Люди

Бальзам на душу

Украина переживает бум услуг психотерапевтов

Украина переживает бум услуг психотерапевтов: тренд диктует мода и острое желание соотечественников навести порядок в собственной душе

 

Ирина Крикуненко

 

 

“И тут до меня дошло, что я профессионально и социально выгорела, — с досадой вспоминает свои недавние переживания киевлянка Алена Бабко, ивентор и специалист по внешним коммуникациям. — Мне всего 26, а я не понимаю, какого черта занимаюсь десятком проектов и зачем это вообще мне нужно”.

С тех пор Бабко уже больше года регулярно и, по ее словам, весьма успешно посещает сеансы когнитивной психотерапии. Для этого в своем плотном графике ей пришлось вырубить неприкасаемое окно — вторник, 10:00, и ни минутой позже.

“Мой специалист очень популярен, и внеплановый визит втиснуть вообще некуда”, — разводит руками Бабко и жалуется, что из‑за востребованности взлетела и стоимость услуг психотерапевта. Теперь вместо 500 грн за сеанс Бабко приходится выкладывать все 700 грн. Тем не менее она отказываться от визитов не намерена: внутренний баланс — превыше всего.

Психологи, психоаналитики, психотерапевты и прочие специалисты из этой обоймы становятся неотъемлемой частью жизни соотечественников — от молодых и прогрессивных до успешных и состоятельных. Хотя цифрами, подтверждающими тенденцию, Национальная психологическая ассоциация не располагает. Их демонстрирует динамика поисковых запросов Google — за последние пять лет сограждане стали искать психологов в два раза чаще, а психотерапевтов — в целых три.

Настоящий бум на рынке констатируют и ключевые игроки сферы — как крупные клиники, так и небольшие частные практики: одержимые желанием разобраться в себе, украинцы открывают двери в кабинеты специалистов как никогда часто.

Заработав денег, люди начинают вкладывать их в то, что помогает им стать счастливее
Ольга Королик, основатель Киевского психологического центра ALTERA

“За 2019 год у нас был прирост 40% по сравнению с 2018‑м”, — озвучивает цифры по новым клиентам основатель Киевского психологического центра ALTERA Ольга Королик. Приблизительно о таком же росте говорят ее коллеги из других клиник.

Также Королик называет два свежих тренда направления — клиенты с каждым годом становятся все моложе и все чаще на кушетку психотерапевта ложатся успешные и состоятельные мужчины.

Специалисты убеждены: сегодня поход к консультанту по психологическим проблемам больше не считается чем‑то зазорным или из ряда вон выходящим. В нынешнем динамичном мире такие консультации превратились в предмет первой необходимости и даже некий атрибут престижа, как дорогой автомобиль.

“Это стало модным, — объясняет Марианна Ткалич, доктор психологических наук и профессор. — Не ходить к психотерапевту или психологу — это будто ты чего‑то не имеешь”.

Однако тренд диктуют и другие обстоятельства. Нарастающая агрессия в обществе и посттравматический стресс страны, в которой уже шестой год идет война, приводит в кабинеты психотерапевтов на первый взгляд вполне стабильных и благополучных людей.

“Все наше общество травмировано, мы больше не чувствуем себя в безопасности, война сделала наш мир нестабильным и угрожающим”, — поясняет Ткалич.

раст2

ПЕРЕСТРОЙКА ФАЙЛОВ:  Шеф-повар Евгений Клопотенко считает, что в визитах мужчин к психо­терапевтам нет ничего зазорного

Вместо йоги по утрам

“Извини, сегодня не могу, у меня психотерапевт” — эта фраза теперь звучит в украинской столице все чаще. “Теперь это как “Извини, сегодня у меня йога”, — улыбается Королик.

Переизбыток информации, динамика жизни, а также разнообразие современных направлений психотерапии вывели психологов в массы. А молодое поколение соотечественников подкинуло дров в этот трендовый костер, сделав специалистов по психическому здоровью чем‑то обыденным и обязательным.

Так, по словам Королик, если раньше в кабинетах появлялись люди старше 30 лет, то теперь их заставили потесниться 20‑летние блогеры и специалисты, связанные с новыми технологиями.

“Заработав денег, они замечают, что счастье можно купить, но не все, — объясняет Королик. — Соответственно они начинают вкладывать деньги в собственное развитие и в то, что помогает им стать счастливее”.

Вот и Бабко, по ее собственному признанию, готова выкладывать любые суммы, чтобы найти себя и научиться быть счастливой. За два года посещения психотерапевта ей удалось решить 80% своих проблем, уверяет девушка, а значит, еще есть над чем работать.

“Ну и поговорить с друзьями в баре о чем‑то же надо”, — приводит в шутку еще один аргумент Бабко.

Тем временем хрупких девушек из креативной сферы на кушетке психотерапевта все чаще сменяют сильные мужчины — это, по словам психологов, тренд последних месяцев. Например, мужская часть клиентуры центра ALTERA за последние 10 лет выросла с 5 до 40%.

Среди клиентов Ткалич мужской пол достигает 60%, и большинство из них — успешные состоятельные мужчины. Правда, открыто говорить о том, что посещают психотерапевта, они не спешат — не позволяет стандарт мужской гендерной роли в виде успешности и эмоциональной твердости.

“У меня в кресле одинаково плачут все, и мужчины тоже, — утверждает Ткалич. — Кстати, дети и пожилые плачут реже. А вот чувствительная группа — 30–40 лет”.

Чаще всего, говорит психолог, сильных и состоятельных расстраивает профессиональное и личное самоопределение: не так прожил жизнь, не с тем человеком, не тем был занят. Это происходит из‑за того, что жизнь дарит таким мужчинам много возможностей и они начинают метаться, раскрывает беды своих клиентов специалист.

А вот телеведущий, шеф-повар и совладелец киевского ресторана 100 років тому вперед Евгений Клопотенко ходит к психотерапевту раз в неделю уже два года и очень этим гордится. “Современный мир позволяет делать что хочешь, — считает Клопотенко. — Если ты не можешь говорить открыто про психолога, то, скорее всего, ты к нему не ходишь”.

Сам он обратился к специалисту, когда почувствовал глобальное недовольство своей жизнью. Теперь Клопотенко говорит, что это совсем не страшно и напоминает перестройку файлов в голове.

К слову, одной из причин роста популярности такого вида услуг эксперты называют психологическое просвещение украинцев.

“Народ стал погружаться в психологическую проблематику, и она стала ему понятна”, — констатирует Ткалич.

Именно так тренер по эмоцио­нальному интеллекту Катерина Куницкая пришла к мысли о том, что ей и самой необходимы регулярные сеансы психотерапии. “Хорошо работать с людьми и взаимодействовать с ними можно только тогда, когда я сама внутри хорошо проработана”, — объясняет Куницкая. По ее собственному признанию, наибольшим стрессом для нее стали революционные события в стране в 2013–2014 годах и проблемы в браке.

Также Куницкая, которая в последнее время часто проводит тренинги для людей бизнеса, замечает: те управленцы, которые хотят вывести свой бизнес на новый уровень, обращаются к психотерапевтам в обязательном порядке.

Не последнюю роль в усилении тренда играют цифровые технологии и маркетинг. Возможности рекламы в соцсетях позволяют психотерапевтам продвигать свои услуги, а ведение блогов и комментарии в медиа — повышать узнаваемость.

Все это в свою очередь формирует цены на услуги специалистов. В настоящее время стоимость одного сеанса на киевском рынке колеблется от 300–400 грн до 2–3 тыс. грн. К примеру, Клопотенко каждый такой поход обходится в 1.000 грн, а наставник Куницкой выставляет прайс в $ 100 — $ 150.

“Клиент должен платить значимую, но не разорительную для себя сумму, — делится секретами ценообразования Ткалич. — Также цена должна зависеть от квалификации и образования, но это еще и маркетинг — мы продаем себя”.

 

раст3

ЭТО ПОЛЕЗНО: Бизнес-коуч Катерина Куницкая пользуется услугами психолога для того, чтобы быть более эффективной для собственных клиентов

Догнать Америку

Психотерапевтический ренессанс стал возможен в Украине благодаря тому, что общество глобально поменяло свое отношение к терапии, уверены эксперты. По словам Олега Бурлачука, секретаря Национальной психологической ассоциации, в советское время психология ассоциировалась с психиатрией, которую зачастую использовала власть, преследуя неугодных.

“А общий корень “психо” позволял людям думать, что это одно и то же, — продолжает Бурлачук. — Пошел к психологу — значит, на тебе висит ярлык”.

Теперь индустрия ориентируется на опыт эффективного консультирования Европы и США. Тут, к слову, тоже не обошлось без маркетинга. “На Западе активно показывают психологов в публичной плоскости: в медиа, искусстве, кино, — подчеркивает Бурлачук. — Там это обыденность”.

Медсестра Елена Жихарева, которая живет в Лос-Анджелесе уже 30 лет, с украинским экспертом не просто согласна — она уверяет, что американцы на психологах помешаны с пеленок.

“Тут родители отправляют к нему ребенка по первому чиху — будь то проблема в школе или обычная ссора в семье”, — рассказывает Жихарева. И если это не специалист, предоставленный по государственной страховке, то влететь в копеечку такие визиты могут даже по местным меркам. Цена сеанса у частного психолога стартует от $ 150–300, а частная страховка покрывает лишь лимитированное количество таких визитов.

И тут до меня дошло, что я профессионально и социально выгорела. Мне всего 26, а я не понимаю, какого черта занимаюсь десятком проектов и зачем это вообще мне нужно 
Алена Бабко, специалист по внешним коммуникациям

Несмотря на стоимость услуг психотерапевтов, которая у гуру ремесла стартует от $ 600 за час и растет до небес, американцы не скупятся. “Сложно найти пару, которая, например, развелась, не пройдя через сеансы семейной терапии”, — говорит Жихарева.

Поэтому у каждого третьего американца есть букет диагнозов и охапка таблеток — от рассеянного внимания, гиперреактивности, бессонницы, тревожности и прочих расстройств, продолжает жительница Лос-Анджелеса. “На деле большинству из них это не нужно, — скептические подмечает она. — Они идут туда, чтобы поставить себе галочку и рассказать потом на посиделках”.

По сути, чаще всего почти с таким же пакетом проблем к психотерапевтам обращаются и украинцы. “Сейчас люди чаще всего переживают глубинные проблемы профессионального само­определения, поиск смысла жизни и посттравматические стрессы, которые есть не только у атошников”, — перечисляет Ткалич.

Однако эксперты предупреждают: отечественный рынок услуг психотерапевтов пока далек от американских стандартов качества. И все из‑за того, что в Украине отсутствует система, способная объективно оценить квалификацию психолога, регламентирующих законов нет, а специалистам для работы лицензия не нужна.

Фактически это означает, что консультировать страждущих может в лучшем случае любой выпускник факультета психологии. Для сравнения: в США, чтобы заниматься психотерапевтической практикой, нужно иметь докторскую степень, пройти несколько лет ассистентской практики и сдать экзамен, чтобы получить лицензию.

“Рынок пока не зарегулирован, и систематизировать его сложно. На это понадобится не меньше пяти лет”, — прикидывает Бурлачук. К тому же, по его словам, пока психотерапевты находятся вне поля влияния Минобразования и Минздрава.

При этом в любом случае количество пациентов у них будет только расти, предсказывают эксперты отрасли. По прогнозам, с нынешней динамикой украинцы вполне могут догнать европейцев и американцев уже через 10 и даже пять лет.

“Можно сталкиваться с вызовами и решать их, либо же идти на терапию, платить деньги, выделять время и делать это намного быстрее с меньшими затратами усилий, — рассуждает Куницкая. — Выбор за каждым”.

раст1

КАК ЖИТЬ ДАЛЬШЕ: Перегрузки на работе привели киевлянку Алену Бабко на кушетку когнитивного психотерапевта в 26 лет