Смена правительства

Почему слили Алексея Гончарука?

Владимир Зеленский произвел массовую ротацию в правительственной команде

Спасая рейтинги своей команды и пытаясь вдохнуть новую жизнь в собственные идеи, президент Владимир Зеленский произвел массовую ротацию в правительственной команде

 

Кристина Бердинских, Иван Верстюк

  

 

4 марта 2020 года, выступая в Верховной Раде по случаю отставки Кабмина Алексея Гончарука, президент Владимир Зеленский сказал в адрес удаляемого им с Грушевского правительства: “Это правительство новых лиц. Но одних лиц мало — нужны новые мозги и сердца”. После чего ВР большинством голосом отправила команду Гончарука на отдых. Впрочем, ее часть тут же “вернулась”: некоторые министры оказались в Кабмине нового премьера Дениса Шмыгаля, одобренном депутатами в тот же день.

За девять месяцев до этого, 20 мая 2019‑го, Зеленский, произнося в Раде инаугурационную речь, заявил: “Мое избрание доказывает: граждане устали от опытных, системных, надутых политиков, которые за 28 лет создали страну возможностей. Возможностей откатов, потоков, дерибана”. И пообещал привести на Банковую и Грушевского как раз “новые лица”.

Зеленский действительно сделал тогда ставку на новичков, отдав им предпочтение перед “опытными и системными”. Ровно полгода назад президентское монобольшинство при поддержке ряда других депутатов дало дорогу самому молодому правительству в истории Украины, возглавляемому самым молодым премьером — 35‑летним Гончаруком.

Это плавание оказалось чрезвычайно коротким — Гончаруку, несмотря на имеющийся у него годичный иммунитет, пришлось написать заявление по собственному желанию.

“Главная причина отставки Гончарука — это падающие рейтинги власти”, — уверен Анатолий Октисюк, эксперт центра Дом демократии.

Это правительство новых лиц. Но одних лиц мало 
Владимир Зеленский,
Президент

Действительно, по данным февральского соцопроса Центра Разумкова, правительству полностью и скорее доверяли 28 % респондентов, а президенту — 51,5 %. Полгода назад показатели у Кабмина были вдвое выше, да и у президента дела обстояли заметно благополучнее: Зеленскому доверяли (полностью или частично) 79,4 %, а команде Гончарука — почти 57 %.

“Президент пытается переложить весь негатив по поводу государственной политики и ее восприятия на кого‑то другого. Это уже старая украинская традиция”, — объясняет логику действий Банковой Виктор Замятин, ведущий эксперт политико-правовых программ Центра Разумкова.

Сам президент пояснил, что его первый Кабмин допустил ряд коммуникационных провалов в деле с платежками за газ для населения, позволил в нищей стране получать высокие зарплаты и премии членам набсоветов гос­компаний, а также довел казну до дыры в ­16 млрд грн — именно на столько сейчас недовыполнен план сборов в госбюджет. Кроме того, президент отметил падение промпроизводства: за прошлый год этот показатель в Украине снизился на 1,8 % после роста в 1,1 %, а в январе 2020‑го и вовсе сократился сразу на 5,1 %.

Гончарук же на прощание заявил, что в его правительстве не было коррупции, страна получила рекордно низкую инфляцию, удачно разместила еврооблигации и выставила на приватизацию множество гособъектов. “Я надеюсь, что этот курс будет продолжен”, — завершил он свою речь.

Удивительно, но преемник Гончарука буквально через несколько часов заявил, что “курс будет продолжен”. Правда, говорил Шмыгаль об основных направлениях и приоритетах, изложенных в программе президентской партии Слуга народа (СН).

Нарастающее негодование

Разговоры о кадровых ротациях в Кабмине продолжались несколько месяцев, а с 1 февраля в Офисе президента (ОП) проходили собеседования с кандидатами в министры. Этим кроме президента занимался Андрей Ермак, недавно заменивший на посту главы ОП Андрея Богдана, а также помощник главы государства Сергей Шефир.

Но изначально концепция перезагрузки Кабмина выглядела мягче: и в ОП, и в Кабмине искали кандидатов лишь на несколько министерских портфелей. Например, речь шла об эпицентре ряда скандалов — Минздраве. Кроме того, часть ведомств хотели разукрупнить: в частности, вернуть Минагро, некогда поглощенное Министерством экономики. А в Министерство временно оккупированных территорий, отделенное от Минветеранов, подыскали нового главу — Алексея Резникова, представителя Украины в рабочей подгруппе по политическим вопросам Трехсторонней контактной группы в Минске. Также в Кабмин искали нескольких вице-премьеров — по экономической части и по соцполитике. “Я думаю, будут усиления отдельных направлений”, — неделю назад заявил НВ первый вице-спикер Руслан Стефанчук, один из лидеров СН.

Он признал, что во фракции СН есть депутаты, недовольные отдельными действиями правительства и плохой с ним коммуникацией. Мол, каждый понедельник на Банковой проходят совещания с участием президента, руководства ВР и членов Кабмина, на которых обсуждаются проблемные моменты. “У нас бывают очень жаркие споры”, — резюмировал Стефанчук.

Один из депутатов фракции СН признался НВ на условиях анонимности: “Мы [депутаты президентской политсилы] спрашивали у Гончарука: зачем он делает то‑то и то‑то? И он не мог объяснить”.

“Если Гончарук был нашим планом А, то потом возник план Б”, — объяснил НВ источник в ОП. Иными словами, на Банковой решили принять кардинальные меры.

фото 1

УШЛИ НЕ ВСЕ: 4 марта премьер Алексей Гончарук (справа в первом ряду ложи) и его команда попрощались с парламентом. А затем один из ее членов — Денис Шмыгаль (через одного от Гончарука) — вернулся, но уже в статусе главы правительства

Плюсы и минусы плана А

Кабмин Гончарука формировался под определенный запрос общества на новые лица, считают эксперты. И команда молодого премьера за полгода многое успела сделать.

Владимир Дубровский, старший экономист экспертного центра Case Ukraine, говорит, что стараниями министра финансов Оксаны Маркаровой удалось снизить стоимость заимствований для нужд госбюджета. Вслед за этим снизилась ставка Нацбанка, что будет способствовать росту экономики. Также Дубровский отмечает серьезную работу правительства по земельной реформе и запуск им процесса большой приватизации.

Упрек же Зеленского в адрес Гончарука, касающийся падения промпроизводства, эксперт считает не вполне состоятельным. Этот показатель снизился из‑за укрепления в 2019 году на 19 % гривни, которому обыватель так сильно радовался, говорит Дубровский.

Главная причина отставки Гончарука — это падающие рейтинги власти
Анатолий Октисюк,
эксперт центра Дом демократии

По его словам, многие индустриальные лоббисты считают, что развитие экономики равно развитию промышленности. Но подобное утверждение было верным в XIX веке, сейчас же в экономиках развитых стран доля промышленности составляет лишь 10–15 %, поэтому стоит развивать другие отрасли.

При этом Дубровский уверен, что Кабмину Гончарука явно не хватало сильного стратега. “История с укреплением гривни, которое ускорило провал промышленности, показывает несогласованность действий правительства”, — говорит он. В Кабмин, мол, нужно привлекать людей с современным пониманием экономики, которые видят ее связь с мировыми рынками.

А Глеб Вышлинский, исполнительный директор Центра экономической стратегии, отмечает в качестве позитива то, что Гончарук и Ко не придумывали и не реализовывали коррупционных схем. “С точки зрения порядочности все с этим Кабмином было хорошо”, — считает он.

Правительству, по словам Вышлинского, удалось выйти из кризисных ситуаций: заключить с РФ контракт на транзит газа, успешно завершить бюджетный год, несмотря на нереалистичность макропрогноза профинансировать практически все бюджетные обязательства. Кабмин, по его мнению, шел по пути создания условий для инвестиций через макроэкономическую стабильность, снижение ставок, политику более доступных банковских кредитов для предприятий.

Недостатком ушедшей команды Вышлинский называет внешнюю причину — то, что во власти нет ярко выраженного центра экономической политики. Мол, есть несколько центров — в Кабмине, в ОП, среди депутатов. И все они видят положение вещей по‑разному. “Похоже на лебедя, рака и щуку из басни”, — объясняет эксперт.

План Б

Но причина отставки премьера лежит не в сфере экономических успехов Гончарука, уверены эксперты. Решиться на столь кардинальную встряску в правительстве, да еще и на фоне неподписанной программы сотрудничества с МВФ, надвигающейся угрозы коронавируса и незавершенности земельной реформы, Зеленский и его окружение могли лишь по причине падения рейтингов поддержки властной команды. Именно такую оценку действиям главы государства в беседе с НВ высказал политэксперт Октисюк: мол, у президента увидели, что что‑то идет не так и на это указывают итоги соц­опросов.

Поэтому‑то в ОП начали искать возможность задать новую динамику политическим и экономическим процессам в стране.

Президент надеялся добиться прорыва в мирном процессе и переговорах с РФ, но пока ситуация зашла в тупик. Поскольку не удалось достичь мира, у Зеленского решили обратить внимание на другие вопросы.

К тому же президент, как напоминает политолог Николай Давидюк, не забыл Гончаруку аудио­скандала — записей, сделанных неизвестными в Кабмине, на которых премьер отзывался о президенте как о человеке с примитивным пониманием экономических процессов.

Да и олигархи, по мнению целого ряда экспертов, не испытывали симпатий к правительству Гончарука, ждали ротаций в правительстве или его перезагрузки.

Показательно, что незадолго до голосования по отставке Кабмина правительство поменяло менеджмент в энергогенерирующей госкомпании Центрэнерго. По информации издания Зеркало недели, миллиардер Игорь Коломойский остался недоволен таким решением правительства. И об этом в ходе личной встречи с Гончаруком якобы и заявил Зеленский.

Как бы там ни было, но вскоре в ОП приступили к реализации плана Б. И тогда же, по информации НВ, премьер решил уйти в отставку.

Основным и единственным кандидатом на место Гончарука стал Шмыгаль — недавно перебравшийся из кресла главы Ивано-Франковской облгосадминистрации в Киев, на позицию вице-премьера, экс-менеджер энергохолдинга ДТЭК миллиардера Рината Ахметова.

Под крылом Шмыгаля оказалась команда с полностью переформатированным экономическим и социальным блоками, сдобренная некоторыми “старыми” кадрами: к примеру, остались непотопляемый глава МВД Арсен Аваков и главный “цифровизатор” Украины Михаил Федоров. И добавился Илья Емец — глава Минздрава, работавший еще в правительстве Николая Азарова.

Но сколь бы новой ни была команда Шмыгаля, тому стоит обратить пристальное внимание на историю предшественника. Ведь причины краха Гончарука остаются чрезвычайно актуальными — в них скрыты системные проблемы команды Зеленского. А потому правительство Шмыгаля может закончить свой путь точно так же, как и первый Кабмин.

Премьер для президента — это прежде всего громоотвод, собирающий на себя весь негатив. А новое правительство такое же переходное, как и прежнее, уверен Октисюк. И потому очередной кризис не за горами. Осенью в стране пройдут местные выборы: если президент увидит, что Шмыгаль тащит его рейтинг вниз, он попрощается и с ним.