Страна

Главный депутат Зеленского

Спикер ВР Дмитрий Разумков уверен, что Владимир Зеленский не станет досрочно разгонять парламент

Регулярно лично встречающийся с президентом спикер ВР Дмитрий Разумков не боится скандалов с участием фракции Слуги народа и уверен, что Владимир Зеленский, хоть и шутит о замене “этих” парламентариев на новых, на деле не станет досрочно разгонять парламент

 

Кристина Бердинских

 

 

Еще год назад фамилия Разумков была известна разве что экспертам и журналистам, да и то как часть названия известной социологической компании Центр Разумкова.

Но после того как Владимир Зеленский в конце 2018 года объявил об участии в выборах президента, его политконсультант Дмитрий Разумков, сын основателя упомянутого центра, стал известен на всю страну. Потому что Зеленский предпочитал записывать видеоблоги, а вот Разумков-младший раздавал интервью, став единственным спикером, отвечавшим на все вопросы от имени кандидата-комика.

НВ впервые встретился со словоохотливым политконсультантом в феврале 2019‑го в штабе Зеленского, расположенном на киевских Выдубичах. Тогда еще мало кто верил в победу бывшего комика, а количество людей, подозревавших, что Разумков превратится в первое лицо Верховной Рады, и вовсе стремилось к нулю.

Но голос Зеленского после выборов вначале примерил на себя позицию лидера президентской партии Слуга народа. А затем и вовсе перебрался на Грушевского, в кабинет главы ВР.

Именно здесь НВ и побеседовал с этим человеком, который весьма уверенно обеспечивает Зеленскому так называемый турборежим принятия всех важных для главы государства законов.

Бывший политконсультант за три месяца уже вполне освоился на своем нынешнем рабочем месте. И выглядел весьма органично в просторном спикерском кабинете, на стенах которого висят многочисленные портреты украинских князей и гетманов — наследство прежнего спикера ВР Андрея Парубия.

Под тяжелыми взглядами суровых предков НВ и поговорил с Разумковым о скандальном настоящем Рады.

Пять вопросов Дмитрию Разумкову
Пять вопросов Дмитрию Разумкову

_________________________________________________

— Самая дорогая покупка за последние пять лет?

— Дом.

— Самое необычное путешествие в вашей жизни?

— Я много путешествовал, сложно ответить, какое было самым необычным. В последний же раз я ездил с семьей в Турцию.

— Самый умный человек, с которым вы когда‑либо общались или который произвел на вас самое большое впечатление?

— Прежде всего мои родители. Но было еще много людей, у которых я мог бы чему‑то научиться в этой жизни.

— На чем вы передвигаетесь по городу?

— На машине Toyota Camry.

— Если вы употребляете алкоголь, то какой?

— Разный. Дело все же в количестве. Я в этом плане человек всеядный. Можно виски, вино, водку. Главное — не смешивать.

— Начну с последних соц­опросов. По данным КМИС, больше половины населения не одобряет работу Рады. За месяц рейтинг поддержки действий парламента упал на 12 %. С чем вы это связываете?

— Есть несколько моментов. Во-первых, те скандалы, которые были в Раде. Вне зависимости от того, в какой фракции это происходило (но особенно, когда это связано с фракцией большинства), это негативно влияет на имидж любого органа.

Плюс есть ряд законопроектов, которые сегодня находятся на рассмотрении парламента и которые не всегда однозначно воспринимаются в обществе. Нужно больше коммуницировать с людьми, доносить позицию, объяснять. В погоне за результатом мы уделяли меньше времени коммуникации. Это тоже правда. Когда ты не объясняешь свою позицию, за тебя ее начинает объяснять кто‑то другой.

— Скоро 100 дней работы парламента. Какие достижения и провалы у этой Рады?

— Мы приняли 86 законов, что примерно на 30 % больше, чем за аналогичный промежуток времени наши коллеги в предыдущем созыве.

Были ли ошибки? Были. Были ли там вещи, которые надо будет исправлять? Конечно же, это тоже правда. Но мы все делали публично, в стенах Верховной Рады, а не по дороге между зданием ВР и Офисом президента, как это иногда происходило раньше.

Не допускает ошибок тот, кто ничего не делает. Если бы мы не приняли ни одного закона, мы не допустили бы ни одной ошибки.

— Осенью Рада работала в так называемом турборежиме. Он уже закончился или еще продолжается?

— Турборежим, по сравнению с тем, как работала Рада раньше, это не турборежим — это режим работы со скоростью света. Турборежим, наверное, перестанет существовать как таковой. Но он должен быть режимом эффективной и достаточно быстрой работы Верховной Рады. Чтобы не откладывать законы на 2–3 года.

Если же мы говорим о скорости и качестве работы [ВР], то многие законопроекты и постановления Верховная Рада принимала большинством голосов [более 226 голосов], часто конституционным [свыше 300]. Максимальный рекорд — 34 голосования более чем 300 голосами за один пленарный день. Я не помню, чтобы это было в какой‑либо другой Раде. Есть вещи, которые объединяют.

Турборежим, по сравнению с тем, как работала Рада раньше, это не турборежим — это режим работы со скоростью света

— Но президент, когда недавно встречался с детьми на форуме Украина растет вместе со мной, говорил, что и этих депутатов уже пора менять. Видимо, ему не очень нравится то, что происходит в парламенте?

— Вам лучше об этом все‑таки спросить у Владимира Александровича [Зеленского]. Он сможет ответить, что он имел в виду. Зная его хорошее чувство юмора, думаю, он мог просто пошутить.

— Сомневаюсь. Предполагаю, речь идет о проблемах в монобольшинстве. У нас никогда не было такого большого и такого скандального пропрезидентского большинства. Каждую неделю — новое происшествие в Слуге народа (СН).

— Ну прям каждую неделю?!

— Даже по несколько скандалов в неделю.

— Я такую статистику не веду.

— Анна Скороход, Антон Поляков, Роман Иванисов — депутаты, которых исключили из фракции СН. Это все за одну неделю произошло.

— Что я должен ответить? Что это плохо? Плохо. Точно так же, как и любые скандалы. Очень большое количество людей первый раз в Верховной Раде, некоторые из них явно первый и последний… Это [скандалы] единицы по состоянию на сегодня. Очень хочу верить, что этот показатель не будет расти.

— Скороход недавно сказала, что еще 11 депутатов готовятся на выход из фракции СН. Вы знаете, о ком речь?

— У меня нет такой информации.

— У СН самые большие проб­лемы с депутатами-мажоритарщиками. Кстати, скоро предстоит голосование по Избирательному кодексу. Это будет до конца года?

— Думаю, да.

— В кодексе остается норма, что на следующих выборах мажоритарки не будет?

— Да. Будут открытые партийные списки.

— Мажоритарщики из СН не устроят саботаж при голосовании?

— Думаю, нет. Потому что с этой  позицией все шли на выборы. Будет тяжело объяснить, почему она изменилась.

— А депутаты так сильно волнуются по этому поводу?

— Политик должен волноваться о том, говорил он правду или не говорил. И до тех пор, пока политики не будут пользоваться этим правилом, наша политика будет оставлять желать лучшего. Открытые партийные списки во многом схожи с мажоритаркой. И если ты сильный, качественный мажоритарщик, то для тебя Избирательный кодекс не будет смертельным. А может быть, даже наоборот, он где‑то поможет.

— Тот же Александр Дубинский, мажоритарщик СН, постоянно говорит: я поддерживаю политику президента, но прежде всего я ответственен перед своими избирателями на округе. Удобная позиция, чтобы объяснять, почему ты не поддержал ту или иную инициативу.

— Но за любого из мажоритарщиков голосовали исходя из той программы, с которой он шел к избирателю. Одним из пунктов этой программы были открытые избирательные списки. Значит, избиратель поддержал эту инициативу. И если ты сегодня отходишь от этой идеи, то, наверное, ты ввел в заблуждение как минимум своего избирателя.

— Есть пример голосования за законопроект по земле в первом чтении — это часть избирательной программы президента. СН с трудом удалось собрать 227 голосов под этот проект. Была группа людей из президентской фракции, которая воздержалась или не голосовала.

— Было 229 голосов. Не забывайте, что есть еще я и первый вице-спикер Руслан Стефанчук [Разумков и Стефанчук избирались от СН, но сейчас имеют статус внефракционных, поскольку входят в руководство Рады]. А вообще было 240 голосов. По-моему, это неплохой результат за закон в первом чтении. С учетом того накала страстей, которые бушевали вокруг его принятия.

— Когда второе чтение?

— Думаю, до конца года.

раст

РЕГУЛЯТОРЫ ТУРБОРЕЖИМА: Дмитрий Разумков признает, что ходит на встречи с президентом Владимиром Зеленским раз в неделю

— Меня интересует закулисье работы Рады…

— Нет у нас закулисья. У нас не театр.

— При голосовании в первом чтении за рынок земли удалось собрать 240 голосов благодаря тому, что законопроект поддержали вне­фракционные депутаты, которые связаны с миллиардером Ринатом Ахметовым. Каким образом СН ведет переговоры с группами и отдельными депутатами?

— Почему вы считаете, что депутаты не могут поддерживать или не поддерживать тот или иной законопроект?

— Когда сразу четыре человека от Ахметова поддерживают законопроект, интересно, как это происходит?

— Нет такого — депутаты от Ахметова или депутаты от кого‑то другого. Есть все народные депутаты. Они объединены вокруг каких‑то интересов своих избирателей.

— Возвращаясь к монобольшинству. Сначала была идея поделить его на 15 групп. Но эта конструкция плохо работает. И депутаты ориентируются на неформальные объединения. Рассказывают, что в СН есть многочисленная группа Ильи Павлюка, бизнесмена из Черновцов. Вы с ним знакомы?

— С Павлюком знаком. Я его видел во время избирательной кампании.

— Он появился во время президентской избирательной кампании?

— Он участвовал в президентской избирательной кампании, но, опять же, точно так же, как и многие другие люди, которые подключались к процессу выборов.

— Он рекомендовал кандидатов в депутаты СН от западных регионов?

— Мне не рекомендовал точно. Каждый отвечал за свое направление.

Если же мы говорим о так называемой группе Павлюка в парламенте, то это миф. У нас нет таких групп, которые могли бы на что‑то повлиять, исходя из привязанности к тем или иным людям. Если вы посмотрите на голосования за разные законопроекты — а журналисты часто пытаются найти какие‑то интересы тех или иных групп, — то вы вряд ли их глобально увидите.

— Депутат Дубинский, замглавы комитета по вопросам финансовой, налоговой и таможенной политики, инициировал создание парламентской следственной комиссии по расследованию работы экс-главы НБУ Валерии Гонтаревой и Нацбанка. Это тесно переплетается с интересами миллионера Игоря Коломойского (Дубинский был одним из ведущих телеканала 1+1, принадлежащего Коломойскому). Вы остановили создание этой комиссии?

— Я не могу что‑либо остановить. Решение по поводу той или иной комиссии принимается Радой. Я знаю, что были возвращены документы, потому что в них обнаружили технические ошибки. Они будут исправлены, и думаю, что опять будут подаваться.

Коммуникация с президентом и Офисом президента происходит регулярно

— То есть комиссия по расследованию работы НБУ будет создана?

— Еще раз говорю: не Разумков или кто‑то еще создает или не создает комиссию. Это решение принимается Верховной Радой. По состоянию на сегодня этого вопроса в повестке дня на неделю нет.

— В СН есть группа блогеров — Дубинский, Максим Бужанский. Своими инициативами они пугают международных партнеров, например МВФ, которые трепетно относятся к ситуации вокруг Нацбанка.

— Наших международных партнеров пугает многое. В том числе та коррупция, которая была раньше и которая, наверное, все еще продолжает быть. Но будем работать над тем, чтобы таких страшилок оставалось меньше.

— Если почитать Телеграм-каналы упомянутых Дубинского и Бужанского, то можно увидеть: они оскорбляют многих людей из власти, включая главу ГПУ.

— Я считаю, что оскорблять не стоит вообще никого. Нравится тебе этот человек, не нравится, занимает он ту либо иную должность, но переходить границы — неправильно. Для парламентариев, которые в принципе должны задавать тон поведения, это вдвойне неправильно. Если мы говорим про работу этой Рады, есть одна из инициатив, и надеюсь, что у нас получится ее реализовать, — это кодекс поведения народного депутата, кодекс этики.

— Еще одна довольно скандальная тема: ГБР хочет (через ГПУ) лишить неприкосновенности Петра Порошенко. Что будет с экс-президентом?

— Как и со всеми другими депутатами: неприкосновенность будет снята в начале следующего года.

— До конца года отдельного голосования по этому вопросу не будет?

— Я не готов ответить. Вы мне задаете вопросы, которые не относятся к моей компетенции. Я же не генпрокурор, я — глава ВР. Ходатайство на снятие депутатской неприкосновенности, задержание, аресты — сугубо прерогатива генпрокурора. По состоянию на сегодня таких обращений от него к нам не поступало.

— Как у вас происходит коммуникация с президентом и с Офисом президента? Изгнанный из СН Поляков рассказывал, что его вызывали в ОП, спрашивали, почему он не голосует за законопроекты. Вы участвуете в таких заседаниях?

— Разные встречи происходили, и в Офисе президента, и здесь [в ВР]. Понятно, что иногда ты интересуешься у нардепов, будут они поддерживать или не будут. Если не будут, то почему.

Коммуникация с президентом и Офисом президента происходит регулярно. Раз в неделю мы собираемся, общаемся — это заведенная практика.

— Много говорят о шифрах, которые вы используете, когда ведете заседание. Есть, например, “прошу визначитись і голосувати” и “прошу підтримати і голосувати”. В первом варианте — депутаты могут не голосовать, во втором — точно нужно голосовать за.

— Я же тоже человек, народный депутат, и я тоже могу высказывать свою позицию.

— Вы верите, что эта Рада продержится пять лет?

— Не нужно верить или не верить. Нужно работать так, как будто — в хорошем смысле— это последний день твоей работы.

Будет это пять лет? Хорошо. Будет это меньше? Теоретически возможно. Только надо понимать, на основании чего будет раньше закончена каденция этой Рады. По состоянию на сегодня перспектив для досрочного прекращения полномочий девятого созыва я не вижу. ВР работает эффективно, правительство есть, все есть.