудач.

То же самое верно и для наций.

Когда живешь в стране детей, поневоле начинаешь искать взрослого. Того, кто, по словам Дж. Ф. Кларка, будет думать не о следующих выборах, а о следующем поколении. Того, кто не будет думать о рейтинге, сделает необходимые жесткие изменения и уйдет оплеванный, чтобы остаться на страницах учебников истории. Того, кто поведет страну сложной дорогой к процветанию и величию. В истории каждой успешной страны были такие взрослые.