Страна

Кабинет высоких зарплат

Выплаты, получаемые топ-чиновниками отечественного Кабмина, в разы превышают среднюю зарплату по стране

Выплаты, получаемые топ-чиновниками отечественного Кабмина, в разы превышают среднюю зарплату по стране. У их европейских коллег подобный разрыв существенно меньше

 

Максим Бутченко

 

 

В середине января президент Владимир Зеленский встретился с премьером Алексеем Гончаруком, чтобы перед телевизионными камерами показательно пожурить его за высокие зарплаты чиновников. Говорил только президент, а премьер лишь кивал головой. Под это кивание Зеленский заявил, что финансовые аппетиты чиновников должны быть скромнее, добавив, что придется прощаться с теми из них, кто хочет больше денег. “Вот когда вы и ваше правительство поднимете эту экономику — можем поднимать заработные платы”, — назидательно сказал Зеленский.

Поводом для публичной порки послужили попавшие в СМИ данные о зарплатах в министерствах и правительстве — те оказались достаточно высокими. Так, в декабре 2019 года министрам и заместителям в правительстве Гончарука начислили от 70 тыс. до 220 тыс. грн, что значительно превышает среднюю зарплату по стране, равную 10,5 тыс. грн. Доходы нынешней правительственной команды в два-пять раз перекрыли те суммы, которые получали министры и их замы в Кабмине Владимира Гройсмана.

И это притом, что и общие затраты на содержание чиновничьего аппарата растут. В частности, в госбюджете-2020 на финансирование расходов секретариата Кабмина выделили почти 1,1 млрд грн — сразу на 25,6 % больше, чем было в 2019‑м (848 млн грн). А Верховная Рада на свои нужды получила 2 млрд грн, то есть на 338 млн грн больше. Да и самого главу государства теперь будут обслуживать щедрее: Госуправделами (ГУД), которое обеспечивает работу президента и его Офиса (ОП), согласно данным из госбюджета-2020, сможет распоряжаться 2,4 млрд грн — это плюс 5 % к прошлому году.

“Власть не объяснила обществу, для чего повышается заработная плата топ-чиновников, почему это нужно и что это даст каждому гражданину”, — считает Владимир Омелян, министр инфраструктуры в правительстве Гройсмана.

infographic_1
Сделано по‑украински

Начисление заработной платы чиновникам в Украине происходит по запутанной формуле, удобной для манипуляций. Для начала учитывается должностной оклад: у министра он равен 16 тыс. грн, а у замминистра — 14 тыс. грн. Также начисляется надбавка за выслугу лет — 3 % от должностного оклада за каждый год, но не более 8 тыс. (в случае министра) или 7 тыс. (его зама). Далее — переменные выплаты, выглядящие весьма странно: надбавка за интенсивность труда в размере до 100 % должностного оклада, два вида материальной помощи — на оздоровление при предоставлении ежегодного отпуска (она не может быть выше среднемесячной зарплаты работника) и на решение социально-бытовых вопросов. Также в зарплатных ведомостях отечественных топ-чиновников всегда есть место премиям.

Поднимете экономику — можем поднять и зарплаты 
Владимир Зеленский,
президент Украины

Вот как все это выглядит на примере декабрьского заработка министра по делам ветеранов и оккупированных территорий Оксаны Коляды. За последний месяц 2019‑го ей начислили 158 тыс. грн ($ 6,4 тыс.). Из них матпомощь на решение социально-бытовых проблем — 23 тыс. грн, ровно столько же — на оздоровление. И премия 80 тыс. грн. Все эти данные содержатся в ответе, полученном НВ из министерства.

Там же указано, что Александр Терещенко, зам Коляды, получил даже больше — 190 тыс. грн ($ 7,7 тыс.). А все потому, что помощи на решение бытовых проблем и на оздоровление ему перепало больше — 53 тыс. грн по каждой из статей.

Полученные НВ данные по заработкам топ-чиновников свидетельствуют, что зарплаты выросли во всех ведомствах. Резче всего — в Минюсте: если в декабре 2018‑го министр Павел Петренко получил 65 тыс. грн, то через год его преемник Денис Малюська — уже 226 тыс. грн ($ 9,1 тыс.).

Сами министры не слишком охотно комментируют тему персональных финансов. А те, кто решается на это, не готовы прямо говорить о соответствии своей зарплаты собственным успехам.

 

ТАК НЕ БЫВАЕТ: По мнению главы Минэкономики Тимофея Милованова,
украинцы хотят видеть на высших постах профессиональных,
честных, но бедных топ-менеджеров

 

 

К примеру, глава Миноб­разования Анна Новосад признает, что в стране существует огромный разрыв в доходах разных слоев населения. При этом она считает, что “не менее важно строить общество, где каждый может собственными знаниями и честной работой достигать большего”. К слову, зарплата самой Новосад в декабре с учетом всех доплат и премий составила 138 тыс. грн ($ 5,5 тыс.).

В министерстве экономики НВ не предоставили информацию о заработках министра и его замов. Хотя Кабмин ранее обнародовал данные о полученной в декабре главой ведомства сумме — более 170 тыс. грн.

Зато министр Тимофей Милованов согласился прокомментировать зарплатную тему. По его мнению, подавляющее большинство украинцев до сих пор хотят видеть среди руководителей образованных, желательно с дипломом международного образца молодых, но не совсем зеленых, честных и низкооплачиваемых профессионалов, которые живут на сбережения родителей в их же квартире. “Напомню, что Виктор Янукович получал 20 тыс. грн заработной платы, но $ 40 млрд (один бюджет Украины) при нем исчезли”, — уточнил Милованов.

Оглянуться на соседей

Проживающий в Чехии политолог Иван Преображенский говорит, что средняя зарплата министра в этой стране составляется около 150 тыс. чешских крон ($ 6,5 тыс.). Что примерно равно доходам их украинских коллег. “Даже для Праги это высокая зарплата. Есть зарплаты в 150–200 тыс. крон, но это в коммерческом секторе. Из госслужащих схожие имеют только президент и премьер-министр”, — говорит политолог.

Но при этом средняя зарплата в чешской столице приближается к 40 тыс. крон ($ 1,7 тыс.), а в Киеве составляет 15,9 тыс. грн ($ 646). И если оплата труда чешского топ-чиновника лишь в 3,7 раза больше, чем у среднестатистического пражанина, то в Киеве — примерно в 10 раз.

“Когда в Чехии происходит очередное повышение зарплат чиновников, наблюдается возмущение и раздражение, хотя очень серьезным его не назовешь, — говорит Преображенский. — Зарплаты чиновников устанавливаются по коэффициенту средней зарплаты по стране и обосновываются”.

Польские реформаторы, совершившие прорыв в 90‑х, не просили много денег, потому что менять страну для них было престижно
Алексей Кущ,
экономист

Польские министры получают поменьше, чем их украинские и даже чешские коллеги, — чуть более 12 тыс. злотых ($ 3,1 тыс.) в месяц, рассказывает журналист издания Krytyka Polityczna Елена Бабакова. Да и разница между их заработками и средней зарплатой в стране, а это 5 тыс. злотых ($ 1,3 тыс.), меньше — 2,3 раза.

Поэтому польские политики, если они хотят получать приличные деньги, стремятся попасть не на госслужбу, а в Европарламент или Еврокомиссию — там платят по $ 8 тыс. “Это выглядит выигрышнее, чем обеспечение чиновников в Польше”, — уверяет Бабакова.

Существующая разница в доходах топ-чиновников и обычных граждан не вызывает недовольства у польского населения — зачастую про несоответствие доходов на госслужбе говорят лишь эксперты. Потому что в обществе есть, по словам Бабаковой, устоявшийся консенсус: политическая карьера — это не про деньги, а про амбиции.

По подсчетам НВ, скромная разница в доходах топ-чиновников и обычных граждан характерна для всех развитых европейских стран. И если в Украине средняя зарплата по стране — это лишь 18 % от среднего заработка министра, то в Германии — 23 %, а в Великобритании — 48 %.

За идею

88,7% респондентов свежего опроса Украинского института соц­исследований считают размер нынешних выплат госчиновникам несправедливо завышенным. Но едва ли не все опрошенные НВ эксперты уверены, что топ-руководители правительства, отдельных министерств или гос­компаний должны иметь хорошую зарплату. Особенно если речь идет о коррупционно опасных направлениях — тех, где чиновник распоряжается большими суммами или имеет влияние на привлекательную для бизнеса сферу.

Но правительству и топ-чиновникам следует отказаться от практики использования большой доли непрозрачных доплат и премий в общей оплате труда, уверен Глеб Вышлинский, директор Центра экономической стратегии (ЦЭС). Потому что все это чревато зло­употреблениями, да еще и не позволяет привлечь на госслужбу лучших специалистов из частного сектора — те просто не понимают, сколько же им будут платить.

Эксперт полагает, что в идеале министры должны получать примерно на 20 % меньше топ-менеджеров частных фирм.

По словам Елены Журочкиной, руководителя отдела рекрутинга агентства Романов и партнеры, СЕО крупной компании в Киеве может рассчитывать на 75–100 тыс. грн в месяц. То есть нынешние зарплаты министров, если не считать премии, еще недотягивают до заявленного Вышлинским уровня.

Министры должны получать примерно на 20 % меньше топ-менеджеров частных фирм
Глеб Вышлинский,
директор ЦЭС

А экономист Алексей Кущ считает, что доходы члена Кабмина должны быть равны средней заработной плате по стране в десятикратном размере — то есть 100 тыс. грн.

Но просто платить повышенные зарплаты — не выход: никакая самая максимальная оплата труда не сравнится, по мнению Куща, с огромными суммами, которые легко украсть в том или ином министерстве.

В деле чиновничьих заработков следует исходить из эффективности их работы. Сейчас с этим у Банковой и Грушевского проблемы: по словам экс-министра Омеляна, в госмашине не существует элементарных норм и оценок качества результатов работы, по которым и могли бы выплачиваться повышенные зарплаты.

Иван Миклош, бывший министр финансов Словакии, консультировавший украинское правительство, сказал в интервью Громадському радио: Зеленскому, Гончаруку и прочим стоит провести аудит министерств, чтобы понять, чем по сути заняты чиновники, какова их эффективность. И уже отталкиваясь от этого, подумать о размере зарплат.

Сам Миклош провел аудит в украинском Минфине, результатом которого стало сокращение его штата на треть и повышение зарплат топ-чиновникам, нагруженным большой ответственностью. Как следствие, министерство смогло нанимать на работу лучших специалистов на рынке труда. “Качество работы министерства значительно возросло”, — пояснил Миклош.

Зарплаты топ-чиновников должны быть сбалансированными: не мизерными, но и не огромными. “Польские реформаторы, совершившие прорыв в 90‑х, не просили много денег, потому что менять страну для них было престижно”, — говорит по этому поводу Кущ.

5 февраля премьер Гончарук объявил, что теперь оплата труда министров будет привязана к средней зарплате по Украине.

Доходы в госкомпаниях

Члены набсоветов госкомпаний и банков получают в месяц от 100 тыс. до 500 тыс. грн

 

Самые щедрые вознаграждения среди госкомпаний, в которых были сформированы наблюдательные советы (НС), выплачивают в НАК Нафтогаз Украины, Укрзализныце (УЗ) и Укрпоште.

В пресс-службе НАК Нафтогаз сообщили, что в 2018 году на обеспечение НС там потратили 53 млн грн, включая оплату услуг его членов (46 млн грн). В компании уточнили, что для представителей государства вознаграждение определено на уровне 75 % от вознаграждения для независимых директоров.

В УЗ на запрос не ответили. Но, по данным декларации главы ее набсовета Шевки Анджунера, в 2019 году тот получил шесть выплат по 650 тыс. грн, или суммарно 3,9 млн грн (в среднем — по 325 тыс. грн в месяц).

Высоки вознаграждения и в набсоветах госбанков. Первое место по этому показателю — за крупнейшим из них, ПриватБанком: член НС здесь получает более 500 тыс. грн в месяц. К примеру, Юлия Мецгер, подруга актрисы Елены Кравец из 95‑го квартала, за шесть месяцев работы получила более 3,4 млн грн. Сопоставимые суммы попали в кошельки Романа Сульжика и Ольги Томаш, которых назначили в набсовет ПриватБанка одновременно с Мецгер.

Поскромнее выплаты в Укрэксимбанке: ежемесячная “зарплата” членов набсовета — около 300 тыс. грн. По крайней мере такие оценки можно сделать, ознакомившись с данными declarations (проект Канцелярской сотни, которая аккумулирует сведения НАПК) по Виктории Страховой: она была назначена в набсовет Укрэксимбанка 8 июля 2019‑го и за полгода получила 1,69 млн грн.

Ощадбанк и Укргазбанк платят существенно меньше. Например, Оксана Волчко в качестве члена НС второго из этих банков получила в 2019‑м три платежа на общую сумму 1,13 млн грн.

Как объяснили НВ на госпредприятии Международный аэропорт Борисполь, размер вознаграждения членов набсовета определяется постановлением Кабмина: для предприятий, где доля государства более 50 %, а стоимость компании, по оценке Минэкономики, составляет 3,7–9,5 млрд грн, максимально допустимый размер базового годового вознаграждения для члена НС — до 1,37 млн грн (до налогообложения). А глава набсовета будет иметь еще и 20 %-ю надбавку.

При этом внятных КРІ (ключевых показателей эффективности) для членов набсоветов в госсекторе нет: судя по ответам на запросы НВ, ни министерства, ни госкомпании с госбанками не владеют информацией о том, какими они должны быть.

К примеру, в Минэнерго НВ прямо сообщили, что КРI для глав и членов НС до сих пор не существовало. “Сейчас по поручению министра Алексея Оржеля министерство разрабатывает такие КРI для председателей и членов наблюдательных советов предприятий”, — сообщили в ведомстве.

 

 

Петр Шевченко, журналист НВ Бизнес