Мнения

Параллельная Родина

Рядом с нами, может быть, даже в соседних квартирах и на соседних улицах, живут те, кто любит совсем другую страну и независимую Украину родиной не считает

Рядом с нами, может быть, даже в соседних квартирах и на соседних улицах, живут те, кто любит совсем другую страну и независимую Украину родиной не считает

   

  

Андрей Кокотюха, 
писатель, киносценарист 

 

Телевизор выходного дня — это старые фильмы о главном. А что для народа любой страны главное? Чувство личной безопасности. Ее гарантирует своим гражданам сильная, непобедимая Родина. Поэтому в ближайший уик-энд телеканал Интер предлагает подборку кинолент о защитниках Отечества. Репертуар сопровождается слоганом, четко определяющим адресата: “Всем, кто остался верен своей Родине”.

Если вы думаете, что покажут Киборгов, Иловайск или Позывной Бандерас — новое кино о тех, кто защищает Украину, то ошибаетесь. Анонсированный показ приурочен к дате, имеющей агрессивное, враждебное содержание не только для украинцев. Красная армия, после Второй мировой войны переименованная в Советскую, угрожала Европе, видела своим вероятным противником Америку, а многие страны испытали ее агрессию на себе.

Думаю, уже понятно: речь о 23 февраля, дате, которую в СССР назвали днем создания Рабоче-крестьянской красной армии (РККА). Девизом армии была фраза “За нашу советскую Родину!”. Смотреть подборку фильмов в определенный день телевидение призывает всех, кто остался верен своей Родине. Круг замкнулся.

Да, в Украине есть медиа, культивирующие советское прошлое. Но в их критике нет смысла. Как и в попытках доказать сотням тысяч сограждан оккупационный характер советского режима. И заодно — виновность той армии в военных преступлениях. Вспомнив о кровавом подавлении сопротивления украинских крестьян колхозному строю в 1930‑е, мародерстве, грабежах и изнасилованиях в Восточной Европе весной 1945‑го, танках в Будапеште 1956‑го, Праге 1968‑го, афганском десятилетии. Но разочарую: для тех, кто остался верен своей Родине, это не преступления, а военные победы и воинские операции.

Людей, для которых взгляды на жизнь стали религией, перековать невозможно

Я уже успел много раз убедиться: людей, для которых взгляды на жизнь стали религией, перековать невозможно. Сколько примеров и фактов в свою пользу ни приводи, в ответ услышишь искреннее: “Ты врешь, а то — пропаганда!” Американская, фашистская, бандеровская — нужное подчеркнуть. Понимая бессмысленность просветительской работы, все равно ощущаешь дискомфорт, ведь у советской армии в Украине по‑прежнему миллионная ауди­тория поклонников. И это заставляет оглядываться на улице, думать о том, как бы не повернуться спиной к одному из них. Ведь эти силы зла, цитируя Конан Дойла, действуют безраздельно.

А что если послушать психологов — и поменять для себя отношение к ситуации, которую не в силах изменить. Такой подход позволит даже поблагодарить тех, кто не дает расслабиться и забыть: моим кругом общения моя страна не ограничена. Я советовал бы коллегам не забывать о том, что рядом с нами, может быть, даже в соседних квартирах, и наверняка — на соседних улицах живут сограждане, которые остались верны своей Родине. И независимую Украину, воюющую с той советской армией, они родиной не считают.

Это не обязательно консервативные пенсионеры, ровесники Второй мировой, для которых та война по‑прежнему Великая Отечественная. Многим из них всего за пятьдесят, активный возраст. Определить их достаточно просто. Спросите: “Что советский солдат делал в Афганистане?” Если услышите: “Выполнял интернациональный долг”, можете не спрашивать, чей Крым. Я своими глазами видел одного такого шесть лет назад, когда Майдан полыхал, а митингующие выносили мертвых и раненых. Тот тип орал в трубку: “Дайте мне людей, приказ и двадцать четыре часа — ихнего Майдана не будет!”

Это не равнодушная молодежь, которая танцевала на дискотеках в спальных районах в тот момент, когда горел Дом профсоюзов. Тем, кто остался верен некоей параллельной Родине, как раз не все равно. Их ностальгия по армии, которую боялся весь мир, легко конвертируется в голоса, отданные на выборах за пророссийские партии.

Наконец — о самом важном. Телевизор не только по случаю 23 февраля напоминает о параллельной Родине, призывая хранить ей верность. В своей юности эта же аудитория имела представление об окружающем мире тоже благодаря телевизору. Признаю, показывали качественные сказки. Но реальность, созданная в СССР усилиями медиа и массовой культуры, в те времена была такой же параллельной. Как тогда, так и нынче миллионам зрителей говорят и показывают такое, чего в той стране, по которой они ностальгируют, не было в помине.

Помешать процессу может только действующий закон. Но пока параллельный мир не подвластен действию законов, лучше знать о его существовании. Чтобы самим не уйти в параллельную Родину. Только созданную собственным воображением.