Вопрос недели

Кто произвел на вас самое сильное впечатление?

НВ расспросил известных сооте­чественников, какая встреча в их жизни была знаковой

НВ расспросил известных сооте­чественников, какая встреча в их жизни была знаковой

  

 

Билл Клинтон. Он, как и я, окончил Джорджтаунский университет в Вашингтоне. Во время своего выступления в университете в 2004‑м он рассказал, как мальчик из проблемной семьи в маленьком Арканзасе после кучи поражений стал президентом США. Это дало мне еще одно доказательство, что в жизни нет ничего невозможного, надо просто идти к своей цели, несмотря на возможные поражения.

А еще меня впечатлило его владение аудиторией. Произнося речь, он становился своим для большинства людей в зале. После этого я изучал его выступления (особенно политические дебаты) и учился общаться с тысячами людей. Сейчас, когда мне уже самому приходится взаимодействовать с большим количеством людей, управляя 70 тыс. сотрудников Укрпошты, многие из этих уроков становятся суперактуальными.

Игорь Смелянский, 
генеральный директор Укрпошты

 

Президент Чехии Вацлав Гавел. Мы встречались с ним несколько раз. Но наиболее запоминающейся была наша последняя встреча. Тогда он уже был очень болен. Ему сообщили, что я в Праге и хотел бы с ним увидеться. Но поскольку он был уже практически при смерти, мне охрана сказала, что наш разговор не должен длиться больше 5–6 минут. А в итоге мы с ним разговаривали около часа. Он меня не отпускал, расспрашивал о Крыме и о том, чем он может помочь. Поразило, что человек был в таком тяжелом состоянии, а его дух — нет.

Сильное впечатление произвел приезд в 1976‑м на мой судебный процесс в Омске [советского академика, диссидента и правозащитника] Андрея Сахарова. Но лично нам удалось встретиться уже во время перестройки. Сахарову как раз разрешили вернуться в Москву из ссылки в Горьком, а я проездом возвращался из Магадана. Я думал, просто пожму ему руку и мы с супругой быстро уйдем. Но в итоге мы, наверное, до трех часов ночи обсуждали с ним, что будет дальше. И когда уже вызвали такси и стояли у двери, Сахаров удалился в комнату и вернулся с игрушкой в руках. Протянул ее и сказал: “Это от меня вашему сынишке Хайсеру”. Меня это так поразило, откуда он мог знать и запомнить имя моего малыша.

И один из наиболее замечательных людей, который меня даже сыном своим называл, это [основатель Украинской хельсинкской группы] Петр Григоренко.

Мустафа Джемилев, 
народный депутат от Европейской солидарности, диссидент, правозащитник 

   

Пока что покупатели и приближающаяся черная пятница производят на меня самое сильное впечатление.

Владислав Чечеткин, 
создатель и владелец интернет-магазина Rozetka.ua

 

Сейчас я иду со встречи с [белорусской писательницей, лауреатом Нобелевской премии по литературе] Светланой Алексиевич. Производит она впечатление? Да, конечно. Только что мы с ней сидели беседовали. И я рассказывал, что с детства был знаком с [актером и режиссером] Владимиром Оглоблиным, [скульп­тором и режиссером] Иваном Кавалеридзе, встречался с Сергеем Параджановым.

Но, наверное, наиболее сильное впечатление на меня произвела моя мама. Она очень крутая личность, и уже ее “передавить” мало кто мог. Ни один человек не изменил мою жизнь в корне, но каждый из них дополнял мою жизненную доктрину.

Олег Тистол, 
художник

 

Это Михаил Горбачев, Виталий Коротич, Евгений Евтушенко и Иосиф Кобзон. А еще Александр Розенбаум, Роман Виктюк, Борис Ефимов и Николай Амосов. Помимо них Михаил Жванецкий, Михаил Задорнов, Анатолий Кашпировский, Леонид Кравчук и Валерий Лобановский. И целый ряд других людей, кого я просто мог забыть в суете назвать.

У меня ведь было порядка 900 больших телевизионных интервью. И многие герои этих интервью [впоследствии] стали моими друзьями. Поэтому вся жизнь — это не следствие чтения книг или выученных уроков, а общение с выдающимися людьми, которые формировали эпоху и формировали меня.

Дмитрий Гордон, 
журналист, телеведущий, главный редактор газеты Бульвар Гордона, руководитель интернет-издания Гордон

 

Очень часто гипотония [резкое падение давления] в первой половине жизни переходит в гипертонию во второй. И со временем, со зрелостью враги становятся дороги, потому что и друзей остается все меньше на этом свете.

Поэтому человеком, который кроме близких и родных представлял для меня наибольший интерес был [украинский историк и политолог] Юрий Левенец. Для кого‑то это был демон, для кого‑то это был покровитель, а для меня это был человек с уникальными знаниями истории Украины, всей подноготной Кремля, Белого дома и с уникальными знаниями в психологии общества. Я могла задавать ему очень сложные вопросы, мы много спорили, но я получала от него всегда интересные полуответы, часть которых я должна была додумывать сама. Это мой Дамблдор [директор школы чародейства и волшебства Хогвартс в саге о Гарри Поттере], и мне его очень не хватает.

Юлия Мостовая, 
главный редактор издания Зеркало недели

 

Назову только ключевые фигуры, но встреча с этими людьми — безусловный подарок.

Во-первых, это [украинский театральный педагог, актер и режиссер] Анатолий Черков — человек, который меня сбил с панталыку, и я благодаря ему занялся театром. Тогда у него была небольшая театральная студия, куда мы, будучи студентами КПИ, к нему пришли. И он поменял мою “ориентацию”.

Вторая настоящая фигура — это режиссер и педагог Владимир Оглоблин. Хотя мы познакомились, когда он уже был в возрасте, меня поразили его детский, жадный взгляд на жизнь, фантастическая любовь к жизни и любопытство к ней.

Еще драматург и режиссер, мой учитель и друг Клим. Восхищает его удивительное и тончайшее чувство восприятия мира. Для меня это настоящее воплощение художника.

И [российский режиссер и теоретик театра] Борис Юхананов. К сожалению, он сейчас живет в Москве и мы практически не видимся. Но когда смотришь на него, не возникает сомнений — он точно гениальный.

Влад Троицкий,
театральный режиссер, основатель фестиваля ГогольFest