Вопрос недели

Коронавируса боитесь?

НВ выяснил у соотечественников, насколько их пугает вспышка нового китайского коронавируса в мире и готовы ли они из‑за него воздержаться от путешествий
Хотите купить эту статью?

НВ выяснил у соотечественников, насколько их пугает вспышка нового китайского коронавируса в мире и готовы ли они из‑за него воздержаться от путешествий

  

 

За рубеж летал, летаю и летать буду.

Несколько дней назад рядом со мной присел кашляющий и сморкающийся человек. Его место было за моей спиной, и там он сидел с товарищем, но потом подсел ко мне. Сначала я подумал, что не хочет заразить товарища. Но потом решил, что так даже лучше. Так как он теперь кашляет не мне в затылок, а вперед. Все равно весь полет я смотрел в противоположную от него сторону.

Я действительно не хочу зара­зиться и заболеть. Не хочу и не могу. Но этот насморк и кашель был конкретнее, чем новый коронавирус, о котором я ничего не знаю. Поэтому абстрактного вируса я не боюсь, а когда рядом со мной кашляют и мучаются носом, то мне становится дискомфортно независимо от того, как называется вирус сидящего рядом.

Андрей Курков,
писатель

 

Конечно, меня пугает коронавирус. Я его боюсь. Но тем не менее я не стану менять график работы, перелетов и встреч.

Буду, может быть, пользоваться маской. Еще никогда не летал в маске. Моими спутниками станут разные дезинфекторы. Ничего больше применять не намерен.

Опасность серьезная. Наши партнеры из Гонконга, например, написали, что до 20 февраля у них отменили занятия в школах.

Игорь Гуменный, 
президент торгово-промышленного холдинга UBC Group, совладелец сети пивных ресторанов Старгород

 

Я больше боюсь быть сбитым насмерть машиной на пешеходном переходе, заживо сваренным в кипятке прорванной теплотрассы или раздавленным “уставшим” мостом.

Коронавирус — дело, конечно, серьезное, но нас, украинцев, такой ерундой не запугать, у нас есть беды пострашнее.

Откуда он взялся, этот вирус, нам, обывателям, можно только гадать, но, конечно, версии о том, что в секретных лабораториях готовят новый вид бактерио­логического оружия в виде боевых летучих мышей и змей, завораживают своей оригинальностью.

В конечном итоге вирус пройдет и о нем забудут, как забыли о разгулявшейся когда‑то атипичной пневмонии. Жизнь продолжается, разве что финансовые рынки немного потрясет. И это прекрасно — будет шанс заработать на путешествия.

Иван Компан,
основатель First Kyiv Investment Club

 

Есть определенное опасение. Как раньше было со свиным гриппом или атипичной пневмонией, когда они появились. Так что жду, когда ситуация хоть как‑то стабилизируется. Но [зарубежные] поездки, конечно, никто не отменяет.

Не уверен, что ситуация с новым коронавирусом — это какая‑то теория заговора. Дело в том, что человечество уже так наигралось и набаловалось с экологией и всем остальным, что нас все чаще сотрясают то климатические изменения, то разнообразные вирусы. Мы же должны отдавать себе отчет, что человечество так вредит и гадит на Земле, что она отвечает взаимностью.

Дмитрий Крымский, 
совладелец сети магазинов Good Wine

 

Страх — понятие иррациональное. Поэтому мысль о коронавирусе мне неприятна. Пока воспринимаю это явление как далекое и не имеющее к нам отношения. Может, это просто самоуспокоение. Потому что сидеть и бояться как‑то глупо. Но, естественно, о мерах предосторожности, как минимум, необходимо знать и желательно их придерживаться.

Появление новых вирусов и глобальные климатические изменения вкупе с катаклизмами — своеобразная плата за прогресс. На многие ядия находят противоядия. Поэтому будем надеяться, что и с коронавирусом справятся.

Насколько украинская медицина и институции, аффилированные с ней, готовы противостоять? Процентов на десять, думаю. История наших провтыков учит, что мы ничему не учимся.

Зоя Казанжи, 
консультант по коммуникациям агентства E’COMM

 

По-моему, я не боюсь. Ведь часто любые данные о болезнях являются паническими. Что отражает поговорку: не так страшен черт, как его малюют.

Как я понял, коронавирус — одна из разновидностей гриппозного заболевания. Да, есть факты, что умерли люди. Но я вам открою секрет — от гриппа тоже умирают люди. Это происходит, когда накладываются обстоятельства, при которых у них ослаблен иммунитет или существуют хронические болезни. Поэтому, если вести здоровый образ жизни — высыпаться, употреблять здоровую пищу, быть физически активным и поддерживать нормальную гигиену, а в случае недомогания предпринимать лечебные усилия, то коронавирус — точно не угроза такого уровня, как болезни со смертельным диагнозом.

Честно скажу, что с отечественной [государственной] медициной я стараюсь встречаться минимально. Поэтому для меня до сих пор загадка: существует она или нет? Частная медицина в Украине существует, потому что я в основном с ней сталкиваюсь. И она, по идее, такого же уровня, как и мировая.

Китай становится очагом вирусов и пандемий, потому что это территория с высокой плотностью населения, и эта страна в последнее время стала очень активной, начала коммуницировать с миром и стала его частью.

Если бы такой вирус возник в Китае в 1960–1970‑е, то мы бы о нем и не узнали, потому что тогда из этой страны было очень мало информации. Там, извините меня, миллионы людей умирали от голода, и это не очень волновало весь мир.

Сергей Гайдай, 
политтехнолог, директор по стратегическому планированию агентства Гайдай.Ком

    

Я не боюсь коронавируса. Потом

Чтобы прочесть материал полностью,