Страна

Без купюр

За прошлый год в Украине сумма, прошедшая по безналичным операциям, выросла сразу на 40%

За прошлый год сумма, прошедшая по безналичным операциям, произведенным украинцами с помощью различных платежных карт, выросла сразу на 40% и подобралась к 2 трлн грн

 

Светлана Угнива

  

 

Оплата “лицом”, кольцом на пальце, смартфоном — все это уже успело стать частью жизни многих украинцев. Процесс декешизации зашел так далеко, что в прошлом году общая сумма всех безналичных операций, произведенных с помощью различных типов платежных карт, впервые в финансовой истории страны превысила объем денег, снятых соотечественниками с помощью банкоматов.

Оборот безналичных операций в Украине вырос за год на 40%, почти достигнув отметки в 1,8 трлн грн. А их количество увеличилось на 36% — до 4,2 млрд.

Более того, по данным Нацбанка, число активных платежных карт в 2019‑м увеличилось сразу на 14% и превысило количество населения страны — теперь их 42,4 млн на 37,7 млн жителей. Неудивительно, что в ушедшем году соотечественники обращались к картам на 30% чаще, чем в 2018‑м, а объем всех операций с их использованием вырос на четверть — до 3,6 трлн грн.

Больше безнала для государства означает больше прозрачности в экономике, а значит и больше налогов, уверен Антон Тютюн, замглавы правления государственного Ощадбанка. Да и финучреждения рады, ведь отказ от кеша положительно отражается на их прибыльности: безнал обслуживать дешевле, чем, например, содержать сеть банкоматов. “Снятие налички — бизнес недешевый: банкоматы надо заряжать, сопровождать, платить за связь и т. д. Там большие расходы”, — объясняет Тютюн.

Кроме того, по карточным расчетам банки получают комиссионные доходы. “Ставки в Украине все еще сохраняются высокие — до 2–3% по сравнению с другими странами, где это — до 0,5%”, — говорит Анастасия Туюкова, старший аналитик инвесткомпании Dragon Capital (владеющей компанией Медиа-ДК, которая издает НВ).

Довольны и торговые сети: клиент с картой тратит больше. “Средний чек оплаты картой минимум на 25% выше среднего чека оплаты наличкой: человек больше себе позволяет, у него есть кредитный лимит”, — поясняет Кристина Кармазина, руководитель департамента развития е-commerce продуктов ПриватБанка.

 

фото 1

БАНКОВСКАЯ ТАЙНА: Обслуживание безналичных операций обходится банкам дешевле, чем содержание сети банкоматов, говорит Антон Тютюн, замглавы правления Ощадбанка

Декешизация на марше

Одним из главных двигателей роста операций без купюр стало повсеместное развитие безналичной платежной инфраструктуры, говорят опрошенные НВ эксперты.

Так, в прошлом году сеть POS-терминалов расширилась на 20% — до 334 тыс. по всей стране: 90% из них адаптированы под прием бесконтактных платежей.

Значительный импульс развитию отечественного безналичного пространства придали также бесконтактные карточки и технологии ApplePay и GooglePay, когда виртуальная платежная карта — в таком случае она называется “токенизированной” — помещается в смартфон, электронные часы, специальные браслеты и даже в кольца с NFC-модулем.

По словам Веры Платоновой, старшего вице-президента и регио­нального директора компании Visa в Украине, Грузии и странах СНГ и Юго-Восточной Европы, подобные технологии заметно меняют потребительские привычки — потому что так платить удобнее.

С ней согласна и Инга Андреева, генеральный директор компании Mastercard в Украине, главного конкурента платежной системы Visa в мире.

За прошлый год число токенизированных карт удвоилось, и ровно то же самое произошло с бесконтактными. Теперь первых и вторых вместе 11,2 млн, или четверть от общего числа активных платежных карт.

Ярким примером декешизации стал Киевский метрополитен: там еще пять лет назад появилась возможность оплатить проезд по безналу на турникете, не покупая жетона. За это время в подземке прошло уже 100 млн оплат, при том что на каждой станции их принимают лишь примерно по два турникета. В столичной подземке можно платить еще и с помощью гаджетов: в 2017‑м появился сервис Google Pay, в 2018-м — Apple Pay и Garmin Pay.

Дальше будет больше: Mastercard, например, организовывал безналичные расчеты почти на 40 отечественных музыкальных фестивалях, а также запустил оплату проезда банковской карточкой в наземном транспорте в нескольких городах. “Буквально пять оплат помогают выработать привычку делать это еще, ты понимаешь, какой это быстрый и надежный инструмент”, — говорит Андреева.

При этом она ссылается на результаты экспериментального проекта Розумне село, который Mastercard проводил совместно с ПриватБанком: в прошлом году партнеры установили терминалы для безналичной оплаты в магазинах, а также в школьной столовой села Волосское Днепропетровской области. Вдобавок местные клиенты получили бонус — карточки школьников “привязали” к пропускной системе в учебном заведении. В результате их родители могли видеть, когда ребенок зашел и вышел из школы. Успех превзошел все ожидания: на сегодня в селе 90% взрослых жителей пользуются картами — это в полтора раза больше, чем средний показатель по всем селам Украины.

Тем временем сеть Велика кишеня и онлайн-магазин Kasta запустили для своих клиентов Face ID — функцию автоматического распознавания лица, разработанную ретейлером-гигантом Amazon. То есть покупатели могут просто взять товар — на выходе деньги за него с их счета снимут автоматически.

Банкам и платежным системам в Украине в деле декешизации все еще есть где развернуться: в стране на каждый 1 млн человек приходится, по данным НБУ, лишь 8,4 тыс. терминалов. В Европе этот показатель, по данным  Райффайзен Банка Аваль, в 3,5 раза выше — 29 тыс. на 1 млн, а в США — и вовсе 31 тыс.

Да и безналичные платежи готовы принимать чуть больше трети отечественных предприятий: соответствующая европейская доля составляет более 62%.

Чтобы соотечественники в полной мере могли оценить систему безналичных расчетов, в Украине должно быть не 334 тыс. торговых POS-терминалов, как сейчас, а весь миллион, уверена Платонова.