Бизнес

Главный по асфальту, рельсам и крыльям

Чего министр инфраструктуры Владислав Криклий ждет от немцев на УЗ
Хотите купить эту статью?

Чего министр инфраструктуры Владислав Криклий ждет от немцев на украинских железных дорогах и почему он готов старательно асфальтировать трассы вокруг родного города Владимира Зеленского

 

Екатерина Шаповал

 

 

Одно время 33‑летний Владислав Крик­лий занимался не столько созиданием, сколько разрушением: в 2015 году он участвовал в ликвидации Госавтоинспекции. А затем руководил Главным сервисным центром МВД — курировал вопросы регистрации-перерегистрации автомобилей, а также выдачи водительских прав. И возродил веру отечественных автолюбителей в то, что этот процесс можно очистить от тотальной коррупции.

С приходом к власти Владимира Зеленского Криклий сблизился с его партией Слуга народа, причем до такой степени, что стал № 12 ее предвыборного списка. В итоге “убийца ГАИ” попал в ВР, а там — в транспортный комитет.

Поработал в нем Криклий недолго — в августе прошлого года он вошел в правительство, заняв свое нынешнее кресло министра инфраструктуры.

НВ планировал поговорить с Криклием после новогодних праздников. Но министр перенес интервью из‑за поездки в Давос на Всемирный экономический форум. Именно там Кабмин подписал меморандум с немецкой Deutsche Bahn о сотрудничестве в деле управления государственной Укрзализныцей.

Стороны трактовали суть этого документа по‑разному, и когда Криклий вернулся в Киев и встретился с НВ, именно с этой темы и мы и начали разговор.

— Начнем с главной профильной для вас новости последней недели — подписания меморандума между госкомпанией Укрзализныця (УЗ) и немецким ж / д-оператором Deutsche Bahn. В чем суть договоренностей?

— Договорились изучить возможность стратегического сотрудничества. Суть которого заключается в том, чтобы в несколько этапов провести трансформацию украинской железной дороги. С тем, чтобы быстрее интегрировать ее в европейские [железнодорожные] сети. А у нас большие проблемы с менеджментом, с закупками, с коррупцией. Мы хотим, чтобы вот с этими всеми вопросами специалисты Deutsche Bahn и помогли нам справиться.

— Что конкретно будут делать немцы?

— Они будут делиться с нами своей экспертизой, давать консультации, рекомендации, предлагать решения. А мы уже будем их имплементировать. Речь не идет о покупке части железной дороги, а исключительно о том, чтобы они предложили нам максимум правильных решений. А мы смогли их реализовать.

— Где гарантия, что эти решения будут реализованы? У нас есть пример польского менеджера Войцеха Бальчуна, который возглавлял УЗ и не был эффективен.

— Мы рассматриваем вариант привлечения немецкого менедж­мента. Конкретные позиции я вам сейчас не озвучу, потому что это еще в процессе обсуждения. Возможно, [немцы зайдут] в набсовет и в топ-менеджмент.

— Кто будет оплачивать работу немецких специалистов?

— Украинская железная дорога, естественно. Это же бизнес, который генерирует деньги. По итогам прошлого года у УЗ рекордная прибыль за последние несколько десятков лет — 2,5 млрд грн. С нее будут выплачены дивиденды. И это пойдет в бюджет.

Мы планируем на продажу три маленьких порта: Белгород-Днестровский, Скадовск и Усть-Дунайск

Мы теряем на неэффективном менеджменте, на кражах, коррупции и на тех схемных вещах, которые все еще присутствуют на украинской железной дороге,

Чтобы прочесть материал полностью,