Мнения

Кино на миллион

Пять премьер, одна другой громче. Так начался новый год для украинского кино. О нем говорят. Его обсуждают. Но что будет дальше, учитывая планы властей?

Пять премьер, одна другой громче. Так начался новый год для украинского кино. О нем говорят. Его обсуждают. Но что будет дальше, учитывая планы властей?

   

  

Андрей Кокотюха, 
писатель, киносценарист  

  

Фильмы отечественного производства сперва вошли в моду, затем — в информационное пространство. Украинское кино занимает второе место по обсуждаемости в соцсетях. Лидирует политика, но те же люди уже становятся экспертами в кинопроизводстве. Редкий пользователь Facebook не знает, какое кино нужно снимать в Украине, кто должен играть главные роли, какие костюмы надевать на актеров.

Появилась практика ходить на премьеры, причем не только в Киеве. Делать селфи с актерами, даже если понятия не имели об их существовании, публиковать эмоциональные рецензии. И совсем актуальное — запускать в соцсетях “сарафан”, то есть добровольные позитивные отзывы с целью безвозмездно привлечь внимание.

Это сработало с первой новогодней премьерой — детской сказкой Пекельна хоругва, а фанаты Ирмы Витовской подняли сетевую волну во имя Мої думки тихі. Еще прошлой осенью “сарафан” раскрутил документальную ленту Співає Івано-франківськтеплокомуненерго. Что привело на фильм о работе региональных коммунальных служб 5 тыс. зрителей. Которые дали почти 0,5 млн грн кассовых сборов.

Именно сборы могут остановить весь позитив, связанный с развитием украинской киноиндустрии. Начиная с осени 2017 года количество национальных премьер вышло на уровень, когда каждую неделю в кинотеатре появлялся новый украинский фильм. А за пять последних лет индустрия сделала гигантский скачок — снято 170 картин. Здесь и художественные, и документальные, и анимация, и короткий метр. Речь о фильмах, созданных при поддержке Госкино, то есть за государственные деньги. Хотя в то же время появились первые частные, как их называли в СССР, кооперативные фильмы. Обычно за свои снимают малобюджетные комедии.

Не надо трогать, если работает

Злопыхатели ставят их в пример кино государственному. Причина: небольшие бюджеты при снова‑таки небольшом количестве экранов позволяют создателям в лучшем случае заработать, в худшем — вернуть инвестиции, выйти в ноль. Тогда как даже Киборги и Захар Беркут, имея мощную рекламу вкупе с большим общественным и зрительским запросом, вложений не вернули. При том что равнодушными работы режиссера Ахтема Сеитаблаева никого не оставляют.

Есть такая грустная украинская поговорка: хочешь стать миллионером — снимай кино в Украине. Из миллиардера превратишься в миллионера. Вот главная причина, почему в наше кино плохо идут частные деньги. Единственным и пока неповторимым инвестором в создание фильмов все эти годы остается государство. Благодаря поддержке Госкино зритель получил в этом январе пять разных отечественных лент: остросюжетную драму, мелодраму, две комедии и сказку. Однако действующую власть это не устраивает.

То, что индустрия считает успехом, министр культуры Владимир Бородянский называет провалом и недопустимой в дальнейшем ситуацией. Прокат не возвращает деньги в казну. На этом, кстати, акцентируют внимание и противники украинского кино. Причем критикуются фильмы, ориентированные создателями на широкую аудиторию. Хотя вы днем с огнем не найдете творца, который гордо скажет: широкая аудитория мне принципиально не нужна. Но по формальным признакам исторические экшены, военные драмы, детективы, мелодрамы, комедии и детское кино все‑таки не для узкого фестивального круга. Значит, спросу с жанрового кино больше. А что спросить с фильма? Только число проданных билетов и цифру с количеством нулей на выходе.

Да, говоря об украинском кино, мы говорим о прорыве. За пять последних лет общие сборы от украинских фильмов выросли в 10 (!) раз. За ушедший год наше кино собрало без малого 190 млн грн, а в 2014‑м, для сравнения, — лишь 19 млн грн. Однако на создание кинолент держава уже два года выделяет по 500 млн грн. Наших денег — язвительно добавляют сетевые критики. Поэтому господин Бородянский и намекает: количество кинолент нужно сократить в пользу качества и успешного бокс-офиса.

Так уже было. Во второй половине 1940‑х, по личному распоряжению товарища Сталина. Тот период киноведы называют малокартиньем. И кризисным для кино. Ведь пять премьер в году нынешнем мы получили только потому, что три года назад Госкино запустило десятки разных проектов. Чтобы о фильмах говорили, фильмы должны быть. Чтобы кино зарабатывало, нужны кинозалы в каждом городе. И “сарафан” не только в соцсетях, но и на государственном уровне. Только так количество фильмов перерастет в качество. Это, кстати, происходит прямо сейчас. Не надо останавливать машину. Не надо трогать, если работает.