История

Задолго до Буковеля

В 1930‑х европейский средний класс увлекся лыжным спортом. 47 зимних курортов появилось и на территории современной Западной Украины

В 1930‑х европейский средний класс увлекся лыжным спортом. Эта мода не обошла стороной и довоенную Польшу: там возникло около 100 зимних курортов, 47 из которых — на территории современной Западной Украины

 

Олег Шама

 

 

“Русины очень быстро бегают на лыжах по снегу, — писал итальянец Алессандро Гваньини в 1578 году. — Эти лыжи деревянные, длинные, с железной подкладкой снизу, два или три локтя длиной, которые вместо постолов надевают на ноги, на длинные заостренные на концах посохи опираясь, — очень быстро, однако, бегают”.

Гваньини состоял на службе разных вельмож Великого княжества Литовского еще до того, как оно объединилось с Польшей в 1569 году, и позже изложил свои наблюдения в Хронике европейской Сарматии (книжное название Украины в XVI веке). Непонятно, почему автор приписывал использование лыж только русинам, но ясно, что у простого народа тех времен они были обычным средством передвижения.

Роскошью лыжи стали уже в первой половине ХХ века. Тогда многие европейские горожане, отдаваясь этому зимнему пристрастию, выкладывали за возможность покататься по снегу кругленькие суммы. И даже опасность такого отдыха в горах их не останавливала. Одним из мест притяжения для лыжных туристов стала Западная Украина.

photo_2

СЕБЯ ПОКАЗАТЬ: Лыжники-профессионалы покоряли зрителей прыжками с трамплинов. Село Знесиння (сейчас в черте Львова), 1930-е годы

Дорогое удовольствие

“Чем была зима в прежнем понимании? Период наглухо закрытых окон, скуки, насморка и ожидания весны. Для жителей городов зима была самым тяжелым и потерянным временем года. Лыжи открыли красоту зимы” — такими словами начинался польский рекламный буклет о 10‑дневном турне на поезде Лыжи — танцы — бридж, которое предполагало обширную программу отдыха.

Первый такой состав отправился с Краковского вокзала в субботу 21 февраля 1932 года. Вскоре вояжи стали регулярными без особой рекламы. А на первый круизный поезд в следующем сезоне заренее купили билеты 157 туристов.

 

ДЕНЬГИ ВПЕРЕД: Спальный вагон поезда Лыжи — Танцы — Бридж

 

Кроме комфортных спальных мест в составе имелся вагон для принятия душа, а за ним — ресторан со столичным варшавским меню, легко превращавшийся в ночной клуб с оркестром, танцами и картами. По желанию путешественников к поезду часто добавляли еще и киновагон. Во Львове к составу прицеплялись вагоны из Варшавы, Катовице и Познани. Дальше пассажиры-лыжники отправлялись в турне по восточным горным равнинам довоенной Польши.

За 10 дней поезд проходил 1,2 тыс. км. Шел он, как правило, ночью, так как днем пассажиры предавались лыжным прогулкам на каждой станции-остановке. Там любителей ждали протоптанные трассы с опытными инструкторами, а профессионалов — трамплины. К услугам путешественников всегда были также бары и рестораны многочисленных местных пансионатов.

Селение Ворохта (сейчас — в Ивано-Франковской области) был самой отдаленной юго-восточной станцией на пути этого круизного поезда. От нее состав поворачивал на Славское, после чего останавливался в Закопане и возвращался в Краков.

 

photo_3

СНЕЖНАЯ ПРИСТАНЬ: Пансионаты для лыжников порой строили далеко в горах. На фото  — схрониско на Морашевской возле Ворохты в последний год строительства, 1935-й

Обходился этот вояж с элементами активного отдыха в 200 злотых с человека. По данным Анны Сулих-Лиги, руководителя архива Краковского музея этнографии, в те времена средний месячный оклад специалистов в Польше — преподавателей, врачей, инженеров — составлял 280 злотых. У обычных рабочих он не превышал и сотни. Поэтому для последних чистым безумием выглядела даже цена 8 злотых за билет на подъемник в горах — это была их зарплата за два дня.

Тем не менее, когда в марте 1936‑го в Закопане лыжников впервые начали поднимать в подвесных вагончиках наверх после спуска, за год на этот “аттракцион” продали 165 тыс. билетов.

Впрочем, оплата подъема была лишь частью затрат, предстоявших лыжникам. К примеру, хорошие лыжи из ясеня или североамериканского ореха гикори стоили 50–60 злотых, крепления к ним — 15–20 злотых, стальная обивка — 7–10 злотых, повязки из тюленьей шкуры (фоки) — 20 злотых. Последние были необходимы на случай, если приходилось на лыжах идти вверх по склону: тогда к ним снизу привязывались фоки так, чтобы дерево не скользило против движения.

 

photo_4

СВОИМИ НОГАМИ: Лыжники утрамбовывают снег на поверхности трамплина перед прыжками. Закопане, февраль 1933 года

Те любители зимнего отдыха, кому претил слишком богемный стиль дорогого круиза, могли поехать обычным поездом и поселиться в каком‑нибудь затерянном в горах пансионате. Один из таких в 1937 году недалеко от Ворохты открыло Карпатское общество лыжников — схрониско на Марышевской. До него почти невозможно было добраться на автомобиле. Но в первый год пансионат принял 3 тыс. гостей.

Предметом особой гордости являлись лыжи, изготовленные своими руками. Журналы с пошаговыми инструкциями этого процесса издавал едва ли не каждый спортивный клуб, а в Польше перед войной таких было 293.

“Лыжное безумие”, как порой называли одержимость этим спортом газетные фельетонисты, к тому же повышало жизненный уровень жителей горных долин. “На трассе Львов — Ворохта всегда можно было встретить местных женщин с корзинами, наполненными колбасами, сырами, яйцами… а также с лыжами. Конечно, торговки не имели ни малейшего понятия, как на них стоять, но несомненно умели хорошо считать”, — описывал особенности обслуживания туристов в Карпатах один из лыжников.

photo_5

НА ОДНОМ ДЫХАНИИ: Команда лыжников на финише после трехдневного марш-броска. Ворохта, февраль 1935 года

С привкусом риска

В начале 1930‑х министерство обороны Польши включило биатлон в программу военных учений личного состава действующей армии. Особенно известными стали тренировочные рейды вооруженных лыжников по так называемому Гуцульскому маршруту. В 1935 году его впервые устроили в честь 20‑летия битвы у Рафайловой (сейчас — село Быстрица Ивано-Франковской области). В ходе того сражения времен Первой мировой войны бойцы Польского легиона, воевавшего на стороне Австро-Венгрии, остановили наступление российских частей.

По условиям марш-броска за три дня нужно было преодолеть 79 км на лыжах от Рафайловой до Ворохты. Причем самые длинные отрезки дистанции шли в гору. Срезать путь разрешалось только при сильной непогоде, но даже в этом случае внешняя помощь не предполагалась. Поэтому в учениях принимали участие только добровольцы, которых в газетах приравнивали к олимпийским чемпионам.

 

photo_6

НА ЛЮДЕЙ ПОСМОТРЕТЬ: Курортники у подножия трамплина в Закопане. Март 1931 года

В марте 1934‑го польских зимних курортников потрясла трагедия. Сошедшая у Закопане лавина накрыла шесть человек. “Неожиданно снег под нами треснул. Мы присели и в таком положении начали съезжать вместе со снежным пластом”, — рассказал о том происшествии 21‑летний Анджей Коверский. Он сумел выжить, продержавшись под снегом четыре с половиной часа, пока его не обнаружили спасатели. Во время Второй мировой Коверский стал сотрудником британской разведки.

Лавины в горах были обычным делом, и местные жители умели их предвидеть. Но городские храбрецы порой пренебрегали советами даже опытных инструкторов.

 

photo_7

СТИХИИ ВОПРЕКИ: Унесенный лавиной Анджей Коверский продержался под снегом четыре с половиной часа. Март 1934 года

Так, в конце 1936‑го газеты снова вышли с заголовками о “белой смерти”. В этот раз в беду попали лыжники из Львова, вышедшие утром 29 декабря из пансионата Заросляк у подножия Говерлы. Леслав Хлипальский, 25‑летний врач, и 19‑летний гимназист Анджей Стеусинг проигнорировали предупреждение инструктора о возможной лавине и отправились на прогулку. Лыжников накрыло 8-метровым слоем снега.

На их поиски бросили более сотни спасателей и местных жителей. Возможно, таким вниманием пропавшие были обязаны тому, что один из них был сыном известного тогда во Львове профессора медицины Здислава Стеусинга. Но спасти отчаянных лыжников не удалось.

Тем не менее любители комфортных путешествий и азартных игр продолжали тратить деньги на железнодорожный тур Лыжи — танцы — бридж до самого начала Второй мировой войны.

photo_1

ЛЫЖНЫЙ БУМ: Зимний туризм дал толчок развитию отдаленных карпатских селений. Ворохта, 1938 год