Иран до Хомейни

Взлет и падение светского Тегерана

До конца 1970‑х Иран развивался как светское государство. Но затем в страну вернулся аятолла Хомейни
Хотите купить эту статью?

До конца 1970‑х прозападные взгляды шаха Резы Пехлеви и нефть позволяли Ирану развиваться по пути светского государства. Но затем в страну вернулся аятолла Хомейни

 

Олег Шама

  

 

В октябре 1971 года знаменитый парижский ресторан Maxim’s закрылся на две недели. Он получил небывалый заказ — накормить гостей иранского шаха Мохаммеда Резы Пехлеви на празднике по случаю 2500‑летия Персидской империи.

Несмотря на секретность подготовки, в прессу просочились детали меню для приглашенных первых лиц дружественных Ирану государств. Газетные заголовки, посвященные надвигающимся торжествам, сообщали о жареных павлинах, фаршированном фуа-гра, муссе из раков, жареом ягненке с трюфелями, перепелиных яйцах, фаршированных иранской икрой. На десерт шеф-повара готовили инжир в глазури и малину.

“Это не вечеринка года, а вечеринка 25 веков” — так голливудский режиссер Орсон Уэллс оценил прием у шаха, который прошел на фоне развалин Персеполя, древней столицы персидской империи — предтечи современного Ирана.

На тот момент Пехлеви уже 30 лет занимал шахский трон. “К концу ХХ века Иран должен войти в пятерку самых развитых индустриальных держав”, — заявлял монарх. И у него были все основания для таких амбиций.

Нефтяные запасы и тесное сотрудничество с передовыми странами позволил

Чтобы прочесть материал полностью,