Мир

Берегись автомобиля

Карлос Гон, обвиняемый в махинациях бывший топ-менеджер автогиганта Renault-Nissan, собирается снять фильм о собственных приключениях

Карлос Гон, обвиняемый в махинациях бывший топ-менеджер автогиганта Renault-Nissan, совершил невероятный побег из токийской тюрьмы, а теперь собирается снять фильм о собственных приключениях

 

Александр Пасховер

 

 

Из всех искусств важнейшим для Карлоса Гона становится кино. С его помощью изгнанный с должности глава автомобильного альянса Renault-Nissan-Mitsubishi собирается поведать зрителю, что его вынудило 31 декабря 2019‑го залезть в черный ящик и тайно улететь из Японии в Ливан.

Руководство Nissan подало в суд на беглеца, обвиняемого в финансовых махинациях, но достать бывшего топ-менеджера они не в силах: между Ливаном и Японией нет договора об экстрадиции.

Тем временем Гон нанял Майкла Овитца, экс-президента Disney и одного из основателей агентства по поиску актеров Creative Artists Agency, чтобы тот занялся подготовкой и организацией съемок фильма о дерзком побеге. Впрочем, речь в нем пойдет и о жизни некогда самого успешного топ-менеджера мирового автопрома.

“Считаю Карлоса Гона одним из самых гениальных, если не самым гениальным топ-менеджером современности и одновременно самым жестким из них”, — говорит Николай Захаренков, главред журнала Украина За рулем.

Именно эта жесткость в сочетании с дерзостью помогли Гону вывести из глубокого пике вначале Renault, затем Nissan, объединить их в альянс, присоединить к нему Mitsubishi, покрыть 10% мирового автопроизводства — и на пике успеха стать одним из самых высокооплачиваемых топ-менеджеров отрасли. Но все это было вчера: сейчас Гон прячется на родине предков — в Ливане, грозя оттуда обидчикам оружием массового воображения — художественным фильмом о самом себе.

photo_3

УШЕЛ В ТИРАЖ: Мировая пресса буквально взорвалась сообщениями об уголовном преследовании Карлоса Гона и его дерзком побеге из рук японского правосудия

Свалился с неба

Несколько лет назад Гона считали спасителем Renault и Nissan.

Сам “спаситель” родился в Бразилии, большую часть детства провел в Ливане, после школы перебрался на учебу в Париж. В 1978‑м, когда ему исполнилось 24 года, Гон пришел работать управленцем на французский завод по производству шин Michelin. В 30 лет он стал главным операционным директором Michelin Brazil — его послали спасать дочернее предприятие компании.

Гон, свободно владеющий как французским, так и португальским, справился: под его руководством всего за два года Michelin вернулась в Бразилии к своей прежней прибыльности. После чего героя командировали подтянуть североамериканское представительство Michelin, которое обеспечивало 40% общего оборота.

Успехи Гона в Южной и Северной Америке заметила другая французская компания — и в 1996‑м 42‑летний Гон принял предложение Луи Швейцера, президента Renault, желавшего возродить автопроизводителя из пепла.

Новый менеджер немедля разработал план “сокращения расходов на 20 млрд франков”. Тот включал и закрытие завода в бельгийском Вилворде — этот шаг вызвал большой скандал в Европе.

Но скандал — второе имя Гона: у него всегда есть цель и он никогда не видит препятствий. План “20 миллиардов” выполнялся строго по всем пунктам, и с 1997‑го Renault пошел в прибыль. Вот тогда Гон и получил в медиа прозвище, закрепившееся за ним навсегда — Le cost killer (Убийца затрат).

В 1999‑м ок­репший Renault вошел в активы Nissan, слабеющего японского автопроизводителя, выкупив за $ 5 млрд пакет его акций размером в 36,8%. Тогда же Гона отправили в Японию — он стал первым иностранцем, который возглавил крупную местную компанию. Nissan в тот момент мог похвастать разве что долгом в $ 20 млрд и ежегодными убытками в $ 6 млрд.

Соглашение о создании автомобильного альянса между Renault и Nissan предусматривало, что три представителя французской компании войдут в админсовет японской фирмы, численность которого сократят до 10 человек. Гон в этой обновленной структуре получил созданную специально под него должность гендиректора по текущим операциям. Узнав о назначениях, тысячи сотрудников Nissan пришли в трепет: они уже были наслышаны о методах управления Le cost killer.

Все произошло очень быстро. 18 октября 1999 года Гон представил план возрождения Nissan, который мало чем отличался от прежнего плана возрождения Renault. Разве что теперь топ-менеджер был еще более беспощаден: он намеревался ликвидировать 21 тыс. рабочих мест по всему миру и закрыть пять заводов в Японии. Вдобавок Гон временно отменил всякие повышения по службе и упразднил Keiretsu — японскую бизнес-систему, при которой все компании промышленной группы объединены вокруг единого финансового центра — банка, что исключает возможность их поглощения другими участниками рынка.

Гон — один из самых сильных менеджеров со времен Ли Якокки 
Рауль Чилачава,
автор и ведущий автомобильного youtube-канала Две лошадиные силы

“Гон нагнул поставщиков, как никому еще не удавалось их нагнуть, — рассказывает Захаренков. — Только за счет снижения стоимости комплектующих он сократил расходы примерно на 20%”.

Le cost killer привлек французских и американских менеджеров для совместной работы с японскими коллегами и ввел английский язык в качестве корпоративного.

За три года Гону удалось ликвидировать половину задолженности Nissan и поднять валовую рентабельность до 4,5% оборота. В марте 2002 года Renault увеличил свою долю в капитале Nissan до 44,4%. В ответ Nissan выкупил у французского правительства всего 15% акций Renault.

В 2002–2003 финансовом году Nissan стал самым рентабельным в мире — с показателем более 10,5% — производителем автомобилей. Тогда же вышла в свет книга Turnaround: How Carlos Ghosn Rescued Nissan, а в ней автор Давид Маги записал: “Четыре переворота на четырех континентах. Только Карлос Гон сделал это: Michelin Brazil, Michelin USA, Renault, Nissan”.

Сам же Гон приступил к инвестированию более $ 1 млрд в строительство завода Nissan в США, еще столько же он отправил на выкуп предприятий в Китае.

В 2005‑м Гон стал гендиректором Groupe Renault, что сделало его первым человеком из списка Fortune 500, управляющим одновременно двумя компаниями. В 2013‑м он занял пост председателя российского автопроизводителя АвтоВАЗ (принадлежит Groupe Renault). Спустя три года Гон возглавил еще и японскую Mitsubishi Motors, вошедшую в альянс Renault-Nissan. Правда, для этого топ-менеджеру пришлось уйти из АвтоВАЗа.

Гон, пожалуй, первым в мире предрек светлое будущее электромобилям. В 2007‑м он выделил $ 5 млрд на разработку доступного автомобиля с нулевым уровнем выбросов. Так появился популярнейший Nissan Leaf. “Leaf остается даже на рынке подержанных машин одним из самых дешевых электрокаров, — поясняет Захаренков. — Он [Гон] сумел добиться очень низкой цены на этот автомобиль. Проект Leaf — его заслуга”.

В 2012‑м гендиректор Nissan Motor Гон третий год подряд стал самым высокооплачиваемым менеджером автомобильной отрасли Японии. Его вознаграждение достигло $ 12,5 млн (годом ранее было $ 12,2 млн). Тогда же Nissan впервые за последние 20 лет получил наибольшую прибыль среди всех японских автопроизводителей.

Семья Гона обзавелась недвижимостью в Париже, Токио, Рио‑де-Жанейро, Нью-Йорке, Бейруте. Операционные траты на его поездки и представительские функции исчислялись десятками миллионов долларов в год. Но Гон того стоил.

“Он один из самых сильных менеджеров со времен Ли Якокки [экс-президент компании Ford и бывший глава правления Chrysler]”, — говорит Рауль Чилачава, автор и ведущий автомобильного youtube-канала Две лошадиные силы.

Слова Чилачавы подтверждает результат, к которому Гон привел три возглавляемые им компании Renault-Nissan-Mitsubishi: объединенные в один альянс, они стали автогруппой № 2 в мире по продажам, уступая в количественном выражении лишь Volkswagen Group.

Но в ноябре 2018 года все рухнуло: Гона и его помощника арестовала токийская полиция.

photo_1

РОДНЫЕ СТЕНЫ: Бейрутский дом Карлоса Гона, за стенами которого и скрывается экс-глава автомобильного альянса Renault-Nissan-Mitsubishi

От тюрьмы и от сумы

Японская прокуратура обвинила Гона в занижении доходов на $ 44 млн. Nissan тут же объявил об отставке своего руководителя. Через несколько дней к демаршу присоединилась Mitsubishi. Следующий удар прилетел из США: комиссия по ценным бумагам США обнаружила, что Гон не раскрыл информацию о выплаченной ему Nissan компенсации в размере $ 140 млн. Топ-менеджер уплатил штраф в $ 1 млн, а Nissan — в $ 15 млн.

Во второй половине 2019‑го неудачи сыпались на Гона со всех сторон. К тому времени он был еще раз арестован токийской полицией и вышел под залог в $ 14 млн.

С подачи совета директоров Nissan бывшего топ-менеджера обвинили в финансовых махинациях на сумму, превышающую $ 80 млн. Гон все отрицал. Но это ему не помогло. Японское правосудие — одно из самых безжалостных в мире: всего 0,6% оправдательных приговоров. Эта статистика практически гарантировала Гону длительный срок заключения в токийской тюрьме.

И Le cost killer начал планировать побег из Токио в Бейрут.

Задача была сложной: Гону, человеку узнаваемому, нужно было проникнуть в аэропорт, попасть в самолет и пролететь незамеченным свыше 9 тыс. км.

Предположительно вся операция обошлась заказчику в $ 20 млн. Она была начата 29 декабря, а завершена 31 декабря. По данным японской газеты Asahi, Гон днем покинул свой дом в Токио и отправился в Осаку. Там его уложили на дно большого черного ящика, настолько большого, чтобы он не мог влезть в таможенный сканер.

Почему японские таможенники ничего не заметили — пока ответа на этот вопрос нет, но ящик оказался на борту чартера. Так он долетел до Стамбула и там был перевезен в другой самолет.

С момента вылета “груз” сопровождал представитель авиакомпании MNG Jet. Как сообщает BBC, ее сотрудник подделал записи и организовал два отдельных полета для Гона под чужими именами: из Дубая в Стамбул через японскую Осаку и из Стамбула в Бейрут.

New York Times пишет, что для побега требовалась опытная команда, в которую, вероятно, входил бывший американский спецназовец Майкл Тейлор. 30 января Япония выдала ордер на его арест, а также на арест его сына Питера Тейлора и еще одного предполагаемого сообщника — Джорджа-Антуана Заека.

А в Турции арестовали 11 человек, в их числе сотрудника MNG Jet и четырех пилотов — за содействие в организации нелегального рейса.

photo_2

БЕЗМЯТЕЖНОЕ ВРЕМЯ: Карлос Гон в спортивном автомобиле Renault Vision, который был представлен им в Монако в феврале 2016 года

Беспокойный

Оказавшись на свободе, Гон за­явил о своей невиновности и сообщил миру, что снимет с помощью 73‑летнего Овица киносагу о собственных приключениях.

Страсть к информационному шуму вокруг своей персоны — характерная часть самоидентификации ливанских христиан, к которым относится воспитанник иезуитской школы Карлос Гон. “Для ливанцев характерна такая показушность, взрослое ребячество”, — говорит Дмитрий Чекалкин, украинский шоумен, востоковед и арабист, а в прошлом — военный переводчик.

Но у Гона могут быть и более веские причины для начала собственной кинокарьеры. Мировое информпространство буквально переполнено историями о VIP-беглеце, в которых Гон выглядит высокопоставленным жуликом. В подобном духе высказываются даже топ-издания — Bloomberg, Wall Street Journal, BBC.

По версии же Гона, суть конфликта сводится к заговору совета директоров Nissan и ряда японских правительственных чиновников, которые выступили против его планов по более тесной интеграции компании с ее главным акционером — Renault SA. Беглец говорит о зависти коллег, коррупции в правительстве, правовом нигилизме в судах.

Такую версию легко озвучить, но тяжело продать. Гон, похоже, это понимает, а потому вместо спокойной пенсии в Ливане выбрал поход в кино.

“Через кино можно быстрее сформулировать легенду, некий ответный шаг”, — считает Олег Кохан, генпродюсер украинской кинокомпании SOTA Cinema Group. Правда, уточняет он, самого скандала недостаточно: в сюжет должна быть вплетена нить — преступная вовлеченность правительства, темные международные финансовые схемы, отмывание больших средств. Это и станет новой реальностью, в которую поверят если не все, то многие.

“Люди же судят о событиях Второй мировой или о полетах в космос из того, что они видели в кино, а не из того, что было на самом деле, — уточняет Кохан. — Кино дает глубину, переживание, чего трудно достичь сюжетами в медиа”.

А что же покинутый Гоном автоальянс? “Renault-Nissan-Mitsubishi ждут темные времена, ибо только Карлос понимал, что с этим всем делать, — говорит Чилачава. — По сути, этот мужик был отличным стратегом и гениальным тактиком”.