Мой город

Кения

В Кении словно машина времени унесла меня в доисторическую эпоху девственной природы, суровых мужчин и мрачных женщин
Хотите купить эту статью?

В Кении словно машина времени унесла меня в доисторическую эпоху девственной природы, суровых мужчин и мрачных женщин

 

 

Екатерина Шаповал,
редактор отдела Бизнес журнала НВ

  

Тяжелые чувства оставила у меня Найроби. Как будто я заступила за край привычной мне цивилизации и погрузилась в глубокую древность человечества. Первое, что бросилось в глаза по пути из аэропорта кенийской столицы, — потоки людей, которые двигались вдоль трассы в разных направлениях. Это были простые кенийцы, которые могут добраться до места назначения лишь пешим ходом.

Общественный транспорт в столице этой крупной африканской страны практически отсутствует, а муниципальные автобусы ходят так редко, что целесообразнее передвигаться пешком. К тому же городской трафик часто парализован дикими заторами, поэтому даже на такси будет медленно.

Оказаться в потоке ходоков — верный способ выйти на нужный маршрут. Спрашиваешь у прохожих, как добраться до центра, и тебе просто машут рукой — “следуйте за ними”.

Кения до 1963 года была колонией Британии. Английский в стране — государственный язык наряду с суахили. Впрочем, о колониальном прошлом здесь вспоминать не любят. По крайней мере в Национальном музее Кении об этой странице истории экспозиции нет. Зато есть небольшая, но интересная коллекция, посвященная homo sapiens. В представлении антропологов превращение обезьяны в человека произошло именно в этой части Африки около 200 тыс. лет тому назад.

В витринах в хронологическом порядке выставлены черепа предков человека. У самого древнего homo habilis огромные челюсти. У следующего — homo erectus — жевательный орган несколько меньше, а пространства для мозга в черепной коробке немного больше. И наконец homo sapiens — маленький рот и большой мозг. Идеальная иллюстрация этапов зрелости каждого человека: чем крепче мозг, тем меньше рот, и наоборот.

Возвращаюсь на улицы Найроби с их безумным трафиком и отсутствием пешеходных переходов и работающих светофоров. Хаос царит даже в деловом центре, застроенном потрепанными небоскребами. Остальная часть города — или многоквартирные пятиэтажки за высоким забором с колючей проволокой, или частные дома самого широкого спектра достатка. Те, что побогаче, — в закрытых кварталах, с охраной и блокпостами на въезде.

Питаться местным фастфудом я не рискнула. К счастью, при каждом приличном отеле есть свой ресторан, где стоит утолять голод и разгонять нахлынувшую тоску по цивилизации. Тут подают обычную европейскую еду, а местный колорит представляют сочные фрукты, угали — серая или белая пресная лепешка, а также множество сортов сыра: Африка — молочная страна. В супе

Чтобы прочесть материал полностью,