Мнения

Наша домашняя работа

Что нужно сделать уже сегодня, чтобы завтра Крым мог стать свободным

Что нужно сделать уже сегодня, чтобы завтра Крым мог стать свободным

  

 

Алим Алиев, программный
директор Крымского дома

 

“Крим — це Україна!” — любят повторять как мантру чиновники разных мастей. Но в это все меньше склонны верить сограждане из материковой Украины, как говорят жители самого полу­острова.

За шесть лет оккупации проведены сотни акций, дискуссий и выступлений, на которых раз за разом обсуждались темы вроде “Что же произошло в феврале 2014 года?” и “Как там в Крыму?”. Так вот. Пришло время задуматься о другом: какие действия стоит предпринять сейчас, чтобы завтра увидеть полуостров свободным?

Как прилежный ученик попытаюсь очертить наше домашнее задание по крымоведению.

 

1. Нам нужна работающая стратегия по возвращению полуострова. План, который не будет пылиться на полках, а станет шаг за шагом воплощаться и государством, и гражданским обществом. В его основе должна лежать глубокая аналитика и четкое понимание вектора движения. Стратегия, способная сделать невозможными компромиссы вроде обмена Крыма на ОРДЛО и торгов по подаче воды на полуостров. Когда в геополитическом пасьянсе мы будем субъектами, предлагающими решения международным партнерам, а не наоборот. Когда мы — страна, которая не разменивает свои территории на сиюминутные экономические и политические выгоды.

О полуострове говорят все меньше

И первое, что можно было бы сделать, — это изменить статус полуострова на крымскотатарскую национально-территориальную автономию, чего очень ждет сам коренной народ Украины, ведь таким образом появится возможность со времен депортации не просто сохранить себя, а наконец взять ответственность за свою родину.

Кроме того, соотечественники должны понимать, что изменится после деоккупации и за какие правовые буйки лучше не заплывать, иначе незнание порождает неприятие и страх.


2. О Крыме говорят все меньше.
Мониторинги телевизионных новостей свидетельствуют о том, что тема Крыма присутствует в пределах статистической погрешности. О полуострове вспоминают лишь событийно, когда приближается очередная годовщина или возвращаются наши политзаключенные. Хотя в Крыму есть свои локальные герои и свои жизненные вызовы. Об этом нужно рассказывать и их важно поддерживать. Так же, как крымские институты в Киеве, Херсоне и Львове.

Солидарность и эмпатия — то, что помогает нам оставаться по обе стороны бутафорской границы на одной волне. Меньшее, что может сделать каждый, — написать письмо политзаключенному, поддержать его детей, позвонить, пригласить в гости родственников, друзей и знакомых с полуострова. Ведь они там живут в перманентном страхе и напряжении, мы же должны стать для жителей Крыма не только патриотическим выбором, но и ключевым носителем европейской цивилизации, в отличие от России, которая с каждым годом все больше утопает в своем авторитаризме и беззаконии.
  

3. Сильная крымскотатарская и украинская идентичности на полуострове — фактор национальной опасности для России. Поэтому Москва пытается превратить жителей Крыма в “крымский народ” — симулякр по аналогии с “советским народом”, который не знает своих корней и не заботится о культурном наследии, не говорит на своем языке, а в слове “свобода” чует угрозу. “Крымский народ” отчетливо отождествляет себя с Россией, охотно верит в фальсифицированную историю и ждет камней с неба.

И здесь очень важно сфокусироваться на поколении next — детях, чьи ценности формирует уже аннексированная реальность, тех, кто, скорее всего, не будет питать сантиментов и каких‑либо чувств ко всему украинскому, если их вовремя не привить.

Часто в контексте Крыма говорится о его милитаризации, но меня больше настораживает милитаризация сознания. У школьников, например, практикуются кадетские классы и юнармии — квазимилитарные объединения, в основе которых российский воинственный нарратив с вражескими государствами по всему миру; даже в детских садах могут буллить за отсутствие семейной фотографии с “крымской весны 2014 года”. Современные технологии, а также нетривиальный подход в образовании и медиа позволяют достучаться до тех, кто уже завтра может принимать решения на полуострове.

К шестой годовщине оккупации мы провели акцию, где использовали метафору Крыма как соли Украины. Соль, соединившая с помощью чумаков полуостров с материком, соль Черного моря, чей привкус вспоминается на губах, соль, без которой блюдо будет пресным и незавершенным. Наличие стратегии, эффективная двусторонняя коммуникация, сохранение идентичности и работа с молодым поколением — это та крымская щепотка соли, в которой нуждается украинская повестка дня сегодня.