Мнения

Я сама

Тот момент, когда мы уже знаем, как правильно говорить об этом, но еще не знаем, как правильно делать

Тот момент, когда мы уже знаем, как правильно говорить об этом, но еще не знаем, как правильно делать

    

   

Ольга Руднева, 
директор Фонда 
Елены Пинчук

 

Когда мне было 13, мама посадила меня напротив и сказала, что мне не стоит сильно рассчитывать на внешность. Поэтому лучше бежать в сторону карьеры. Рассчитывать только на себя и быть больше, чем внешность.

Я часто рассказываю эту историю и почти всегда в ответ получаю спектр из шока и ужаса. “Как? — спрашивают женщины и мужчины всех возрастов и размеров. — Как можно сказать девочке, что она некрасивая? Как можно 13‑летнему ребенку женского пола в начале девяностых сказать: беги в сторону карьеры?” Я всегда честно признаю, что очень благодарна маме за тот разговор. За то, что она показала разные варианты развития. И сказала, что не­обязательно быть красивой и что не все в жизни женщины строится на внешности.

Но многие продолжают качать головой: так нельзя. “Нельзя” говорят даже те, кто ретранслирует правильные месседжи о мире равных возможностей и декретных отпусков для мужчин.

Потому что даже те, кто знает, как правильно сказать, все еще не знают, как правильно сделать. Потому что между “говорить” и “делать” по‑прежнему часто стоит “верить в то, что говоришь”.

Потому что в мире равных возможностей все равно кто‑то должен варить борщ, протирать пыль и менять подгузники. А варить, протирать и менять — это не говорить. Потому что в мире равных возможностей самый продвинутый и самый принимающий мужчина будет неловко себя чувствовать рядом с женщиной, которая зарабатывает больше. Не потому, что никто не хочет женщину с деньгами, а потому, что всегда будет казаться, что тебя обошла девчонка. А “обошла девчонка” — та еще травма со школьных времен, и совсем неважно, что теперь эта девчонка — мать твоих детей.

Потому что в мире равных возможностей та самая женщина, которая научилась зарабатывать больше, все еще живет в реальности, где успех женщины измеряется не ее заработком, а тем, насколько больше зарабатывает мужчина рядом.

Мы знаем, как правильно, но пока нас еще гложут сомнения, что именно так правильно, ведь большую часть истории человечества все было иначе.

Ни пол, ни внешность больше не должны определять наше будущее

Мы по‑прежнему где‑то на подкорке считаем, что женщина, вышедшая замуж, защищена, ее жизнь стабильнее, и она в большей гармонии с собой, чем та, что сама. Даже если эта женщина руководит бизнес-империей и живет во дворце с охраной, нам ее слегка жаль. И это в 2020 году, когда больше не нужно гоняться за мамонтом, защищаться от набегов соседних государств, а в Великобритании уже 38 лет, как снят запрет с посещения женщинами пабов без сопровождения мужчины.

Стереотипы все еще рулят нашими действиями. Но, знаете, мы можем работать с нашими установками и верить, что новые представления о том, что нормально, однажды изменят наши действия. А наши действия смогут показать нашим детям совсем другую реальность. Реальность, свободную от стереотипов и ограничений.

Можем перестать покупать девочкам розовое, а мальчикам голубое и разрешить первым бегать на переменках, а вторым плакать по обрезанным волосам. У бегающих девочек не вырастают усы, а у плачущих мальчиков не появляется грудь.

Можем честно рассказать девочке в 13, что перед ней бесконечный выбор: она может стать военной, может управлять боингом, может спасать китов, разрабатывать вакцину от СПИДа и создавать секс-роботов. Она может стать женой и матерью. И она может стать успешной вне зависимости от внешности, размера и роста. Да что там девочке — мы можем все это сказать мальчику! Без страха, что он будет засмеян на детской площадке, прогуливаясь с первенцем.

Можем научить девочку бороться за право сесть за стол переговоров, а мальчика — принимать девочку и слушать ее аргументы без снисхождения. Переговоры, где участвуют женщины, не заканчиваются обсуждением рецепта борща, а мужчины, прислушивающиеся к аргументам женщин, чаще принимают взвешенные решения. Хотя бы потому, что это плюс один аргумент.

Можем объяснить девочке, что мужчины не должны ее содержать, оплачивать ее досуг и ботокс в лоб. А мальчику — что никто не должен собирать его носки и гладить рубашки. Девочка может все сама. Уже сто лет, как ей разрешено сидеть за одной партой с парнями в Гарварде. Мальчик может все сам. Для него 74 года назад изобрели микроволновку.

Можем подсобрать для наших девочек список из фамилий известных женщин — математиков, художников и руководителей крупных бизнесов, а мальчикам рассказать о том, что история знает мужчин, которые стали гениальными педагогами, фешн-блогерами и социальными работниками. И если вам кажется, что среди женщин точно не найдется достаточно ролевых моделей, знайте: циркулярную пилу и посудомоечную машину изобрела женщина.

Можем рассказать своим детям, что им очень повезло родиться в это время. Время, когда они могут быть тем, кем захотят, и выбрать себе любой путь. Время, когда ни пол, ни внешность больше не должны определять наше будущее. Только мы сами. И это время уже наступило. Мы его создаем.