Страна

Руки дающих

Украинцы все чаще жертвуют деньги тем, кто беднее, слабее или стал жертвой обстоятельств

Украинцы стали чаще жертвовать деньги тем, кто беднее, слабее или стал жертвой обстоятельств. А все благодаря тому, что профессионально и точечно работающие фонды понемногу вытесняют из сферы благотворительности тысячи организаций, для которых помощь — это случайные акции или политические технологии

 

Максим Бутченко

 

 

Пять лет назад в семье Светланы Макухи, проживающей в столичном пригороде Бровары, родился сын. Однако счастье вскоре омрачилось тяжелым известием: так как это был третий ребенок, чуткие родители сразу же заметили, что новорожденный вел себя неестественно — выгибал ручки и плохо двигался. Они обратились к врачам и узнали, что у мальчика ДЦП.

“Мы кинулись к медикам, а денег не хватало. Тогда помогли фонды, например, на Украинской бирже благотворительности мы разместили несколько заявок. Собрали 360 тыс. грн для реабилитации малыша. И уже сейчас врачи констатируют улучшение его здоровья”, — говорит Макуха.

Во многом ей и мальчику повезло в том плане, что за последние несколько лет культура благотворительности в стране приобрела цивилизованные черты и путь от жертвователей к реципиентам помощи стал проще и короче.

По оценке экспертов, в стране существует около 20 тыс. благотворительных фондов, из которых около 1 тыс. постоянно функционируют. Многие из них выросли из волонтерских проектов, рожденных в 2014 году. Часть основана крупными компаниями, которые проявляют социальную активность. Некоторые проекты, такие как Таблеточки, смогли превратиться в общенациональные бренды — в месяц этот фонд собирает 3–6 млн грн на нужды онкобольных детей. А Украинская биржа благотворительности (УББ), которая агрегатирует на своей площадке самые разные заявки на помощь и собирает под них деньги от частных жертвователей, за семь лет передала нуждающимся 246 млн грн.

С прошлого года Украина присоединилась к глобальному благотворительному движению GivingTuesday — в украинской интерпретации звучит, как ЩедрийВівторок. Суть мероприятия в том, что в определенный день люди, организации и бизнес вместе делают добрые дела. К проекту, созданному в 2012 году, уже присоединились около 160 стран, а его участники собрали более $ 1 млрд.

В прошлом году в Украине фонд Zagoriy Foundation впервые организовал ЩедрийВівторок, в ходе которого собрали около 15 млн грн. А вскоре — 3 декабря — эта акция пройдет во второй раз.

Катерина Загорий, глава совета Zagoriy Foundation, уточняет: в рамках очередного Щед­рогоВівторка пройдет более 500 благотворительных мероприятий, к которым присоединятся от 10 тыс. человек.

“Благотворительность в Украине приобрела отчетливо массовый характер, — поясняет Загорий. — Люди обнаружили в себе способность поддерживать и финансировать не только точечные инициативы, но и большие проекты”.

photo_3

С МИРУ ПО НИТКЕ: Типичный частный благотворитель жертвует примерно по 100 грн четыре раза в год, говорит Татьяна Райкова-Пилипчук из УББ

Массовое добро

Замужняя горожанка 35 лет с высшим образованием, воспитывающая одного и более детей и имеющая доход от 5 тыс. грн в месяц. Так, по словам Татьяны Райковой-Пилипчук, PR-менеджера УББ, выглядит портрет типичного частного жертвователя биржи, составленный на основании социологического исследования.

В силу невысокого дохода подобный “средний” благотворитель откликается на просьбы о помощи не чаще четырех раз в год, жертвуя по 100 грн. “Тем не менее люди жертвуют постоянно. У нас уже свыше 5 тыс. реализованных проектов, и их число постоянно растет, — рассказывает Райкова-Пилипчук. — Большая часть пожертвований — 57 % — приходит из ФБ: у нас там 1 млн подписчиков”.

С различными частными и непрофильными жертвователями, но конкретно под нужды онкобольных детей работает и фонд Таблеточки. Под его опекой ежемесячно находится около 400 ребят. За один лишь 2019‑й организация, созданная Ольгой Кудиненко, собрала более 46 млн грн.

Успех Таблеточек его основательница поясняет просто: фонд работает в партнерстве с людьми, причастными к детской онкологии, — родителями маленьких пациентов, лечащими врачами и чиновниками, выделяющими бюджеты и принимающими законы. “Мы очень успешно работаем в направлении адресно-системная помощь. Помогаем детям здесь и сейчас и одновременно трудимся над изменениями системы, — рассказывает Кудиненко. — Мы видим корень проблемы и пытаемся его устранить”.

Помогаем детям здесь и сейчас и трудимся над изменениями системы
Ольга Кудиненко,
основатель фонда Таблеточки

Она отмечает, что произошел перелом в сознании украинцев: все больше людей в стране понимают, что для системного решения проблемы нужны не только волонтеры, но и благотворительные организации, работающие постоянно и полноценно. Последние на регулярной основе должны собирать взносы от обычных людей и бизнес-компаний и четко, точечно распределять полученную финпомощь.

Подобные структуры уже имеются в столице. И не только: так, в Одессе хорошо зарекомендовал себя фонд Корпорация монстров. Появился он почти случайно, когда в 2014‑м в город попали луганские сироты, вывезенные из зоны военного конфликта. Детям взялись помочь волонтеры, группа которых в итоге и превратилась в структурированную организацию.

Екатерина Ножевникова, основатель и директор Корпорации монстров, говорит, что теперь среди приоритетов ее команды — помощь больным и больницам, обеды для мало­имущих, помощь приютам и интернатам. “Нам жертвуют каждый день, а средний чек довольно высок — 250 грн. Иногда подключается не только Одесская область, но и вся Украина. Так было, когда помогали мальчику с сильными ожогами”, — рассказывает она.

За пять лет ее организация собрала около 25 млн грн. Жертвовали фонду не только деньги, но и продовольствие, а также памперсы.

Отечественные организации замахиваются уже и на глобальные проекты. Президент Фонда Восточная Европа Виктор Лях рассказал НВ, что они усовершенствуют инфраструктуру: например, перенаправили более 600 тыс. евро на ремонт львовской областной детской больницы Охматдет

НА ВСЕХ ФРОНТАХ: Фонд Таблеточки Ольги Кудиненко работает со всей цепочкой детской онкологии — от маленьких пациентов до чиновников

Непосторонний бизнес

В последние годы в тему благотворительности все более массово вовлекается и бизнес.

Частично речь идет о классическом варианте, когда основатели компаний и предприятий создают свои фонды.

Загорий, семья которой контролирует фармкомпанию Дарница, рассказывает: их Zagoriy Foundation ведет работу в трех направлениях: культура образования, культура искусства и культура благотворительности. Последнее из перечисленного означает, что они не только реализуют филантропические проекты, но и популяризуют помощь ближнему как таковую.

В Украине, по словам Загорий, семейная благотворительность имеет давние корни: можно вспомнить меценатов Терещенко, Харитоненко и других. Эти традиции были сформированы более века назад, то есть в то же время, когда начинал работать Rockefeller Foundation в США. “Наша задача — возродить эти традиции и познакомить с ними как можно больше украинцев”, — говорит Загорий.

Благотворительность в Украине приобрела отчетливо массовый характер
Катерина Загорий,
глава совета Zagoriy Foundation

Крупные корпорации в Украине все чаще переходят от обычной благотворительности к тому, что на языке белых воротничков обозначается тремя буквами — КСО (корпоративно-социальная ответственность). Анна Захараш, директор по корпоративным коммуникациям телекомкомпании Киевстар, поясняет: КСО — это не просто помощь нуждающимся, а действия, направленные на устойчивое долгосрочное развитие общества и качественные изменения в нем.

Телеком-гигант совместно с УББ с помощью СМС собирает деньги на обеспечение детских онкологических, кардиологических диспансеров современным медицинским оборудованием. А еще Киевстар уже три года поддерживает образовательный проект GoCamp — детские англоязычные лагеря при школах по всей стране.

В целом отечественная благотворительность продолжает эволюционировать. По словам Натальи Емченко, члена набсовета Фонда Рината Ахметова, в Украине только нарабатываются ее нормы и правила, общество привыкает и проникается пониманием к институту благотворительности. “Больше не стыдно и не страшно помогать тем, кому совсем плохо. Уже не стыдно и не страшно для благополучателей помощь получать. Не стыдно и не страшно обсуждать реальные проблемы”, — говорит Емченко.

Кудиненко же уверена, что нынче важно перейти от стихийной и хаотичной помощи к системной, профессиональной. “Благотворительность была политической технологией, из‑за чего десятки тысяч фондов мертвы, — поясняет она. — Нам важно сделать шаг вперед — к цивилизованной форме. И на­учить людей, как отличать шарлатанов от тех, кто искренне болеет за людей”.

photo_1

В НАДЕЖНЫХ РУКАХ: На реабилитацию своего ребенка Светлана Макуха из Броваров собрала с помощью благотворительных организаций 360 тыс. грн