Тень сбитого лайнера

Анатомия большого взрыва

К каким последствиям в мировой политике приведет авиакатастрофа украинского самолета в небе над Тегераном

 

Иван Верстюк, Кристина Бердинских

  

 

К седьмом часу утра по иранскому времени 8 января в еще темном небе над Тегераном, столицей Ирана, произошла трагедия, которая в очередной раз сделала Украину участником глобального конфликта. Две ракеты зенитного комплекса Тор сбили самолет Boeing 737 украинской авиакомпании МАУ, который всего несколько минут назад оторвался от земли, направляясь в Киев. Все 176 человек, находившиеся на борту, погибли: 11 граждан Украины, 88 — Ирана, 57 — Канады, 10 — Швеции, семеро афганцев и три гражданина Великобритании.

Прежде других погибли украинские пилоты — первая ракета угодила в их кабину. Лайнер рухнул на землю, и прозвучал новый взрыв, разметавший на большой территории одной из околиц Тегерана обломки самого боинга, а также тела и личные вещи пассажиров.

Опасно, что Иран сейчас может вести закулисные переговоры с Россией, чтобы фальсифицировать данные о трагедии
Майкл Карпентер,
директор Центра дипломатии Университета Пенсильвании

Иран поначалу назвал причиной трагедии неполадки на борту самолета. Но уже 9 января канадский премьер Джастин Трюдо и лидер британского правительства Борис Джонсон, опираясь на данные разведки, заявили, что причиной катастрофы стал залп, сделанный с иранской территории комплексом ПВО. И американский лидер Дональд Трамп написал в Twitter, что склоняется к этой версии.

В конце концов и президент Ирана Хасан Рухани с подачи верховного религиозного лидера страны Али Хаменеи официально признал: самолет по ошибке сбил зенитно-ракетный комплекс (ЗРК). Тот находится на балансе Корпуса стражей исламской революции (КСИР) — элитного и автономного подразделения системы обороны Ирана от внешних опасностей и внутренних беспорядков, подчиняющегося Хаменеи.

После этого соответствующее заявление сделал и официальный Киев.

Так Владимир Зеленский вновь, сам того не желая, оказался в эпицентре кризиса мирового значения. А Иран не только глубже завяз в противостоянии с США и странами Запада, но и оказался охвачен внутренним кризисом.

график
Иранский Чернобыль

На следующий день после признания Ираном своей вины на улицы Тегерана вышли тысячи людей. В социальных сетях иранцы публиковали фото и видео с этой акции. Полиция жестко подавила протесты: местные пользователи соцсетей сообщили о множестве избитых.

“Мотив протестующих очень прост — они больше не хотят жить в Исламской республике, — объяснил НВ иранский журналист Мохаммед Мозафари. — Исламская республика — это причина всех кризисов в Иране”. Он уверяет, что никто в его стране изначально особо не верил в версию о неисправном двигателе самолета, ведь местные жители уже хорошо выучили почерк исламистов из КСИР.

Мозафари, активный пользователь Twitter, за эти несколько дней успел стать в Иране и за его пределами известным человеком. Его постом поделился в соцсетях сам американский президент Дональд Трамп. Ретвит привлек внимание всего мира к тому факту, что многие иранцы не в восторге от устройства иранского государства, которым заправляют религиозные деятели.

Крупнейшие интернет-издания Ирана находятся под контролем государства, поэтому соцсети — прежде всего Twitter и Telegram — играют очень важную роль в этой стране. Ключевые журналисты делятся своими находками о преступлениях режима именно там.

И в соцсетях все громче звучит голос недовольных. Известная в Иране актриса Таране Алидусти написала в Instagram, где у ее страницы 6 млн подписчиков: “Я с этим боролась и не хотела долгое время принимать. Мы не граждане, мы — пленные. Миллионы пленных”. Возмущение действиями властей Тегерана и КСИР стали высказывать и другие известные иранцы, а несколько топовых местных спортсменов отказались выступать за национальную сборную.

IranWare, сайт иранских журналистов, живущих за границей, сравнил происходящее на их родине с тем, что значила для СССР авария на Чернобыльской станции: авиакатастрофа, как и взрыв на ЧАЭС, обнажила “всю некомпетентность, государственный обман и разложение этого режима”.

Очень многие иранцы были разочарованы в исламистском режиме и не имели никаких иллюзий в отношении него задолго до трагедии с украинским самолетом, подчеркнул в беседе с НВ американец Томас Липпман, эксперт Института Ближнего Востока — аналитического центра в Вашингтоне. Трагедия же стала объединяющим фактором для еще большего количества недовольных иранцев, которые хотят демократии, а не безграничных полномочий аятоллы Хаменеи, который может отменять абсолютно любые решения правительства и дает команды КСИР.

Внутренними проблемами дело для Тегерана не ограничивается — он по‑прежнему находится в острой фазе противостояния с США.

Международные проблемы Ирана начались в начале 2010‑х, когда страна запустила программу обогащения урана, чтобы в перспективе создать собственное ядерное оружие. Пытаясь заставить иранцев отказаться от этой затеи, США ввели против страны экономические санкции, запретив покупать у нее нефть. В 2015‑м администрация американского президента Барака Обамы совместно с Евросоюзом, Россией и Китаем достигли соглашения с Ираном: тот прекращает обогащать уран, а Запад снимает санкции.

Однако Трамп в мае 2018‑го вывел США из соглашения, считая, что оно никак не способствует построению стабильности в ближневосточном регионе. С тех пор позиция США и Евросоюза по иранскому вопросу расколота. Европейцы хотят вернуться к договоренностям 2015‑го, Трамп же настроен по отношению к Ирану более агрессивно.

И эта агрессия уже вылилась в открытое противостояние: за три с половиной часа до авиа­катастрофы украинского самолета Иран нанес ракетный удар по американским базам в Ираке. Так Тегеран мстил за своего генерала Касема Сулеймани — 3 января того расстрелял беспилотник вооруженных сил США.

Незадолго до атаки на украинский самолет Трамп собирался ответить Ирану новыми жесткими санкциями.

Теперь же многое во взаимоотношениях исламского государства с коллективным Западом зависит от того, как оно поведет себя, говорит НВ Нина Янкович, научная сотрудница Вильсоновского центра в Вашингтоне. Хорошо уже то, что, в отличие от России, сбившей в небе над Донбассом рейс MH17, Иран признал свою ответственность. Но плохо то, что власти начали перекладывать ответственность на США, пытаясь поддержать свою версию о незначительности вины КСИР.

фото 1

СТРАЖИ РЕЖИМА: Генерал Амир Али Хаджизаде (справа), командующий воздушно-космическими силами КСИР, в окружении других “стражей”. Именно он публично признал ошибку своего подразделения и сказал, что “хотел бы умереть”

Российский ракетный след

Систему Тор, которую в количестве 30 штук использует КСИР и из которой, по данным украинского Совбеза, сбили лайнер МАУ, разработали еще в 1970‑х советские инженеры. Иран закупал такие ЗРК у РФ целыми партиями в 1990–2000‑х годах.

У Тор плохая репутация: в августе 2010‑го этот ЗРК ошибочно сбил иранский истребитель, приблизившийся к одной из местных атомных электростанций.

“Программное обеспечение Тор устаревшее, модернизация вряд ли проводилась”, — объясняет Василий Шурупов, специалист по вооружению и советник в госконцерне Укроборонпром. Техническая квалификация бойцов КСИР у эксперта тоже вызывает большие сомнения. Поэтому Шурупов предполагает, что установка Тор, сбившая украинский самолет, работала в автоматическом режиме. “В ручном режиме невозможно спутать идущий на взлет боинг с угрозой”, — подчеркивает эксперт. По всей видимости, у ЗРК не работала система опознавания “свой — чужой”.

В КСИР же говорят о том, что ракету запустил человек, который при этом не успел связаться со штабом и сориентироваться, как ему правильно поступить. Мол, на принятие решения было всего пять секунд и оператор ракетной установки решил стрелять.

Президент Зеленский точно будет выступать с инициативами Украины по обеспечению безопасности полетов гражданских судов
Андрей Ермак,
помощник президента Украины

Рухани, иранский президент, пообещал, что будет создан специальный суд, который расследует все действия, которые привели к трагедии. Однако уже через несколько дней после трагедии, 14 января, лидер Ирана обвинил в произошедшем США. Мол, из‑за обострения в регионе вооруженные силы в стране находились в состоянии боевой готовности, что и привело к фатальной ошибке.

Майкл Карпентер, директор Центра дипломатии Университета Пенсильвании, считает, что Иран консультируется в позиционировании по трагедии с Кремлем. “Очень опасно, что Иран сейчас может вести закулисные переговоры с Россией, чтобы фальсифицировать данные о трагедии”, — говорит политолог. По его словам, РФ заинтересована в том, чтобы выгородить Иран и помочь ему избежать проб­лем.

Чтобы не допустить возможных фальсификаций, которые скроют настоящую цепочку событий, приведших к трагедии, необходимо провести полностью прозрачное, публичное расследование с привлечением международных специалистов, считает Бен Ходжес, американский генерал и ведущий эксперт Центра анализа европейской политики в Вашингтоне.

При этом Украина не исключает, что Иран все‑таки намеренно сбил украинский боинг. Андрей Ермак, помощник украинского президента, курирующий внешнеполитические вопросы, в разговоре с НВ подчеркнул: украинская следственная комиссия детально разберет и эту версию.

Официальный Киев изначально отправил в Иран 45 специалистов для проведения расследования. Часть из них, по словам Ермака, до сих пор работает в Тегеране.

Отдельное производство по трагедии ведет СБУ, так что дело в итоге может оказаться в одном из украинских судов.

Свою экспертизу в расследовании готова предоставить Bellingcat, частная британская расследовательская организация. Именно она доказала прямое участие России в атаке рейса MH17 в 2014 году. И была первой, кто обнародовал реконструкцию того, как иранская ракета сбила украинский самолет 8 января. “Я был очень удивлен тем, насколько внимательно к нашим данным [по рейсу MH17] отнеслись официальные следователи [в Нидерландах, которые расследовали это дело]”, — сказал НВ Эрик Толер, аналитик Bellingcat.

    

Иран должен заплатить

Стоит ли Украине ввязываться в геополитику и оказывать давление на правительство Ирана? Стивен Пайфер, бывший посол США в Украине, считает: Зеленский мог бы использовать момент и присоединиться к коалиции западных государств, которые давят на Иран с тем, чтобы тот прекратил поддерживать террористические группировки на Ближнем Востоке.

Однако украинские госдеятели и политики от резких заявлений в отношении Ирана воздерживаются, объясняя это тем, что любая агрессия помешает родственникам жертв трагедии получить полагаемые им компенсации. МИД отправил Ирану ноту с требованиями того, чего страна ждет от виновника трагедии.

Американский генерал Ходжес считает, что компенсации на сегодняшний день — это ключевое задание украинской дипломатии в иранском вопросе.

Кабмин Алексея Гончарука выделил семьям погибших по 200 тыс. грн, хотя ни один закон или норма не обязывают его делать это, — правительство предприняло такой шаг добровольно.

Иран же, согласно международным нормам гражданских авиаперевозок, обязан выплатить компенсации. Андрей Козлов, юрист и эксперт по авиаправу, объяснил НВ: сумма выплаты семьям жертв не может быть меньше 140 тыс. евро, ведь именно такой минимум предусматривает Монреальская конвенция — рамочный документ для международного регулирования авиаперевозок.

Впрочем, украинские семьи погибших могут получить от Ирана и больше. Так, ливийский диктатор Муаммар Каддафи заплатил родственникам жертв тер­акта на самолете Boeing в небе над Великобританией в 1988 году по $ 10 млн. Американская система правосудия оценивает стоимость человеческой жизни в $ 4–6 млн. В украинской ситуации сумму компенсаций будут согласовывать между собой Зеленский и Рухани.

Правда, Иран отключен от международных платежных систем, поэтому могут возникнуть технические проблемы с передачей денег.

Следственная комиссия, по словам Козлова, должна определить еще и стоимость сбитого Boeing 737. Он относительно новый — 2016 года выпуска. Размер компенсации, который за него положен МАУ, определят по схеме: текущая стоимость воздушного судна плюс доход, который он мог бы сгенерировать за период своего использования. Речь идет, как уточняет Козлов, о миллионах долларов.

Для МАУ подобные деньги существенны: дела у авиакомпании идут плохо, она отчитывается об убытках.

Евгений Дыхне, гендиректор МАУ, пояснил: его структура не только не станет больше летать в Иран, но и вынуждена будет удлинить маршруты других рейсов азиатского и ближневосточного направления, чтобы не приближаться к Ирану.

  

РАЗОБРАТЬСЯ ВО ВСЕМ: Помощник президента Андрей Ермак говорит, что украинское расследование должно ответить на вопрос: случайно иранцы сбили самолет или намеренно

Шаг за шагом

Сейчас официальный Киев готов инициировать процесс международного урегулирования того, как должно закрываться воздушное пространство над страной, где есть риски. Ведь США перестали летать над Ираном, как только взаимоотношения двух стран перешли в фазу обмена ракетными ударами. А вот европейцы, как и украинцы, продолжали полеты.

“Президент Зеленский точно будет выступать с инициативами Украины по обеспечению безопасности полетов гражданских судов”, — сказал Ермак в разговоре с НВ. Эту идею уже поддержала Верховная Рада, которая 14 января приняла соответствующее официальное заявление.

Эксперты предлагают сделать международной площадкой для расследования всех деталей авиакатастрофы Международную организацию гражданской авиации.

Традиционно для урегулирования конфликтных ситуаций и реакции на трагедии, подобные тегеранской, использовали ООН. Однако за последние пять лет Совбез ООН не мог принять практически ни одного принципиального решения — чаще всего из‑за оппозиции России.

Тем не менее Константин Елисеев, экс-замглавы Администрации президента и опытный дипломат, считает, что Украине все же надо идти в Совбез. Он объясняет: Иран обвиняет в трагедии США, поэтому американцы сами должны быть заинтересованы в антииранской резолюции. “Кроме того, было бы интересно посмотреть на позицию России на заседании Совбеза, — говорит Елисеев. — Если Россия заблокирует резолюцию, это будет очень показательно”.

Пока реакцию Зеленского на произошедшее Запад оценивает положительно. Украинскому президенту делают комплименты эксперты и комментаторы американского телеканала CNN. С ним ведут диалог и его поддерживают лидеры Канады, Великобритании и Швеции. Вот только они могли бы заранее предоставить Украине доказательства настоящей причины трагедии, чтобы она не была последней, кто заявил о ракетах Тор, считает Янкович из Вильсоновского центра. “Реакция Зеленского выглядит очень уместной в нынешней ситуации, — говорит она. — Он хорошо ориентируется в противоположных ожиданиях разных участников поиска дипломатических решений”.

Все опрошенные эксперты отмечают, что Украине стоит внимательно следить за той линией, которую сейчас в отношении Ирана поведут США. Администрация Трампа считает иранцев опасными преступниками, а потому придерживается политики максимального прессинга на нынешний режим этой страны, говорит Липпман из Института Ближнего Востока. А Брюс Ридель, представитель влиятельной организации Институт Брукингса, уверен: Трамп введет дополнительные санкции против Ирана и в американо-иранских отношениях наступит очередной кризис.

Перед украинской же дипломатией уже стоит важный вызов — сориентироваться в сложной геополитической ситуации и добиться не только компенсации для семей жертв, но и сделать свой вклад в то, чтобы подобное больше не повторялось.

Эксперты советуют Зеленскому действовать спокойно, последовательно и при поддержке международной коалиции. Иран должен признать свою вину безусловно, а не прятаться за версией о непреднамеренном запуске ракет, подчеркивает Елисеев.