Люди

Новый украинец

В ушедшем году форвард Шахтера бразилец Жуниор Мораес стал самым забивным футболистом из ныне играющих в украинской Премьер-лиге

В ушедшем году форвард донецкого Шахтера бразилец Жуниор Мораес получил украинский паспорт, стал лучшим бомбардиром внутреннего первенства и самым забивным футболистом из ныне играющих в украинской Премьер-лиге. Спортсмен рассказывает о карьерных перспективах и собственных инвестициях в биткоины

 

Александр Пасховер

 

 

НВ с командой Шахтера летит в Манчестер на игру в розыгрыше Лиги чемпионов с местным Сити. К журналисту НВ подходит маркетинг-директор клуба Юрий Свиридов: “Хочешь сейчас поговорить с Мораесом?” Вопрос риторический — НВ тут же перебирается к Мораесу в хвост лайнера.

Под крылом самолета о чем‑то поет зеленое море Карпат, в салоне тишина, игроки готовятся к матчу, который через два дня пройдет на Etihad Stadium, — большей частью спят или заняты играми на своих смартфонах. Трем из них, восходящим звездам украинского востока Тете, Соломону и Додо — 19, 20 и 21 год соответственно.

Жуниор Мораес — самый великовозрастный полевой игрок нынешнего Шахтера: ему 32 года. Это практически предпенсионный футбольный возраст. Но язык не поворачивается отправить “десятку” оранжево-черных на заслуженный отдых.

В нынешнем сезоне Мораес стал самым забивным форвардом украинского первенства — № 1 по числу забитых мячей (93) в чемпионате Украины. Если форвард Шахтера не остановится, то через два года возглавит список бомбардиров за всю историю украинского первенства, обойдя Максима Шацкого (124 мяча), Сергея Реброва (123) и Евгения Селезнева (111).

Единственная возможность остановить Мораеса за шаг до этой цели — продать в другой чемпионат. Сам Мораес от этой перспективы в восторге. В прошлом году он принял гражданство Украины, что позволило новому украинцу войти в состав национальной сборной. А теперь игроком уже интересуются гранды итальянской Серии А — Интер, Милан, Рома и Фиорентина.

А первый вопрос НВ к Мораесу о другом трансфере — 2017 года, когда полузащитник киевского Динамо Андрей Ярмоленко перешел в дортмундскую Боруссию.

Тогда еще его одноклубник Мораес написал у себя в Твиттере: “Мой брат, мне грустно, потому что Динамо потеряло замечательного игрока, но я очень рад за тебя. Все знают о твоем мастерстве, и ты заслуживаешь этого перехода”.

— Невероятно теплое прощание. Насколько это свойственно для украинского футбола?

— Наша карьера на самом деле очень короткая. И самое главное, помимо успехов в карьере, — дружба, которая остается на всю жизнь. Поэтому такие теплые слова были посвящены Ярмоленко. Честно говоря, я нечасто здесь такое вижу. Но, думаю, таким образом могу передать позитивный месседж для других игроков.

— Расскажите про свою семью.

— Я был очень близок со своим дедушкой. Для меня это особенный человек, он сильно повлиял на меня. Даже в сложные моменты он старался все переводить в позитив. Это помогло мне в тяжелые времена. Когда я был подростком, мои родители развелись и мы с моими мамой, братьями и сестрами жили у дедушки. И, слава Богу, не голодали. Но я видел, как близкие люди переживали большие сложности. Также я видел много преступлений вокруг нас. Была угроза, что из‑за этого окружения я пойду совсем по другому пути — бандитизм, наркотики. Изменилось все, когда мой старший брат попал в футбольную сборную Бразилии и подписал первый профессиональный контракт с Сантосом. Благодаря ему мы стали жить лучше. Это было в 2000–2001 годах.

— Вы подтвердили наблюдения сэра Алекса Фергюсона. Он писал в своей книге Менеджмент в стиле Манчестер Юнайтед. Как стать чемпионом, что для многих звезд мотивом стать большим футболистом было желание вырваться из нищих, проблемных кварталов Бразилии, Англии, Португалии и т. д. Детство Уэйна Руни прошло в проблемных районах Ливерпуля. Криштиану Роналду вырос в бедной семье на Мадейре, его воспитывала мать-одиночка, как, кстати, и Райана Гиггза. Карлос Тевес вырвался в большой свет из бедных, начиненных наркотиками кварталов Буэнос-Айреса. Насколько вы вписываетесь в этот тренд?

— Когда ты проходишь через большие сложности, это очень тяжело. Но это момент, когда ты больше всего в жизни растешь. Конечно же, это меня мотивировало. Было два ключевых момента, которые я помню. Первый, когда мои родители развелись. И второй момент, когда я играл в Сантосе. Мне предсказывали великое будущее. Первый, 2007-й, год был отличным [позже Сантос стал чемпионом Бразилии, а победный гол в решающем матче забил 19‑летний Мораес]. Это заставило меня взлететь выше себя. Но в 2008 году сменился тренер: пришел наставник, у которого были конфликты с моим отцом, с моим братом и со мной. Я практически год не играл и не мог уйти из клуба. После этого у меня появилось предложение перейти в маленький клуб. И я решил уйти, чтобы избавиться от этих проблем. В 2010 году я получил предложение переехать в Румынию. Я уже не был тем молодым игроком, который может стать суперзвездой. Я стал игроком, который просто ищет возможность играть. Я принял решение переехать в Румынию и оставил все плохое в Бразилии. Это был переломный момент в моей жизни.

— Отвечая на вопросы болельщиков, вы сказали, что самый веселый человек в Шахтере это Тайсон, самые стильные — Марлос и Веллингтон, самый серьезный — Исмаили, а самый умный — “не знаю, наверное, я”. Очевидно это была самоирония. Тем не менее сейчас мы это проверим. Я буду вам рассказывать, что знаю про Бразилию, а вы будете меня дополнять.

— Попробуем.

 

раст1

— Бразилия — крупнейший после США производитель биотоплива, мировой лидер в производстве кофе. По запасу древесины Бразилия занимает первое место в мире. И вот еще: в Бразилии много диких обезьян. Ваша очередь.

— Бразилия — пятая страна по населению в мире. Единственное португалоязычное государство Латинской Америки. В Бразилии богатая природа. Это страна с самым большим в мире числом католиков. Вам будет интересно узнать, что в Бразилии есть уличный футбол, этого нет нигде в мире.

— Да уж, футбол в Бразилии проник во все сферы. До 1994 года национальная валюта называлась “крузейро” — как один из самых титулованных футбольных клубов вашей страны. Теперь бразильская валюта называется реалом. Я вот только еще не разобрался в чью честь — Реала Мадрид или Реала Сосьедад?

— Реала Мадрид (смеется).

— Спасибо, я так и думал. Ну а теперь без шуток. Вернемся к тебе [незаметно друг для друга НВ и Мораес переходят на ты]. Сейчас ты — самый забивной форвард украинского чемпионата: 15 голов в 16 матчах. Когда ты играл за румынскую Глорию или потом за донецкий Металлург, твой средний показатель был шесть мячей в 10 играх, а в софийском ЦСКА — даже семь мячей. И лишь в киевском Динамо — четыре мяча каждые 10 игр. Почему так мало забивал за Динамо?

— Когда я пришел в Динамо, у нас был игрок-цель, это Андрей Ярмоленко. Все отрабатывали один стиль игры — довести мяч до цели. То есть развивать игру, пока мяч не придет в эту мишень — Ярмоленко. И все получалось. Это отличнейший игрок. Я был счастлив, что стал чемпионом и что мы проходили в Лигу чемпионов. Это было для меня намного лучше, чем если бы я забил 10 мячей в 10 играх, но мы были бы в чемпионате Украины вторыми и не проходили в Лигу чемпионов.

— Ты однажды говорил, что твоя мечта — играть в больших клубах, имея в виду топ-чемпионаты. Ты уже оставил эту мечту?

— Есть мечта играть в европейском гранде. Я много для этого работаю. Мои предпочтения — Англия, Италия, Испания. В моем стиле, как я играю, для нападающего итальянский чемпионат, пожалуй, самый сложный. Крепкий оборонительный футбол. А английский — очень интенсивный чемпионат.

— Как ты отметил, карьера футболиста короткая. Нужно думать, как жить дальше. Например, бывший игрок Шахтера твой земляк Жадсон через свою компанию JR Silva Empreendimentos инвестирует и строит небольшие дома с апартаментами в родной Куритибе. Во что инвестируешь ты?

— Я много инвестировал в строительство и сейчас стараюсь скупать акции разных компаний. То есть я рискую инвестициями в 10–15 % (от своих доходов).

— Кто принимает решения, куда инвестировать?

— Я уже много лет сотрудничаю с одним человеком. Он 20 лет работает в швейцарском банке. Начинал там простым служащим, теперь он — вице-президент этого банка. Это человек, которому я доверяю. Также есть в Бразилии компания MAM, которая помогает мне в инвестициях в основном в биткоины, ну и в другие бумаги не очень известных компаний.

— Такой подход к сбережению и преумножению заработанных средств — насколько он распространен среди футболистов в Украине или в Бразилии?

— В Бразилии это совершенно не развито. Я должен был потерять очень много денег, чтобы научиться в этой жизни чему‑то.

— Планируешь во что‑то инвестировать в Украине?

— Благотворительность. Я хотел бы создать какую‑то программу, стабильную, постоянную, чтобы помогать большему количеству людей. Это, я думаю, две важные вещи — здравоохранение и детские дома.

— Теперь я назову свои футбольные предпочтения, а ты свои. Итак: МанСити, Барселона, Ювентус.

— У меня нет какой‑то любимой команды в каждой стране. Я был фанатом мадридского Реала, когда там играли Луиш Фигу, Криштиану Роналду. Эта команда для меня много значит. В Италии — Интер, там Майкон, Зеедорф. И Англия, я большой фанат Гвардиолы [тренер Манчестер Сити], поэтому я фанат МанСити.

— Я закончу тем, с чего начал. Процитирую тебя: “Я всегда улыбаюсь, при встрече протягиваю руку, а здесь [в Украине] люди этого пугаются и иногда даже немного отходят”. Если это так, то, как тебе кажется, почему?

— Я глубоко уважаю историю Украины. Возможно, здесь у людей есть причины быть такими закрытыми. Уверен: быть позитивным, счастливым это хорошо даже для собственного здоровья. И я верю, что люди могут эволюционировать. Кстати, в Бразилии другая крайность. Там люди чрезмерно открыты и доступны. Когда я теперь приезжаю туда, это особенно бросается мне в глаза.

— Кому и за что ты никогда не подашь руки?

— Есть один тип людей, которых я в принципе не могу даже видеть: педофилы и люди, ответственные за любое насилие над детьми.

— Не хочу заканчивать на таком негативе. Но у меня больше нет к тебе вопросов. Может быть, ты сам задашь себе вопрос и на него ответишь?

— Что такое быть счастливым?

— Хороший вопрос. Отвечай.

— Когда у меня появились деньги, на которые я мог уже многое купить, я думал, что это и есть счастье. Но это меня не удовлетворяло. Хотя развлечения для меня всегда были на первом месте. Теперь, когда я открываю двери своего дома, мне навстречу выбегают два малыша с криком “Папа!”, обнимают меня — вот это и есть счастье.