Бизнес

Дежавю Козырной карты

После ареста и потери всего имущества экс-владелец первой ресторанной империи страны возвращается в дело

Андрей Задорожный, экс-владелец канувшей в Лету Козырной карты — первой ресторанной империи страны, после ареста и потери всего имущества пытается вернуться в дело  

 

Александра Некращук

 

 

Андрей Задорожный достает из кармана телефон, несколько раз касается пальцем его экрана — и музыка в обеденном зале ресторана, где он проводит встречу с НВ, становится тише. “Неудобно разговаривать”, — пожимает плечами Задорожный.

Повелевать музыкой здесь, в открывшемся в ноябре 2019‑го на столичном Подоле ресторане Дежавю, ему несложно: Задорожный реанимировал на новом месте легендарное в прошлом заведение, совладельцем которого он был.

Старый Дежавю в начале 2000‑х размещался возле Оперного театра, а затем перебрался на реку Днепр. Там, на Набережной, он и закончил бы свою жизнь — партнеры Задорожного решили закрыть заведение в сложный для самого бизнесмена период. Но ресторатор вдохнул в полузабытую идею жизнь, перевезя на новое место не только бренд, но и практически всю обстановку ушедшего на финансовое дно Дежавю-1.

Начинать с нуля Задорожный умеет: он едва ли не первым в стране научился делать большие деньги на ресторанном бизнесе. За первые полтора десятка лет украинской независимости этот предприниматель создал крупнейший национальный рестохолдинг Козырная карта, объединивший более сотни заведений. В 2007 году состояние Задорожного оценивали в $ 100 млн.

Но затем жизнь ресторатора дала трещину такого размера, что все его дело рассыпалось. В феврале 2019‑го, после тяжелой и продолжительной финансово-уголовной болезни Козырная карта официально объявила о своем закрытии.

Но Задорожный уже поворачивает время вспять — он выстроил небольшую сеть из трех заведений в Киеве: тот самый Дежавю, а также Самогон-бар, Сулугуни. Ольга Насонова, генеральный директор компании Ресторанный консалтинг, говорит, что это неплохие заведения со своей аудиторией. Например, она оценивает продажи Сулугуни приблизительно в 2–2,5 млн грн в месяц, а прибыль — в 0,5 млн грн.

Сможет ли ресторатор повторить успех?

 

раст2

КРЕПКИЙ ТЫЛ: Андрей Задорожный говорит, что его спутница Ирина Турбаевская (на фото справа) и дочь Ольга (слева) могут изменить его точку зрения практически по любому вопросу

Лихие 1990‑е

Личная ресторанная история Задорожного началась в киевском кемпинге Пролисок — структурной единице советского Интуриста. Туда будущий совладелец Дежавю в самом конце 1980‑х устроился на работу барменом.

Интурист обладал монополией на обслуживание приезжавших в СССР туристов из других стран. А его сотрудники имели прямой доступ к этим самым иностранцам и, что важнее, к их деньгам.

Вот и Задорожный не только готовил гостям Союза коктейли, но еще и фарцевал — менял валюту: по советским законам это было уголовным преступлением, а по законам советской жизни — невероятно прибыльным делом.

На выгодном месте Задорожный проработал полтора года: в 1989‑м его уволили за драку. “Набил морду директору [Пролиска]. Это нужно было сделать давно”, — вспоминает Задорожный, затягиваясь сигаретой.

К слову, бывший бармен уже более 20 лет не употребляет спиртное.

После скандала Задорожный перешел в другой ресторан, где познакомился со своим будущим партнером — Дмитрием Потеховым, который работал там же поваром. В то время в Союзе уже разрешили частную предпринимательскую деятельность, и друзья решили открыть свое заведение, вложив в него по 10 тыс. руб­лей. По тем временам это была серьезная сумма — ее хватило бы на покупку четырех автомобилей.

Партнеры арендовали у Гастрономторга — подразделения министерства торговли СССР — помещение бывшего мясного магазина, где и открыли ресторан Гурман.

Вечеринок нет уже давно, но многие о них вспоминают до сих пор 
Андрей Задорожный, ресторатор

Для любого современного ресторатора эта история покажется в высшей степени удивительной, но создатели Гурмана сознательно вышли на рынок, на котором царил жесткий продуктовый дефицит. Напарники доставали все необходимое через спецсистему снабжения, которой могли пользоваться партийные лидеры, ветераны, инвалиды, герои войны или труда. Помогло и сотрудничество с арендодателем, тем самым Гастрономторгом.

В долю взяли уголовных авторитетов, без которых избавиться от постоянных набегов бандитов было невозможно. Именно так об этом написал сам Задорожный в своей книге Мысли вслух, которую он издал при поддержке спутницы жизни Ирины Турбаевской.

Дела у партнеров шли неплохо и вскоре на столичном проспекте Победы они открыли ресторан Нон Стоп, а затем и еще один — Майами Блюз.

Посетителям новые заведения понравились, хотя по нынешним меркам их ключевые преимущества перед конкурентами кажутся само собой разумеющимися: там гостям не хамили, в отличие от советских заведений, и не нужно было давать взятку официантам, чтобы забронировать столик. К тому же в Майами Блюз можно было прийти со своей рыбой — и повара ее готовили.

Ресторанная сфера в те времена представляла собой почти непаханое поле: Задорожный вспоминает, что в 1980‑х в Киеве на 2 млн жителей было не более 20–30 заведений. Половина из них пользовалась дурной славой, и обычный советский человек не рисковал туда заходить. Попасть в остальные было сложно и дорого.

Еще более благодатным был клубный рынок — такого понятия, как “ночной клуб”, в столице, по сути, не существовало. И партнеры по Гурману и Майами Блюз в 1992 году открыли свое первое заведение этого типа — Голливуд. Еду там не предлагали, но никто ее и не просил, смеется Задорожный. В клубе выступали танцоры, для которых в Германии купили костюмы с перьями и стразами. В начале 1990‑х весь этот шик и блеск были в диковинку, поэтому на концерты в Голливуд шли толпы посетителей. Со временем на месте клуба открыли концерт-холл Freedom.

раст3

НА КОНЕ: Для нового ресторана Дежавю Задорожный использовал старый антураж , например, этот мотоцикл

Тучные годы

Золотые времена для ресторатора Задорожного наступили в 2000‑х, когда он вместе с партнерами создал Козырную карту.

Кроме старого друга Потехова в бизнес вошел Искандер Киримов. Этого человека писательница Светлана Зорина в своей книге Криминальный Киев некриминальным взглядом, которую сама автор называет документальной, описала как “коммерческого криминального авторитета”, распоряжавшегося деньгами бандитов. Еще одним партнером по Козырной карте стал Вадим Павленко. Упоминание этой фамилии можно найти на весьма специфическом ресурсе — сайте Украина криминальная: Павленко там называют правой рукой Киримова. НВ обратился за комментарием к Киримову через его адвоката, но он не ответил.

Сеть быстро росла. В 2006–2007 годах Козырная карта насчитывала около 100 заведений, среди которых был отель на воде Баккара, рестораны Мураками, Хуторок, Да Винчи, Шато де Флер и другие.

Задорожный с партнерами не только создал первую рестоимперию, но еще и раньше конкурентов запустил масштабную программу лояльности: рестораны Козырная карта распространяли среди клиентов карты, по которым можно было получить скидку не только в заведениях сети, но и в других компаниях. Например, медклиники Медиком и Борис сбрасывали владельцам “козырных карт” 20%.

Я уверен, что все его [Задорожного] проекты будут успешными
Михаил Бейлин, совладелец сети La Famiglia

Один из бывших сотрудников Козырной карты на условиях анонимности рассказал НВ, что в тот период Задорожный занимался оперативным управлением, вникая во все нюансы. Он даже вычитывал каждый номер корпоративного журнала Zeфир, которым занималась спутница жизни ресторатора. И там же вел постоянную колонку под названием Мысли вслух.

Турбаевская рассказывает, что записки ее экс-супруга вызывали большой интерес у читателей.

А популярность всей сети поддерживали громкие вечеринки — Козырные Party, которые организовывались для 2–5 тыс. посетителей. На гулянья тратили колоссальные средства — до $ 4 млн, но и участие в них принимали звезды первой величины. “Можно было их не проводить? Можно, — рассуждает сейчас Задорожный. — Вечеринок нет уже давно, но многие о них вспоминают до сих пор. Я не думаю, что мероприятия подобного уровня еще будут проходить в Киеве”.

На одной из вечеринок в Дежавю Задорожный и познакомился с Турбаевской.

В 2012 году маркетинговый бюджет Козырной карты составил 12 млн грн, или примерно $ 1,5 млн (по актуальному тогда курсу), — очень солидная сумма.

К тому моменту в сети было 112 ресторанов, часть из них работала по франчайзингу. Партнерами Задорожного, в частности, стали бизнесвумен Светлана Миронова (сейчас — соучредитель сети La Famiglia), бизнесмен Дмитрий Галбмиллион, двоюродный брат Задорожного Александр Шишкин, а также Сергей Предко (владеет ресторанами Черный поросенок, Креп де Шин, Хинкали). Каждый из совладельцев развивал собственные заведения под крылом сети, привлекая инвесторов. Поэтому оценить общий оборот Козырной карты невозможно: консолидированной отчетности компания не вела.

Желающих работать под “зонтиком” Задорожного было много, однако в “клуб” попадали единицы. Большинство тех, кто сотрудничал с Козырной картой, не только получали хорошую маркетинговую поддержку, но могли заказать допуслугу — разработку меню, консультацию шеф-повара или управляющего. А еще сеть предоставляла нематериальный бонус — силу бренда: по словам Юрия Колесника, совладельца ресторана La Veranda и сети Файна Фамилия, если заведение работало под вывеской Козырной карты, это сигнализировало потребителю о его хорошем уровне.

 

раст4

СВОЯ АУДИТОРИЯ: Ольга Насонова из компании Ресторанный консалтинг считает, что заведения Задорожного привлекают гостей в возрасте 35–40 лет

На дне

В июле 2012‑го Задорожного неожиданно арестовали в Хорватии. Сам ресторатор рассказывает, что просто путешествовал тогда по миру с братом. Но украинские СМИ писали, что Задорожный покинул страну из‑за обвинений в махинациях с залогом по кредиту Родовид-банка, за что совладельца Козырной карты объявили в международный розыск.

По словам Александра Тищенко, адвоката ресторатора, уголовное преследование его подзащитного было связано с попытками неких “влиятельных людей в Украине” завладеть частью Козырной карты. Сам Задорожный к этим словам добавляет лишь то, что его фирмы долгие годы работали с Родовид-банком и проблем не было до той поры, пока в фин­учреждение не ввели временную администрацию.

В хорватском СИЗО Задорожный просидел год и три месяца. После чего его экстрадировали в Украину. “Там [в хорватской тюрьме] очень сильно пахло. Знаете, что я делал? Капал на вату парфюм и вставлял в нос”, — морщась, вспоминает Задорожный. Из украинской тюрьмы ресторатора вскоре выпустили: суд решил, что оснований для его задержания не было.

Из львовского СИЗО, где в тот момент находился Задорожный, его забирала жена. Она приехала на автомобиле с надписью Zефир — это было все, что осталось у бизнесмена.

К тому моменту в бизнесе Козырной карты Задорожному места уже не было: газета Коммерсант Украина писала тогда, что другие акционеры фактически ликвидировали управляющую компанию. Якобы это сделали для того, чтобы Задорожный не смог вернуть себе дело. “У сети около десяти акционеров, — цитировала газета на условиях анонимности сотрудника Козырной карты, — Задорожный был связующим звеном между ними, а также публичным лицом компании”. Кроме того, именно на основателя сети была оформлена большая часть кредитов, взятых на строительство ресторанов на воде, — то есть на базе кораблей, стоящих у киевских причалов на Днепре. У такого типа заведений как раз возникли нерешаемые проблемы — столичные власти запретили размещать заведения общепита и досуга на борту плавсредств.

В Фонде гарантирования вкладов физлиц на запрос НВ ответили, что Задорожный до сих пор должен Родовид-банку и Фидо­банку: “Банками осуществляются меры принудительного исполнения решений судов о взыскании долгов”.

Почему ресторатор не стал бороться за свой бизнес, выйдя из тюрьмы? Он не захотел обсуждать эту тему с НВ. Сказал лишь, что бросил все: в феврале 2019‑го управляющая компания Козырная карта была ликвидирована уже формально.

 

раст1

ВОЗВРАЩЕНИЕ: Андрей Задорожный не намерен покидать ресторанный рынок

Двойное дежавю

“Я сильно изменился”, — рассказывает Задорожный о себе нынешнем. Он живет в небольшом доме вдвоем с собакой и уверяет, что не нуждается в былой роскоши. И демонстрирует журналисту НВ свои кроссовки: мол посмотрите, какие старые — им уже 12 лет.

Но амбиция быть ресторатором у него осталась: бывший обитатель хорватской тюрьмы открыл в Киеве три заведения. Он намерен добиться успеха даже несмотря на то, что ресторанный рынок кардинально изменился.

“За последние пять лет изменений больше, чем за предыдущие 20, — говорит Колесник, коллега Задорожного по цеху. — Многие потребители путешествуют, их сознание уже совсем другое”. По его словам, в заведения пошли люди нового поколения — молодые, активные пользователи соцсетей, которым интересны рестораторы с громким именем.

Имя же Задорожного “громко звучит” разве что для аудитории старше 35–40 лет. Но эта категория клиентов как раз и не является активной, уверяет Ольга Насонова, гендиректор компании Ресторанный консалтинг. “Самые активные гости в заведениях сейчас — это люди в возрасте 30 лет”, — уточняет она. К тому же конкуренция зашкаливает: по подсчетам Ресторанного консалтинга, сейчас в Киеве работает около 2 тыс. заведений.

Но у Задорожного еще остались “козырные карты”, и речь не о тех пластиковых, которые одноименная сеть когда‑то раздавала своим клиентам. “У него прекрасная репутация, огромный опыт, он хорошо знает свою аудиторию”, — говорит Михаил Бейлин, совладелец сети La Famiglia.

Сам Задорожный уверяет, что дела у него идут неплохо и он возвращает в обновленное Дежавю старых клиентов. Да и партнеры у него теперь не столь экстремальные, как в прежние времена, — это бизнесмены из сферы IT, которые инвестировали в заведение $ 150 тыс.

“Я уверен, что все его [Задорожного] проекты будут успешными”, — резюмирует Бейлин.