Страна

Родина зовет

Сможет ли президент Владимир Зеленский вернуть на родину хотя бы сотню тысяч украинцев из 20‑миллионной армии заробитчан и диаспорян

Сможет ли президент Владимир Зеленский вернуть на родину с помощью дешевых кредитов для бизнеса хотя бы сотню тысяч украинцев из 20‑миллионной армии заробитчан и диаспорян, или для этого понадобится кое‑что большее

 

Иван Верстюк,
Кристина Бердинских

 

 

Автор бестселлера Бойцовский клуб Чак Паланик или вице-премьер Канады Хрыстя Фриланд наверняка были бы полезны Украине и ее попыткам стать современным европейским государством.

Но свои знания и умения эти знаменитости с украинскими корнями отдали совсем не исторической родине. И схожим образом поступают еще примерно 20 млн жителей Земли — именно такого размера, по оценкам Всемирного конгресса украинцев (ВКУ), достигает современная украинская диаспора. Впрочем, ООН дает более консервативную оценку — около 6 млн человек.

На исторической родине об этих людях периодически вспоминают, выражая надежду, что они либо вернутся сами, либо перенесут сюда свою деловую активность. Но каких‑либо специальных программ по “возвращению живых ценностей” официальный Киев до последнего времени не запускал.

Однако весной в кресле на Банковой утвердился новый президент Владимир Зеленский. Он еще в своей инаугурационной речи упомянул, что хотел бы мотивировать украинцев, живущих за рубежом, задуматься о возвращении.

И в конце года эта идея обрела форму: Кабмин анонсировал, что с февраля 2020‑го заработает программа дешевых кредитов. Направлена она не только на уехав­ших из Украины, но и на тех, кто пока еще остается здесь, лишь задумываясь о том, чтобы продолжить жизнь где‑нибудь в Варшаве или Праге.

Изначально планировалось, что общий объем программы составит не менее 5 млрд грн, однако парламент поддержал выделение лишь 2 млрд грн. Соискатель должен представить бизнес-план, вложить 20% собственных средств, а оставшиеся 80% получить от Украины в качестве займа под 5–9% годовых в зависимости от величины предприятия.

Изначально премьер Алексей Гончарук заявлял, что кредиты предоставят отечественные банки, которым правительство компенсирует часть процентной ставки. Но на недавнем заседании Кабмина он уточнил, что средства, выделяемые под программу, попадут в специальный Украинско-немецкий фонд, который и станет ими распоряжаться.

Способна ли такая программа сорвать с насиженных мест тех украинцев, которые успешно трудятся в США, Польше или Австралии? “Думаю, именно эта инициатива правительства больше направлена не на диаспору, а на так называемых заробитчан”, — говорит Эндрю Мак, руководитель офиса юридической фирмы Asters в Вашингтоне и внештатный советник украинского президента. Однако если у программы будут успешные кейсы — ею заинтересуются и те, кто уехал из Украины давно.

“Дешевые кредиты, безусловно, интересны украинцам за рубежом”, — уверен Стефан Романив, сопредседатель Австралийской федерации украинских организаций и первый вице-президент ВКУ. Мол, если в Украину поверят инвесторы, то поверят и рядовые украинцы, уехавшие из страны. И правительственные кредиты — неплохой инструмент для того, чтобы диаспоряне могли начать новую жизнь в Украине, считает Романив.

Но одних лишь денег для того, чтобы вернуть стране даже сотню тысяч из уехавших миллионов, совершенно недостаточно.

infographic_1
Такие разные

Василий Гуцул уехал из Украины в Финляндию вместе с женой и двумя сыновьями в 1987‑м. Сейчас у него в Хельсинки собственный бизнес — компания Enkora Oy, которая разрабатывает технологические решения для работы с клиентами. В разговоре с НВ Гуцул признается, что не планирует возвращаться. Да и сыновья завели себе финские семьи.

Украинцы для Финляндии — ключевой источник иностранных мигрантов. В 2018‑м более 1,8 тыс. соотечественников уехали искать работу в Суоми, в то время как эстонцев, которые традиционно ищут должности в финских компаниях, было всего 1,2 тыс. При этом платят украинцам здесь меньше установленного минимума, то есть до 11 евро в час: по данным финского издания Yle, строители с берегов Днепра получают, например, лишь 5–8 евро в час.

Кредит от Гончарука Гуцул и не против бы получить. Но переносить бизнес из Хельсинки в Киев — процесс невероятно сложный, грозящий потерей всей базы клиентов.

Схожие настроения характерны для многих местных переселенцев. В этом НВ убедился, пообщавшись с шестью руководителями Общества украинцев Финляндии, в котором состоит около двух сотен членов: едва ли не все заявили, что следят за событиями на родине, но возвращаться не готовы.

Среди “финнов” преобладает точка зрения, характерная для людей, давно покинувших страну: они помнят о пустых полках киевских магазинов и безразличии врачей в поликлиниках.

Немного иные настроения у людей, покинувших Украину относительно недавно.

Валерия Мельничук перебралась с мужем в Лондон полгода назад. Супруг нашел работу в крупной международной технологической компании, а сама Мельничук работает на фрилансе. “Мы планируем поддерживать связь с Украиной и хотели бы в будущем вернуться”, — признается она.

Схожие надежды характерны и для одной из самых крупных украинских диаспор в Европе — итальянской. По оценке ООН, учитывающей лишь легальных мигрантов, ее размер составляет 250 тыс. человек.

Наталья Гебрич эмигрировала на Апеннины в 1995 году. Долгое время работала официанткой, пока не открыла собственный гостевой дом для туристов во Флоренции. Лично она пока не готова собрать вещи и вернуться на родину. Но сразу несколько знакомых Гебрич недавно решились на подобный шаг. “Моя подруга прожила в Италии 20 лет. И ее семья возвращается, — говорит итальянская украинка. — Она будет заинтересована в инициативах Гончарука по поддержке нового бизнеса”.

Впрочем, в ФБ-группе Украинцы в Италии, насчитывающей 150 тыс. участников, немало постов о разочаровании в Украине. “Это из‑за бедности, — поясняет социолог Ирина Бекешкина. — Ведь в Италию едут не успешные бизнесмены, а люди, работающие на тяжелых физических работах”.

КИЕВ — ВАРШАВА: Работающая в Польше Мария Кузенко, эксперт EWL, говорит о том, что половина находящихся в этой стране украинцев планируют вернуться на родину, но еще часть готова перебраться в Германию

Польша или Украина

Украинцы, работающие на тяжелых работах, наводняют и главный центр национального “заробитчанства” — Польшу. Во многом именно эти люди станут первыми, на кого повлияют инициативы Зеленского.

По данным польского Нацбанка, в стране работают 900 тыс. украинцев. В среднем они, по данным статистики, трудятся здесь на протяжении семи месяцев, а затем возвращаются на родину.

На запад таких украинцев гонит низкий уровень зарплат, — на это указывают данные исследования, проведенного весной 2019‑го компанией EWL S. A. и Центром восточноевропейских студий Варшавского университета. Именно фактор больших денег как основу для желания уехать в Польшу назвали 80 % респондентов-заробитчан. Среди других причин — отсутствие работы в родном населенном пункте (28 %) и неблагоприятная экономическая и политическая ситуация в Украине (25,7 %).

Исследователи обнаружили еще одну деталь: среди “гостей с востока” формируется постоянная категория работников, ориентированных на польский рынок труда. Если в прошлом году две трети респондентов указали, что они прибыли в Польшу на работу впервые, то в 2019‑м подобным образом ответили 50 % опрошенных.

При этом около половины рес­пондентов все же рассчитывают рано или поздно сделать выбор в пользу родины, говорит Мария Кузенко, руководитель отдела легализации рабочих кадров компании EWL в Польше.

Дешевые кредиты, безусловно, интересны украинцам за рубежом
Стефан Романив,
сопредседатель Австралийской федерации украинских организаций

26‑летний Иван Гнаткив из Запорожья живет и работает в этой стране уже три года. В Украине он имел бизнес по продаже продукции Apple, а на новом месте основал агентство по аутсорсингу персонала. На вопрос о том, что подвигло его на перемену места жительства и работы, Гнаткив отвечает однозначно: проверки и наезды на бизнес.

ФОПы в Украине платят 5 %, а в Польше — 9–19 % в зависимости от вида деятельности, заявил бизнесмен НВ. Но в добавок к более высокой фискальной нагрузке он получил и уверенность: если заплатил все налоги — государство никогда не тронет.

Гнаткив хорошо отнесся к решению Гончарука запустить льготное кредитование для заробитчан, поскольку ставки по этой программе конкурентные. Так, в Польше украинцы могут взять до $ 50 тыс. в кредит под 8–12 %, а вот ипотека при наличии вида на жительство обходится в 3,5–5 % годовых. Именно кредитами на жилье Польша и интересна многим иностранцам.

“Было бы классно первым шагом запустить в Украине ипотечную систему кредитования, — рассуждает Гнаткив. — Когда человек покупает квартиру в кредит, он скорее всего не поедет работать в другую страну, а привяжется к Украине”.

“Кредиты — это очень хорошее решение правительства. Но надо давать их не только на бизнес, а и на жилье. Ведь зачастую люди уезжают [из Украины], чтобы заработать себе на квартиру”, — вторит ему Инна Волосевич, замдиректора украинской социологической компании InfoSapiens.

Германия — еще одна страна с очень низкими ставками кредитования. Совсем недавно канцлер Германии Ангела Меркель записала видеообращение, в котором призвала граждан стран за пределами ЕС приезжать на немецкую землю, чтобы работать.

Эти слова могут перенаправить в сторону Германии взоры многих украинских работников. По данным исследования EWL, каждый четвертый украинец в Польше планирует переезд дальше на запад, под крыло Меркель, в 2021 году или позже.

Правда, немецкий язык не прост, что может удержать часть заробитчан, считает Кузенко из EWL.

Паспортный вопрос

Диаспора и сама работает над тем, чтобы укрепить связи с исторической родиной. Так, ВКУ разработал два законопроекта — О заграничных украинцах и О гражданстве Украины. Они должны обеспечить возможность двойного гражданства тем людям, кто не хотел бы расставаться с паспортом с тризубом на обложке.

Зеленский уже видел оба проекта. И сейчас украинский МИД разослал предложения ВКУ в посольства по всему миру, чтобы услышать мнение о них отечественных дипломатов, регулярно сотрудничающих с диаспорами.

ВКУ предлагает возможность двойного гражданства для тех украинцев, которые живут в Евросоюзе и странах — членах НАТО. Что касается других стран, то их представители также смогут получить второй паспорт, но лишь по индивидуальному решению президента. Зеленский, кстати, предлагает сделать еще один ход — разрешить иностранцам, получающим украинский паспорт, сохранять и прежнее подданство.

“Двойное гражданство упростит много практических вещей для тех иностранных украинцев, которые уже сейчас готовы приехать и развивать бизнес в Украине, — говорит Павло Грод, президент ВКУ. — Это касается чисто бюрократических и административных вещей, которые сейчас являются сложными и требуют кучу времени”.

По словам Дмитрия Кулебы, вице-премьера по евроинтеграции, либерализация политики в этой сфере даст возможность удержать под влиянием Украины миллионы граждан, покинувших ее пределы. “Украинская диаспора — это мощный человеческий ресурс для развития страны, формирования украинского лобби в других странах мира”, — объясняет свою логику вице-премьер.

А украинское правительство сейчас разрабатывает еще одну инициативу — так называемую е-резиденцию. Ее продвигает Михаил Федоров, вице-премьер по цифровой трансформации. Схожая система работает в Эстонии и подразумевает промежуточный статус гражданина, наделенного лишь базовыми правами.

“Для диаспоры очень важно было бы иметь возможность е-резиденции и, конечно же, верховенства права — потому что никто не хочет возвращаться в мир манипуляции возможностями”, — говорит Роман Ващук, экс-посол Канады в Украине.

Де-юре Украина пока не разрешила двойное гражданство. Но де-факто с ним уже смирилась. Об этом НВ рассказал Станислав Побурян, который 10 лет живет в США, работая в отельном бизнесе. Он получил американский паспорт и, как законопослушный человек, приехал в консульство Украины в Нью-Йорке, чтобы сдать прежний паспорт. Но там его убедили не спешить.

ПАСПОРТНЫЙ ЛОББИСТ: Павло Грод, лидер украинской диаспоры, активно лоббирует идею двойного гражданства для тех, кто хочет быть вовлеченным в жизнь в Украине, не теряя связи с США, Канадой и другими странами

Звенья цепи

Двойное гражданство — лишь одно из звеньев в долгой цепи возвращения соотечественников.

Для диаспоры немаловажным “магнитом” является и популяризация в стране украинского языка и культуры. “Человек-эмигрант часто более патриотичен, так как чувствует ностальгию по родине”, — говорит Инна Волосевич. Но не только это.

Модельер Татьяна Макуха, переехавшая с мужем в Нью-Йорк, поясняет: она хочет от родины реформ. “Разве нужно напоминать, чем закончилась реформа полиции? — говорит Макуха. — Мое главное ожидание — обеспечение безопасности тем, кто осмеливается в Украине бороться с системой”.

О структурных изменениях как о ключе к успеху в деле возвращения мигрантов говорят многие из тех, кто покинул родину.

С этим согласна социолог Бекешкина. “Чтобы вернуть мигрантов, нужно обустроить жизнь в Украине, — подчеркивает она. — Вы только посмотрите, с какими трудностями сталкивается украинский бизнес”.

 

Лучше вернуть

Сейчас мигранты — важный актив для экономики Украины. За 10 месяцев 2019‑го они, по данным отечественного Нацбанка, перечислили на родину $ 9,7 млрд. И тем самым стали одним из ключевых источников для захода валюты в страну и укрепления курса гривни.

Рынок платежных инструментов для украинских мигрантов активно расширяется. С одной стороны, польские мобильные операторы предлагают украинцам специальные тарифные пакеты. А с другой — компания Mastercard недавно запустила услугу денежных переводов в мессенджере Viber, популярном среди мигрантов.

Однако если вернуть в страну не только лишь деньги, но и самих людей, эффект для государства может быть даже большим, хоть и менее очевидным.

Пожив за рубежом, многие из заробитчан и диаспорян в состоянии привезти на родину культуру и стандарты западного бизнеса. А также идеи о том, как правильно развивать предпринимательский проект, как работать с клиентами, как наращивать продажи.

“Украинцы за рубежом научились более успешным бизнес-моделям, другой бизнес-культуре, — говорит социолог Волосевич. — Это очень выгодно для Украины”.

Чтобы вернуть мигрантов, нужно обустроить жизнь в Украине
Ирина Бекешкина,
социолог

Также вернувшиеся, если их будет заметное число, привнесут в украинское общество и политику отчетливо проевропейские настроения. Тем самым ослабив просоветскую ностальгию, которая все еще сильна в стране. “Мигранты и диаспоряне поддержат проевропейские настроения и будут голосовать за те партии, которые заинтересованы в позитивных изменениях в пользу бизнеса”, — уверена Бекешкина.

Но на скорый и заметный эффект от нынешних инициатив Зеленского и Кабмина, по мнению экспертов, надеяться не стоит. Волосевич считает: хотя довольно существенная часть украинцев, живущих за рубежом, рассматривают возможность возвращения, о репатриации 20 млн человек речь и близко не идет.

Бежав с разочаровавшей их родины, многие переселенцы не спешат вновь очаровываться ею. Им необходимо увидеть, что есть стратегия развития страны, которая сделает Украину современной европейской демократией и по‑настоящему свободным рынком, считает Василий Воскобойник, президент Все­украинской ассоциации компаний по международному трудо­устройству.

“Кабмин пошел правильным путем, предлагая дешевые кредиты, но этого недостаточно, чтобы вернуть трудовых мигрантов домой, — резюмирует он. — Надо вернуть доверие населения к власти”.

И если в результате на родину вернется хотя бы 10 % от мировой украинской диаспоры, считают эксперты, это уже будет успехом.

И даже если инициатива Зеленского просто сократит отток трудовых ресурсов, страна уже вздохнет свободней. Ведь проблемы в этой сфере нарастают: по оценкам Дмитрия Дубилета, министра Кабинета министров, с 2010 года 4 млн украинцев вы­ехали за пределы страны и не вернулись.