Мой город

Манчестер

В Манчестере вас не поймут, если вы не говорите по‑английски и не болеете футболом. Да черт с ним, с этим английским, но без футбола вам здесь точно делать нечего

В Манчестере вас не поймут, если вы не говорите по‑английски и не болеете футболом. Да черт с ним, с этим английским, но без футбола вам здесь точно делать нечего

 

 

Александр Пасховер,
обозреватель журнала НВ

  

В конце ноября меня занесло в Манчестер. Занесло не одного, а вместе с футбольным клубом Шахтер, который на Etihad Stadium встретился с местным Сити в групповом турнире Лиги чемпионов. В самолете пообщался с Жуниором Мораесом, бразильским форвардом горняков (вскоре в НВ будет мое интервью с ним). И во время беседы загадал ему загадку. Мораес не отгадал. Попробуйте вы. Итак, родился в Англии, вырос в Бразилии, умер в Украине. Что это? Вы пока думайте, а я продолжу свой рассказ.

Итак, в Манчестере до матча у меня было два свободных дня. Один из них я провел в лучшем из лучших миров — в Музее мирового футбола. Некоторое время он размещался в Престоне, в городе, откуда английский футбол в коротких штанишках вышел в большой мир. Но Престон — это провинциальный городок провинциального одноименного клуба, где туристические потоки невелики, а былые спортивные доблести глубоко заархивированы.

Поэтому в 2012‑м городские власти Манчестера легко перетащили музей под свою юрисдикцию. Муниципалитет выкупил в центре города шестиэтажный бизнес-центр и передал его под святая святых — Музей мирового футбола. Футбол в Англии — это религия. Стало быть его музей — это храм. А Манчестер претендует на роль футбольного Иерусалима, к которому тянутся толпы паломников со всего мира. Местное население в полмиллиона человек делится на две большие конфессии: МанЮнайтед и МанСити. Лично я симпатизирую вторым и всегда болею против первых.

Итак, первое, что встретилось мне в музее, — два кубка на постаменте. Один из них оригинал, им награждается клуб, выигравший по весне английскую Премьер-лигу. За последние 30 сезонов местные МанЮнайтед и МанСити 16 раз завоевывали этот трофей. Но музею это неважно: кто бы ни становился чемпионом английской Премьер-лиги, хоть аристократы из Челси, хоть провинциалы из Лестера, оригинал кубка всегда хранится только в Манчестере. Меняются лишь клубные ленточки на его рукоятках.

С кубком можно сфотографироваться. Я так и сделал.

— Where are you from? — спрашивает музейный смотритель.

Получив от меня ответ: Ukra­ine, — он поворачивается к группе болельщиков МанСити и, опустив большой палец вниз, с наигранным пренебрежением произносит: Shakhtar.

Драки не вышло. Все дружно отсмеялись, любезно пожелав друг другу на сегодняшний вечер всего самого худшего. Потом была фото­сессия с английским кубком. Держаться за него можно лишь, натянув на руки белые перчатки. Их здесь же и выдают посетителю. Из украинцев лишь Александру Зинченко, игроку национальной сборной и защитнику МанСити, посчастливилось завоевать этот трофей и подержаться за него голыми руками. Да и не только подержаться, но и в пылу торжеств сбросить кубок с пьедестала. В Манчестере мне удалось встретиться с нашим героем из МанСити. Было нескучно. В одном из ближайших номеров НВ вы прочтете интервью с Зинченко и убедитесь в этом.

В музее находится бесчисленное множество футбольных артефактов, демонстрирующих всю эволюцию игры миллионов. Например, рост зарплат. В конце XIX века потолок жалования британского футболиста — 3 фунта в неделю. К середине XX-го — 20 фунтов, к концу — 32 тыс. фунтов в неделю. Теперь суммы достигают и 200 тыс. фунтов. Речь об аргентинском форварде МанСити Серхио Агуэро.

Хотите рассказать
интересные факты
о своем городе?
Пишите нам
на travel@nv.ua

Я также подержал в руках старый футбольный мяч, ровесника моего дедушки. Пощупал футболку ФК Астон Виллы конца XIX века — легкий шерстяной свитерок, ровесника дедушки моего дедушки. Послушал отрывки радиорепортажей с чемпионатов мира 1960–1970‑х годов, поглазел на многочисленные футболки цветов ЛГБТ и на финки и кастеты самых жестоких “фирм” английских ультрас 1980‑х.

По сути, весь музей — это интерактивное шоу на футбольные темы. В одном из залов я пробил с десяток штрафных ударов и набрал гораздо больше очков, чем два британца, которые силились сделать это передо мной. В другом месте можно повторить за экранным образом футболиста элементарные финты и потренировать основы дриблинга. Здесь же игры на знание футбольной истории, невообразимое число архивного видео. Отдельный угол — для того, чтобы можно было поработать комментатором выбранного матча.

И все‑таки кое‑чего в этом музее мне недоставало. Догадались, чего именно? Украинского следа, пусть не глубокого, но хоть какого‑нибудь на мировой карте футбола. Но его здесь нет. Собственно говоря, это и есть ответ на загадку, загаданную мной Мораесу в самолете. Это футбол.