Люди

Три кита

Популярный телеведущий Савик Шустер объясняет, почему его шоу выходит на канале олигарха Рината Ахметова, раскрывает подоплеку своего финансового спора с Игорем Коломойским, и политического — с Петром Порошенко
Хотите купить эту статью?

Популярный телеведущий Савик Шустер объясняет, почему теперь его шоу выходит на канале олигарха Рината Ахметова, раскрывает подоплеку своего финансового спора с другим олигархом, Игорем Коломойским, и политического — с третьим олигархом и экс-президентом Петром Порошенко

 

Евгений Киселев

 

 

В начале сентября известный журналист и телеведущий Савик Шустер вернулся на экраны украинских телевизоров. Теперь его политическое ток-шоу Свобода слова, за долгую историю существования выходившее на многих рейтинговых каналах страны, перебралось на телеканал Украина, принадлежащий бизнесмену и олигарху Ринату Ахметову. А сам Шустер, в 2016 году вынужденный покинуть страну из‑за запрета на работу и конфликта с экс-президентом Украины Петром Порошенко, теперь вникает в перипетии обновленной украинской политической жизни. Предшествовавшие этому три года он отдыхал и путешествовал.

Теперь он поделился с НВ своими наблюдениями об инициативах новой власти, впрочем, не забывая и старую.

— Первый раз вы появились в Украине весной и, я помню, в интервью говорили, что не рассматриваете возможности сотрудничества с каким‑то из больших каналов, который принадлежит кому‑то из украинских олигархов. Тем не менее сейчас вы работаете на канале Украина. Что поменялось с тех пор?

— У меня была такая позиция, что я в предвыборный сезон не буду вообще говорить ни о каких возможностях появления в эфире во время этих политических баталий. А уже после парламентских выборов я более или менее был открыт для  предложений. Я говорю “более или менее”, потому что большого желания возвращаться на телевидение у меня, правда, не было.

— То есть уговорили, пытали, заставили?

— Нет, и не пытали, и даже не заставили — очень ласково говорили. Я сам согласился, потому что пришло это новое поколение к власти, а для любого репортера, журналиста просто интересно за этим наблюдать: получится — не получится, что получится. Возникло любопытство. А потом поступило предложение от ТРК Украина сделать такое ток-шоу — хорошее, значимое, влиятельное. И я согласился.

— Если пленку отмотать назад, в 2015–2016 годы, только ленивый не говорил тогда, что у вас возник конфликт с прежним президентом Пет­ром Порошенко. Это так?

— Я считаю, что так. Но не уверен, что он так считает. Наш канал был очень открытым, и у нас не было вообще никаких, ни конъюнктурных, ни цензурных, ни каких‑то политзадач, или даже желания кого‑то поддерживать, а кого‑то не поддерживать. Проблема в том, что пятый президент Украины не любит критику — он ее не то что не хочет слышать, он ее не воспринимает. И мы приглашали людей, естественно, которые говорили то, что они знают, и то, что они думают. И вот тут начался конфликт. Меня лишили права на работу (и вид на жительство фактически тоже исчезал), я понял, что это серьезный удар сверху. Потому что такие вещи не могут происходить на горизонтальном уровне, где‑нибудь на уровне третьего звена. Я потом получил подтверждение, что это реально шло сверху. И все, у меня больше не оставалось выхода. С другой стороны, нас как канал просто задушила налоговая абсолютно необоснованными и незаконными проверками, потом — возбуждение уголовных дел против меня. В итоге все суды мы выиграли.

Да, собственник канала платит мне, но я ему приношу политическое влияние как хозяину канала

— Фактор Михаила Саакашвили тог

Чтобы прочесть материал полностью,