Страна

Дерзость украинской мечты

Средняя зарплата в $ 1 тыс. вполне может стать национальной идеей

Средняя зарплата в $ 1 тыс. вполне может стать национальной идеей. Как ее реализовать?

 

Иван Верстюк, Максим Бутченко

  

 

В декабре в Украине пал серьезный психологический барьер — впервые в новейшей истории страны средняя зарплата достигла отметки в $ 500, составив почти 12,3 тыс. грн. Это все еще меньше, чем аналогичные показатели в Эстонии или Польше, но выше, чем в Молдове и Албании.

Рост в долларовом выражении по сравнению с декабрем 2018‑го составил около 35 %, в гривневом — порядка 10 %. За подобную прибавку соотечественники могут благодарить укрепившуюся гривню и улучшившееся финансовое состояние действующих на нацио­нальном рынке компаний.

Таким образом в глазах соотечественников начал обретать реальные черты фантом, созданный недавно президентом Владимиром Зеленским: в ходе одного из своих выступлений глава государства заявил, что поставил перед собой цель — до конца президентского срока, то есть за следующие четыре с половиной года, средняя украинская зарплата должна сравняться с польской.

Поляки получают в среднем $ 1,3 тыс. в месяц — для Украины достижение подобной “планки” выглядит крайне амбициозной задачей. И даже может стать новой национальной идеей.

Причем строго равняться на Польшу совсем не обязательно. Опросив ряд экспертов, НВ убедился: даже ежемесячный заработок в $ 1 тыс. позволит широким массам соотечественников ощутить качественно иной уровень жизненного комфорта, даст возможность рассчитывать на получение всех необходимых медицинских и образовательных услуг и поможет почувствовать реальную уверенность в завтрашнем дне.

Несколько лет назад редакция НВ именно так и сформулировала свой вариант нацидеи — “средняя зарплата в $ 1 тыс.”, и тот материал вызвал большой резонанс среди читателей.

Похоже, Зеленский хочет чего‑то подобного.

Национальная идея — причина, почему люди живут вместе, считают друг друга членами одного сообщества и готовы жертвовать ради этого сообщества
Валерий Пекар,
преподаватель Киево-Могилянской бизнес-школы

“Национальная идея — причина, почему люди живут вместе, считают друг друга членами одного сообщества и готовы жертвовать ради этого сообщества”, — говорит по этому поводу Валерий Пекар, преподаватель Киево-Могилянской бизнес-школы. И если обычно украинцы мыслили о такой идее либо в контексте освободительной борьбы за собственное государство, либо как о составном элементе противостояния любым общественным проблемам, то сейчас, мол, пришло время говорить об объединяющем начале экономического созидания.

Но достигнуть уровня даже в $ 1 тыс. означает удвоить нынешний показатель средней заработной платы в стране. Подобный “подвиг” потребует усилий не только государства и чиновников, но и бизнесменов, компаний-работодателей, а также самих граждан-работников. И если все стороны процесса возьмутся за дело, то это действительно сплотит страну.

“Рост порождает рост, а успех порождает успех, — уверен Андерс Аслунд, экономист и старший научный сотрудник Атлантического совета в Вашингтоне. — В такой среде рождается новая ментальность”.

По оценкам социологов, украинцы все 29 лет независимости надеялись, что явится некий госдеятель, который спасет их от проблем. Бедность при этом они воспринимали как слепой фатум, из‑под влияния которого выбраться практически невозможно. Однако сейчас сложилась ситуация, когда люди, берущие на себя полную ответственность, могут и сами вырваться вперед, и других подтянуть к новому качеству жизни.

Рост украинской экономики в 2020‑м ускорится до 4 %, ожидают в инвестиционной компании Dragon Capital, владеющей медиа­холдингом НВ. “Структурные реформы, которые уже были приняты или планируются, как, например, земельная и налоговая, должны поспособствовать такому росту”, — подчеркивает Томаш Фиала, глава Dragon Capital.

Успехи страны в целом рано или поздно приведут к появлению новых рабочих мест и к поиску работодателями новых квалифицированных сотрудников. А те, в свою очередь, будут стараться наращивать свои компетенции. Вся эта цепочка и приведет к увеличению доходов всех граждан.

Борьба с теневой экономикой, инвестиции и эффективная госполитика позволят нарастить среднюю зарплату в Украине до уровня $ 1 тыс. за последующие пять лет, считает Анатолий Амелин, директор экономических программ Украинского института будущего. “Если, конечно, у власти будет такая цель”, — оговаривается он.

 

Помоги себе сам

Ключевой параметр, лежащий в основе роста зарплат, — продуктивность труда. Соотечественники с этим параметром не особо дружат: один украинец в год создает $ 8,2 тыс. ВВП, а один поляк — целых $ 38,3 тыс. Это значит, что за каждый час житель Польши успевает сделать в четыре раза больше работы.

Поэтому, по мнению Анны Деревянко, исполнительного директора Европейской бизнес-ассоциации (ЕБА), гражданам Украины стоит начать максимально развиваться и инвестировать в себя: в повышение продуктивности и эффективности собственного труда, а также в новые знания — хотя бы в изучение английского.

“Способность страны со временем улучшать уровень своей жизни почти полностью зависит от ее способности производить больше из расчета на одного сотрудника”, — писал в своей колонке для The New York Times Пол Кругман, лауреат Нобелевской премии по экономике.

Впрочем, без государства в этом вопросе не обойтись. Крупная консалтинговая компания Boston Consulting Group (BCG), которая разрабатывает стратегии развития для стран и городов, приводит свой рецепт повышения продуктивности труда: инвестиции в инфраструктуру, доступное образование, улучшение регулирования рынка труда, а также прогресс в секторе международных торговых и бизнес-отношений.

Зарплаты растут, когда ваши навыки становятся более ценными или более дефицитными для работодателя
Анна Вахитова,
эксперт по рынку труда и профессор Киевской школы экономики

В BCG считают, что правительство могло бы активно работать над этой самой продуктивностью. Например, предоставляя специальные гранты и фонды работодателям и предпринимателям, а также предлагая им формы государственно-частного партнерства.

Недавно стартовавшая с подачи премьера Алексея Гончарука программа доступных кредитов для малого бизнеса под 5‑7-9 % — один из подходящих для такого случая инструментов.

Изобретать что‑то еще Кабмину необязательно — можно просто обратиться к опыту Сингапура. Тамошний Совет экономического развития предоставляет специальное финансирование для повышения результатов труда сотрудников. Действующая в этом городе программа управления продуктивностью предлагает менеджерам среднего звена возможность получить новые знания о том, как управлять рабочими процессами. Она на 90 % покрывает расходы малого и среднего бизнеса на образование сотрудников (и на 70 % — для больших компаний).

“Зарплаты растут, когда ваши навыки становятся более ценными или более дефицитными для работодателя”, — подчеркивает Анна Вахитова, эксперт по рынку труда и профессор Киевской школы экономики (КШЭ). В этой связи она озвучивает вопросы, которые должны возникнуть в голове каждого работника, надеющегося на профессиональный рост: “Когда я в последний раз интересовался новинками в своей отрасли? А не в своей? Немало прорывных идей рождается из сторонних наблюдений”.

Вахитова напоминает, что не последнее место в параметре “продуктивность труда” занимает такой фактор, как самочувствие: если сотрудник плохо спит, плохо питается, не занимается спортом, то он быстро утомляется и не может производить достаточно много ВВП.

“Зачастую для достижения большей зарплаты придется и больше работать”, — добавляет Глеб Вышлинский, директор Центра экономической стратегии.

При этом ряд исследований показали: украинцы при наличии выбора зачастую предпочитают высокой зарплате более расслабленный рабочий график. На этом основании сформировалась экономика фриланса — неполной рабочей занятости, однако ей явно не хватает организованности.

Маркетинговая компания GfK еще в 2016 году исследовала вопрос и пришла к выводу: лишь 37 % украинцев верят, что тяжелый труд приносит более высокое качество жизни. Остальные 63 % считают, что жизненный комфорт достижим только благодаря личным связям и всевозможным счастливым случайностям.

Как однажды отметил Владислав Рашкован, заместитель главы МВФ, в неразвитых странах лотереи очень популярны именно по той причине, что люди там больше верят в удачу, чем в собственные силы.

НВ поинтересовался, как реальные украинские топ-менеджеры принимают решения о повышении зарплаты своим сотрудникам. Евгений Шевченко, генеральный директор пивной компании Carlsberg Ukraine, ответил, что в таком случае у них принимают во внимание стоимость данной позиции на рынке и результативность сотрудника, претендующего на повышенное вознаграждение.

    

 
Национальная черта: Социолог Инна Волосевич указывает на украинский стереотип: уверенность, что в стране невозможно честно заработать большие деньги

  

 

На пути к высоким зарплатам соотечественникам стоит избавиться и от некоторых стереотипов. Инна Волосевич, заместитель руководителя социологической компании InfoSapiens, первым из них считает глубокое убеждение, царящее в головах значительной части сограждан, что больших заработков невозможно добиться честным путем.

Второй стереотип касается женщин: в обществе принято считать, что они не должны много работать, а обязаны быть образцовыми женами и матерями. В нынешней демографической ситуации, когда на 20,01 млн женщин в стране приходится 17,28 млн мужчин, рассуждать по‑добным образом неприемлемо даже по чисто экономическим причинам.

А ведь есть еще стереотипность мышления молодых: по оценкам социологов, только половина подростков в стране выбирают специальность, соответствующую их интересам и способностям. Остальные либо вообще не знают, чем хотят заниматься во взрослой жизни, либо плывут по течению. “Много зарабатывать, занимаясь нелюбимой работой, значительно сложнее, чем в случае, когда ты занят тем, что тебе нравится”, — говорит Волосевич.

 

Выйти из тени

Институт экономической политики США подсчитал, что за последние 30 лет в Штатах при росте общей продуктивности на 64 % и прибавке ВВП на 149 % реальная зарплата девяти из десяти местных работников выросла лишь на 15 %. И произошло это в основном в 1995–2000 годах, когда в глобальной экономике царила весьма благоприятная конъюнктура.

Американский кейс показывает, что без вмешательства государства, которое имеет инструменты перераспределения доходов, даже в развитых экономиках бизнес не станет по собственной воле ломать голову над кардинальным улучшением финансового положения рядовых граждан.

Как уточняет Шевченко, гендиректор Carlsberg Ukraine, никакие увещевания предпринимателей в данном случае не помогут, ведь в конечном итоге все решает рынок.

В этой связи Владимир Дубровский, старший экономист экспертной организации Case Ukraine, указывает на четыре обязательных “упражнения” для украинского Кабмина. Именно их выполнение, по его мнению, поможет стране в ближайшее время подойти к вожделенному уровню средней зарплаты в $ 1 тыс.

Ресурс для повышения зарплат у бизнеса есть
Михаил Демкив,
финансовый аналитик инвестиционной группы ICU

Первое из них — это пенсионная реформа с переходом от солидарной системы к накопительной. Она позволит со временем сформироваться рынку сбережений, который станет для экономики дополнительным стимулом для развития.

Второе — снижение налога на доходы физических лиц. Если в Украине он составляет 18 %, то в Болгарии — 10 %, а средняя болгарская зарплата при этом равна $ 728.

Третье, по мнению Дубровского, это максимально благоприятный климат для предпринимательства. “Нужно, чтобы активы использовались наиболее эффективным способом”, — говорит эксперт, указывая на тысячи “спящих” госпредприятий, которые могли бы генерировать доходы и создавать рабочие места.

Четвертое — удержание украинских талантов от эмиграции. Чтобы именно в Киеве, Харькове, Львове и Одессе возникла критически важная прослойка людей среднего класса, удерживающая зарплаты на достигнутом уровне. При этом Дубровский подчеркивает: рост зарплат может и должен быть критерием для оценки работы всего правительства — от Минэкономики до Минздрава.

Прямой враг высоких официальных заработков в Украине — теневая экономика.

В этой связи Николай Скавронский, коммерческий директор сети медлабораторий Синэво, приводит такой пример: если у них медсестра официально зарабатывает до 18 тыс. грн чистыми, а в соседних клиниках доходы на аналогичной позиции вдвое ниже, то это означает лишь то, что конкуренты половину денег платят сотрудникам в конвертах.

По оценке консалтинговой компании Ernst & Young, объем “тени” в стране составляет 846 млрд грн, или 23,8 % ВВП. Иными словами, четверть деловой активности потеряна как для налогообложения, так и для развития нацэкономики.

Из этого показателя почти 20 % — это “наличная” теневая экономика, а еще около 4 % — неденежная экономика, то есть домашнее производство товаров для собственного использования.

фото

Взял пример: По уровню средней зарплаты Владимир Зеленский намерен ориентироваться на Польшу (на фото — вместе с Анджеем Дудой, польским президентом)

Зарождение роста

И опрошенные НВ эксперты, и правительство уверены: в будущем в кошельках украинцев заведется больше денег.

Глобальная экономика в 2019 году прошла в своем замедлении низшую точку. И теперь спрос на украинский экспорт — железорудное сырье, зерно и технологические продукты — с высокой вероятностью станет расти. А это, в свою очередь, принесет большие доходы сотрудникам, работающим в компаниях из соответствующих секторов экономики.

“Ресурс для повышения зарплат у бизнеса есть”, — уверен Михаил Демкив, финансовый аналитик инвестиционной группы ICU. В докризисный период доля оплаты труда наемных сотрудников в украинском ВВП составляла почти 50 %, но в 2014–2016 годах она упала до 37 %. Сейчас этот показатель подобрался к 43 % и вполне может расти на 10 % в год при отсутствии внешних потрясений.

Вахитова из КШЭ считает, что украинцы могут получать зарплаты в $ 1 тыс. уже через 5–8 лет, лишь бы гривня укреп­лялась, а инфляция оставалась низкой.

В Национальном банке тоже настроены позитивно: проведенный регулятором опрос показал, что 94 % украинских предприятий ожидают в ближайшее время оживления деловой активности. Что же касается зарплат, то к концу 2019‑го, впервые за два года, стоимость трудовых ресурсов стала самым весомым фактором, влияющим на конечный размер отпускных цен, — об этом экспертам НБУ заявили в 57 % отечественных компаний.

В Международном валютном фонде, известном своими консервативными оценками, считают: при полном реформировании страны, введении полноценного рынка земли и успехах в деле изменения алгоритма работы украинских судов ВВП может прибавлять по 6 % ежегодно. В таком случае украинцы за 20 лет станут богаче на 60 %. И даже если экономика будет расти такими темпами, как сейчас, то есть на 4 % в год, соотечественники смогут на протяжении двух десятков лет рассчитывать на увеличение своих доходов на 20 %.

“Если Украина будет действительно проводить реформы, как она это делает сейчас, то тогда шаг за шагом развернется полноценный рост, ощутимый для каждого”, — уверен Андерс Аслунд.