Мнения

Правила Антимайдана

Победа Зеленского стала окном возможностей. И пролезть в него пытаются все — особенно те, кто в 2014‑м остался не у дел

Победа Зеленского стала окном возможностей. И пролезть в него пытаются все — особенно те, кто в 2014‑м остался не у дел

   

  

Павел Казарин,
ведущий телеканала ICTV,
обозреватель Крым.Реалии

 

Социальные сети в Украине никогда не были пристанищем для людей со слабой психикой. Но последние полгода — особенно. Впрочем, неудивительно. В 2019‑м прежний генплан будущего проиграл выборы. А за право написать новый сегодня борются очень многие.

Последние пять лет Украина жила в этике Майдана. Победившая в 2014‑м улица была этическим камертоном. По нему меряли процессы, сверяли ценности и выносили оценки. Погибшие в Киеве и на Донбассе закрепили своей жертвой новый нравственный стандарт. Пророссийский лагерь вычеркнули из нормы. Просоветскую ностальгию — тоже. Те, кто в свое время выбрал лагерь Антимайдана, оказались за бортом.

В рамках этики Майдана Украина пробовала создавать политическую нацию и проводить реформы. Окружала себя символическим частоколом и сооружала пантеон героев. Фейс-контроль начинался с вопроса о принадлежности Крыма и требовал ответа относительно того, с кем сражается страна на Донбассе. СМИ, отрабатывавшие повестку Москвы, считались маргинальными. Люди, пытавшиеся протащить домайданную этику в постмайданную эпоху, — тоже.

Но затем президентом стал Владимир Зеленский. Процесс создания команды которого напоминал водоворот. Эта воронка засасывала всевозможных людей, и потому на выходе мы обнаружили лоскутное одеяло, состоящее из разных биографий и взглядов, этических позиций и профессионального опыта. Тест Роршаха на новый лад: “Расскажите, какие взгляды у его фракции?”

Бывшие волонтеры соседствуют с адвокатами СССР. Коррупционеры — с антикоррупционерами. Члены команды Николая Азарова и Виктора Януковича — с людьми, которые борются за европейские стандарты. Ноев ковчег зашел в парламент, поделил министерства, начал давать интервью и вести Telegram-каналы.

Новые старые очень хотят переделать страну под себя

Те, кто в 2014‑м оказался не у дел, получили возможность переписать этический стандарт. Или, как минимум, убедили себя в этом. И потому редкая неделя обходится без скандала. Макс Бужанский [депутат президентской фракции СН] называет СМИ, поддерживавшие рождение новой Украины, “одиозными”. Александр Дубинский [еще один депутат от СН] клеймит “соросят” в собственной фракции. Андрей Портнов, бывший замглавы Администрации Януковича, призывает лезть с кулаками на тех, кто спрашивает “чей Крым”.

Глава Офиса президента называет протестные митинги проплаченными. Советник секретаря СНБО ругает “воинствующее меньшинство”. Тех, кто призывает защищать Украину, обвиняют в кровожадности.

Характерно, что при Петре Порошенко люди Майдана были не только среди его сторонников, но и среди противников. Пятого главу государства нередко упрекали в том, что он предает и обесценивает жертву тех, кто защищал Украину на улицах и в окопах. Но при этом контур этического стандарта был неизменен. Эдакие контрольные весы, на которых взвешивают поведение и позицию.

Описание реальности было однозначным. Крым аннексирован. Россия — агрессор. Небесная сотня принесла себя в жертву стране. На Донбассе армия противостоит вторжению. “Мир любой ценой” похож на капитуляцию. Бегство от империи предопределяло квоты и ограничения, поддержку украинского языка и культуры. Эстетика не отделялась от этики, а потому тот, кто не мог ответить на вопрос о принадлежности полуострова, получал красную карточку и презумпцию недоверия.

Те, кто этой новой реальностью был недоволен, теперь пытаются взять реванш. Пророссийские СМИ притворяются респектабельными. Просоветские люди клеймят украинский нарратив. Ответственность за войну пытаются разделить между Киевом и Москвой. Слово “патриот” стараются сделать иронично-презрительным.

Ревизионисты предусмотрели для себя эшелонированную систему обороны. Любую критику обесценивают обвинениями в “проплаченности”. Всех несогласных записывают в лагерь “порохоботов”. Любой разговор об этике принято переводить на обсуждение политических пристрастий: “С нами не согласны только коррупционеры”.

Ставка делается на короткую память украинского обывателя. Потрясения последних лет заботливо стерли у него воспоминания о той бездне, в которую проваливалась страна при Януковиче. Том самом Януковиче, при котором этический стандарт Украины был ровно таким, о котором ностальгируют реваншисты. Том самом Януковиче, изгнание которого из страны стало поводом для России начать войну.

Скорее всего, в ближайший год мы увидим атаку этих ребят на своих же коллег по властной команде. Всех тех, кого кадровый водоворот Зеленского затянул из лагеря Майдана в орбиту шестого президента страны. Их будут атаковать за зарплаты, обвинять в антинародных реформах и требовать заменить на крепких хозяйственников. Новые старые очень хотят переделать страну под себя.

А еще они очень боятся проиграть второй раз.