Мнения

Не удивляйтесь

Песня Квартала 95 о поджоге дома экс-главы НБУ Валерии Гонтаревой и смех в зале во время концерта напомнили примеры из истории
Хотите купить эту статью?

Песня Квартала 95 о поджоге дома экс-главы НБУ Валерии Гонтаревой и смех в зале во время концерта напомнили примеры из истории. Чем заканчивались смех и музыка на пепелище?

   

  

Владислав Рашкован, 
заместитель исполнительного
директора МВФ
   

На этой неделе Украину всколыхнула насмешливая песня о поджоге дома бывшего руководителя НБУ Валерии Гонтаревой. Одним не понравился уровень юмора, другие возмущались тем, что солисту подпевал заслуженный хор. Остальные удивились количеству людей, смеявшихся над песней во время концерта в зале. Но удивляться не стоит — история знает немало примеров смеха и музыки на пепелище, даже в недавнем прошлом, например, при сожжении книг.

В целом уничтожение книг — практика весьма старая: еще в Римской империи и Древнем Китае власти боролись с распространением идей политических оппонентов запугиванием и пожарами. Католическая церковь в средние века неоднократно устраивала публичные сожжения Талмуда. В Италии практиковался костер тщеславия, во время которого отряды мальчиков врывались в знатные дома, отбирая светские книги и предавая их торжественному сожжению. Вскоре конкистадоры в ходе срежиссированных аутодафе сжигали литературные памятники цивилизации майя. Еще позже инквизиция предписывала уничтожать все еретические книги. Так что полыхали костры и у иудеев, и у буддистов, и у христиан, и у мусульман с атеистами. Но вспомнить я хочу два других европейских примера.

В 1817 году в германской Тюрингии прошло студенческое собрание по случаю годовщины 95 тезисов Мартина Лютера и 300‑летия начала Реформации, вошедшее в историю под названием Вартбургское празднество. Хотя само мероприятие считается важным для образования единого германского государства, закончилось оно символическим сожжением “негерманских” книг на большом ритуальном костре во дворе Вартбургского замка. При этом первой книгой, полетевшей в огонь, был Кодекс Наполеона, или Гражданский кодекс, символизирующий универсалистские идеи Просвещения, то есть нечто антинациональное и антинемецкое.

В 1933‑м, вскоре после прихода к власти в Германии НСДАП, опыт студентов Тюрингии был взят на вооружение. Как и более века назад, организатором-исполнителем сожжений книг снова была прогрессивная молодежь. В этот раз — Немецкий студенческий союз, а не отвечающее за цензуру министерство пропаганды, как вы могли бы подумать.

В начале своего движения студенты распространили манифест Двенадцать тезисов против негерманского духа, в котором обозначили, что их врагами были инакомыслящие: сотни неугодных писателей и идеологически вредных философов, историков и политиков, которых власти называли “дегенеративными” и “дебилами”.

Человечество не учит
уроки прошлого

После этого началась просветительская кампания, в рамках которой каждый студент должен был очистить собственную библиотеку и библиотеки членов семьи и знакомых от “подрывной литературы” и “вредных” книг. Затем опустошались университетские и публичные библиотеки, а&n

Чтобы прочесть материал полностью,