Страна

Сложный портрет нации

Украинцы близки к тому, чтобы стать монолитной нацией. В этом убедились социологи проекта SeeD

При всей нынешней разделенности и наличии линии фронта на востоке украинцы близки к тому, чтобы стать монолитной нацией. В этом убедились социологи проекта SeeD, опросившие жителей всей Украины, включая оккупированный Донбасс

 

Иван Верстюк, Максим Бутченко   

  

 

Современные украинцы как народ подобны застрявшему в болоте человеку: руки и голова почти дотянулись до Европы, а ноги утопают в ностальгии по СССР. Но есть и хорошие новости — страна все чаще ощущает себя единым организмом. Люди на западе и на востоке хотят мира и все больше склоняются в сторону евроинтеграции. А традиционное и общее для всех регионов недовольство любой властью еще больше их сближает.

К таким выводам пришли аналитики европейской организации SeeD, которые исследовали украинское общество в рамках проекта SCORE (Social Cohesion and Reconciliation Index — Индекс социальной сплоченности и примирения).

Ранее SeeD проводил аналогичные исследования на Кипре и в Боснии, разделенных военными конфликтами регионах, подобных нынешней Украине.

SCORE показал, что у украинцев улучшается отношение к интеграции в Евросоюз, растет гражданская активность, соотечественники избавляются от стереотипов по отношению друг к другу. И если раньше жители запада Украины остро ощущали свою отличность от восточных украинцев — “ватников”, а те, в свою очередь, считали галичан отпетыми “бандеровцами”, то сейчас поляризация сглаживается. “Открытость к диалогу неплохая”, — подчеркивает Оксана Лемишка, координатор SeeD в Украине.

Причем речь идет обо всей стране: проект SCORE, осуществленный при поддержке ООН и американского фонда USAID, затронул каждый регион, включая оккупированные территории Донбасса. Правда, там интервьюерам пришлось использовать бумажные опросники вместо электронных планшетов во избежание эксцессов — проверок со стороны “правоохранителей” “ДНР” и “ЛНР”, а также обычного разбоя. Все собранные данные прошли два этапа проверки на соответствие действительности.

Киев и его окрестности

Ключевая характеристика, которая объединяет все регионы страны, — традиционное недоверие к центральной власти.

Лишь 2,2 балла по 10-балльной шкале — именно таков сред­ний для Украины уровень веры в решения президента и органов власти со столичной улицы Грушевского — Кабмина и Верховной Рады.

В своем исследовании SeeD в основном использовал именно 10‑балльную систему, когда полное одобрение некоего тезиса — это максимальные 10, а 100‑процентное его неприятие — 0.

Хуже всего к власть имущему Киеву относятся обитатели центральных областей страны. В Кропивницкой, Днепровской, Полтавской областях уверены: правительство о них совершенно не заботится, живя своей особой столичной повесткой дня.

При этом уровень доверия к местным властям в среднем по стране повыше — 3,3 балла.

“Успешная реформа децентрализации должна искоренить недоверие, — считает Анатолий Октисюк, политический аналитик экспертного центра Дом демократии. — У людей должно быть понимание, что их проблемы решаются на местах, а не в Киеве”.

К слову, спикер ВР Дмитрий Разумков недавно заявил, что децентрализация будет завершена в 2020 году. И к его концу все области — от Закарпатской до Харьковской — должны получить финансовые планы, чтобы стать самоокупаемыми. А оккупированные территории Донбасса, если процесс умиротворения региона пойдет удачно, смогут рассчитывать на дополнительную поддержку из Киева.

Октисюк считает, что это правильный шаг. Мол, в той же Донецкой области люди поймут, что это “местные жулики” в территориальных общинах разворовывают бюджет, а не Кабмин в Киеве где‑то недорабатывает.

Сейчас в “ЛНР” и “ДНР”, которые в официальных документах Киев называет “отдельными районами Донецкой и Луганской областей” (ОРДЛО), люди тоже не сильно верят в то, что украинское правительство и президент старательно их опекают. Впрочем, здесь присутствуют региональные нюансы.

84% людей в “республиках” считают, что больше всех о них заботятся в администрациях так называемых ДНР и ЛНР. Но эксперты SeeD дали возможность местному населения выбирать несколько вариантов ответов. И вторым по популярности — его указали 67% респондентов — стал такой: забота о “республиках” проистекает из российских госинститутов. Месседжу, что о жителях оккупированных территорий печется официальный Киев, верят лишь 36%.

При этом жители ОРДЛО больше, чем украинцы в целом, довольны эффективностью получаемых ими от местных властей услуг. Общенациональная оценка этого показателя — 6,3 балла из 10 возможных. А вот “республиканцы” поставили 7.

Лемишка из SeeD без труда объясняет этот парадокс: “Жители оккупированных территорий даже минимальное инфраструктурное улучшение, вроде строительства одной дороги, воспринимают с намного большим энтузиазмом, нежели прочие украинцы целую инфраструктурную реформу”.

Евгений Головаха, замдиректора Института социологии, считает, что этот момент необходимо использовать для реинтеграции Донбасса. “В первую очередь потребности людей в ОРДЛО связаны с материальным обеспечением, с инфраструктурой, — говорит он. — Если Украина будет думать о ее восстановлении, то это, конечно, будет оценено”.

фото 1

НАВЕСТИ МОСТЫ: Каждое посещение жителями ОРДЛО свободных от оккупации территорий должно стать для них лишним поводом задуматься о ценности жизни в Украине, считают эксперты (на фото ­ — недавно открытый мост в пункте пропуска в Станице Луганской)

Большая разница

Среди жителей оккупированных областей, по оценкам SeeD, установился консенсус: дальше жить так, как сейчас, уже нельзя. В этом уверены более 65% обитателей ОРДЛО.

Но единство заканчивается уже при ответе на вопрос: а что дальше? 16% жителей Донецка и Луганска хотят жить в составе единой Украины в том статусе, который их регион имел до начала военных действий в 2014 году. А вот четверть желают войти в состав РФ.

Однако детальный анализ показывает, что порой одни и те же люди в ОРДЛО видят свое будущее и там, и там, — просто потому, что они растеряны и им надоела нынешняя непредсказуемость. В “республиках” с нетерпением ждут Нормандского саммита 9 декабря, где Владимир Зеленский встретится со своим российским визави Владимиром Путиным в присутствии лидеров Франции и Германии и обговорит донбасское урегулирование.

Уровень поддержки мирных переговоров довольно высок по всей Украине. Среднее его значение по стране — 7,4. При этом Луганская область дает 8,3 балла поддержки, а, например, Львовская — 7,3.

Но вот особого желания вести диалог с ОРДЛО среди украинцев не наблюдается: средняя оценка таких действий по стране — лишь 3,3 балла. Это же значение и для Донецкой и Луганской областей (отдельно для “республик” оно не замерялось) невелико: 4 балла в первом регионе и 3,8 — во втором.

Но и на войну участники соц­опросов не настроены. “Главное, чего хотят люди на Донбассе, это прекращение военных действий”, — говорит Инна Волосевич, замдиректора социологической компании InfoSapiens. Согласно имеющимся в ее распоряжении данным, большинство тамошнего населения готово принять компромиссный вариант политического решения в формате децентрализации. Многие мечтают о том, чтобы получить больше автономии, чем они имели до 2014‑го.

Региону достаточно будет нескольких толчков, чтобы склонить местное население в сторону “большой” Украины. Например, стоит дать жителям ОРДЛО доступ к украинскому медийному контенту, считает Волосевич.

Уже в феврале 2020‑го на “республики” начнет свои трансляции специальный телеканал, работающий под эгидой Минкультуры, — именно это пообещал глава ведомства Владимир Бородянский. Вещателя создадут на базе существующего проекта UATV, финансируемого из бюджета в размере 440 млн грн. Контент для нового канала, вероятно, предоставят крупные частные телеструктуры — Украина, 1+1 и ICTV.

Однако политолог Владимир Фесенко предупреждает: одной лишь госпропагандой настроения в ОРДЛО не изменить. Необходимо, чтобы сама Украина стала успешной страной. “Десятки тысяч жителей этих регионов посещают украинскую территорию, — говорит Фесенко. — И если они будут видеть позитивные изменения, которые происходят в Украине, то это будет действовать лучше, чем любая пропаганда”.

Еще один риск от телевизионного вещания на ОРДЛО — плюрализм мнений: если украинские телеканалы привыкли работать в условиях свободы слова, то в ОРДЛО есть запрос на единственно правильную политическую позицию. Поэтому в демократическом медийном продукте крупных украинских каналов обитатели “республик” могут разглядеть пугающие их признаки нестабильности.

 

Совок против Европы

5,5 — именно столько баллов по 10-балльной шкале получил параметр Советская ностальгия в исследовании SeeD. В большей степени к вектору Back in USSR склонны обитатели Донбасса, без учета линии фронта. Однако и оценка киевлян пусть слегка, но превышает общенациональный уровень. Да что там столица: весьма активно поминает добрым словом СССР едва ли не вся центральная Украина.

И в этом вопросе, как выяснили исследователи, есть прямая корреляция с уровнем доверия к центральной власти: чем оно меньше, тем сильнее ностальгия по СССР.

Волосевич из InfoSapiens не удивлена: “Центральная и восточная Украина прожили в СССР на 20 лет дольше западной”. Кроме того, центр страны — это достаточно бедные регионы, которые хотят возврата времен, когда государство “всех обеспечивало” и вроде как не надо было думать о том, как заработать на жизнь.

Ностальгия по Союзу связана еще и с долей этнических русских в общей массе населения. В регионах, где она больше, — в Крыму, Донецкой и Луганской областях, — тяга к советскому раю сильнее. Да и официальная Москва упорно насаждает культ возврата к ценностям и институтам СССР, подчеркивает Волосевич.

Прошлое привлекает еще и ощущением мощного государства, уточняет Октисюк. “Это травма времен Советского Союза — нарратив сильной страны, — говорит эксперт. — В России это работает: люди готовы не получать нормальную медицинскую помощь, лишь бы понимать, что у правительства есть ядерная бомба, которой можно шандарахнуть”.

Но далеко не все население Украины повально увлечено советским прошлым. Общенациональный уровень поддержки идей европейской интеграции даже выше ностальгической оценки — 5,9 балла. Максимума — 8,9 — он достигает в Волынской области, граничащей с Польшей и активно с ней взаимодействующей в экономической сфере.

Лишь в ОРДЛО необходимость евроинтеграции оценили заметно ниже среднего: 4,4 балла в “ДНР” и 4,5 — в “ЛНР”. Но социологи уточняют: все равно это достаточно много.

   

Специалист по примирению: Оксана Лемишка, координатор проектов SeeD в Украине, считает, что украинское общество становится более монолитным

Все пройдет

“В поляризации виновато не только современное украинское общество, но и Россия, которая долгие годы делала ставку на то, чтобы разделить украинцев”, — считает американский политолог Френсис Фукуяма.

Но болезнь излечима. Эрик Дженсен, директор программы верховенства права в Стэнфордском университете, напоминает, что 2019‑й — это год празднования 30‑летия падения Берлинской стены. А дальнейшая история Германии показала, что даже разные полюсы в состоянии стать единым целым. Ведь до 1989‑го западные и восточные немцы не могли найти общий язык и верили в противоположные вещи. ФРГ была основой того, что позднее стало Евросоюзом, а ГДР жила в коммунизме и на товарных субсидиях из СССР. Однако правильная политика ФРГ, которая, как уточняет Дженсен, направила существенные финансовые средства на улучшение качества жизни Восточной Германии, привела к тому, что тамошние жители полностью изменили взгляды.

А ведь современные украинские тенденции уже указывают: мировоззренческая разница в стране постоянно сглаживается.

Чтобы активизировать этот процесс, Лемишка предлагает повышать качество предоставляемых государством услуг и экономическую безопасность населения, а также больше заботиться о нуждах обычных граждан.

Примерно о том же говорит и Фукуяма. По его мнению, Украина станет более политически однородной страной, если государство улучшит политические институты. Он советует не слишком бояться пророссийских и просоветских настроений, но активнее привлекать граждан к участию в общих экономических и социальных проектах. “Демократия — это история не только о выборах, но и о гражданской активности”, — резюмирует Фукуяма.

В американской социо­логии есть концепция melting pot, или плавильного котла. Ее суть в том, что в долгосрочной перспективе полярные настроения в обществе сглаживаются и устанавливается средняя температура по палате в смысле общего социально-политического мировоззрения. Что и происходит в Украине. “Общество постепенно становится единым целым, — говорит Лемишка. — Очень разные люди учатся жить друг с другом в одной стране”.