Мнения

День таракана

Почему бы ежедневно не задавать себе вопрос: “А что я делаю со своими тараканами в голове?”

Почему бы ежедневно не задавать себе вопрос: “А что я делаю со своими тараканами в голове?”

 

 

Ярослав Грицак, историк,
профессор Украинского
католического университета, 
член Несторовской группы

 

Если есть День сурка, должен быть и День таракана. И речь не о тех насекомых, которые переехали вместе с нами из пещер в дома и, судя по всему, в случае всемирной катастрофы точно нас переживут. Имею в виду метафорических тараканов, живущих в головах.

В недавней колонке для НВ под названием Где брать силы я написал, что жизнь всегда заканчивается поражением. И привел в пример Ивана Франко, жаловавшегося перед смертью, что за ним некому вынести ведро. В ответ я получил комментарий: “История Франко — это история победы, а не поражения”. Представляю, как автор этого тезиса годами сидел в библиотеках и архивах, штудировал тома текстов Франко и о нем, чтобы затем впечатлить нас своим выводом.

На самом же деле история Франко в последние годы — это история болезни, поразившей его мозг и парализовавшей руки, в результате чего он не мог не только писать, но и справляться самостоятельно с простейшими функциями. Это история человека без семьи (жена — в психбольнице, один сын умер, два других — на фронте, а дочь — по другую сторону фронта).

Сложно назвать это победой. Победа пришла лишь после его смерти. Собственно, как и для многих великих людей. Могу привести еще примеры. Хотя сомневаюсь, что это убедит автора комментария.

Еще один комментатор написал: “Удивительно, самопровозглашенный грекокатолик пишет о том, как все плохо кончится. Неужели новый папа успел отменить всю предыдущую эсхатологию церкви?” Так и вижу этого автора склоненным над богословскими трактатами. Хочется поинтересоваться в ответ: а Книгу откровения Иоанна он читал?

Кажется, Александр Ройтбурд как‑то предложил проверять экспертность диванных комментаторов по экономике вопросом: низкий курс доллара — это хорошо или плохо для экспорта? Народных богословов можно проверять, интересуясь, знают ли они, что такое filioque.

Еще одна область привлекающая тараканов, — наука. Недавно слушал лекцию о феномене жизни на Земле. В дискуссии один из слушателей стал рассказывать, как где‑то читал о том, что Вояджеры записали сообщение от двух-трех внеземных цивилизаций, но НАСА утаивает это! После лекции шел домой со спикером, ученым с солидной международной репутацией. И он отметил: “Такое ощущение, словно после лекции об эволюции Вселенной кто‑то спросил, а правда ли, что Земля плоская и стоит на трех китах, потому что я где‑то читал об этом”.

Я вот своих тараканов остерегаюсь.
Особенно их 
генералиссимуса

О том, что прививки от вирусов вредны, вы, наверное, уже слышали. И что нет никакого глобального потепления — об этом даже Юлия Латынина в Новой газете написала!

Теория заговоров (в НАСА что‑то скрывают!) — территория, где тараканы плодятся быстрее всего. Новейшая версия одной из них: китайский коронавирус создали в американских лабораториях, чтобы подорвать экономику КНР. В Украине свои версии, не хуже: например, о том, что в парламенте есть группа депутатов, которой руководит Сорос, а НВ — агент кремлевской пропаганды.

Украинцы должны были бы выработать иммунитет от таких теорий. Это же об Украине говорили, что ее придумали в австрийском или немецком генштабе, поляки, Ленин или российские большевики, жидомасоны и так далее. Но нет: тот факт, что украинцы сами являлись жертвой теорий заговора, не останавливает их продолжать верить в такие теории. Это еще раз доказывает: тараканы универсальны и вечны.

Кстати, о Соросе и других “жидомасонах”. На дне рождения моего приятеля гость — профессор из Киева, хорошо выпив, стал рассказывать, что Холокост устроили сами “жиды”: они привели Гитлера к власти, чтобы потом капитализировать потери созданием Израиля и помощью Запада!

Давно подмечено: идиотов особенно притягивает политика. И чем выше уровень, тем больше тараканоемкость. Тараканоносителей привлекает невероятная легкость решений политических вопросов. Тут нечего кивать на Трампа, хватает своих украинских примеров. Депутат, предложивший оплачивать счета за газ собаками, не какой‑то выходец из народа — он его "слуга" и аспирант одного из лучших украинских университетов.

Каждый из нас имеет право хотя бы раз в жизни сказать или сделать великую глупость. Главное этим не злоупотреблять.

Я вот своих тараканов остерегаюсь. Особенно их генералиссимуса, который постоянно убеждает меня в моей абсолютной правоте. Стараюсь контролировать его словами старого еврея из Прикарпатья. Они послужили эпиграфом для Порабощенного разума Чеслава Милоша: “Тот, кто утверждает, будто он прав на 100 %, — страшный злодей, паскудный разбойник, прохвост величайший”.

Поэтому, когда меня обвиняют в логической непоследовательности, я считаю это комплиментом: значит, мне все же удается удержать главного таракана. Поскольку иначе я сиял бы в величии несломленной убежденности в своей правоте и всезнайства.

Кейнсу приписывают фразу (есть мнение также, что слова принадлежат Полу Самуэльсону): “Когда меняются факты, я меняю взгляды. А что делаете вы, сэр?” И правда, а что делаете вы со своими тараканами? Этот вопрос был бы отличным девизом для Дня таракана. Да и не только для него, но и остальных 364 дней в году. И все же — что делаете вы со своими тараканами?