Вопрос недели

Вы президентом быть смогли бы?

НВ расспросил соотечественников об их амбициях и о том, какие вопросы решали бы в первую очередь, будь они главой государства

НВ расспросил соотечественников об их амбициях и о том, какие вопросы решали бы в первую очередь, будь они главой государства

  

 

Президент Украины — это совершенно сумасшедшая ответственность и стресс. И когда ты решаешь стать президентом, ты забываешь про свою жизнь и живешь ради страны. В моем понимании, это большое отрешение от привычного образа жизни.

Что касается президентства Зеленского. Он и его команда взяли слишком быстрый темп. Это на самом деле хорошо. Они замахнулись на большие изменения. Но общество хочет понимать, что происходит. И в этом плане команда Зеленского недоработала. Поэтому, думаю, президентский пресс-марафон был во многом вынужденным решением. Команда Зеленского поняла, что надо это делать, потому что люди их не понимают. Но в целом тема эта прикольная.

Не знаю, стоило ли президенту тратить 14 часов своего времени. Вероятно, это можно делать чаще и короче.

Дмитрий Крымский, 
совладелец сети магазинов Good Wine

 

По-моему, у нас сейчас президентом, членом правительства и народным депутатом может быть кто угодно. Важно быть популярным и готовым выполнять приказы непопулярных, но авторитетных.

Наверное, вопрос больше в том, смог бы я стать хорошим президентом? Вряд ли. У меня нет опыта госуправления, соответствующих знаний, да и перспектива чиновничьей работы меня не прельщает.

Но если бы мне каким‑то чудом довелось возглавить государство, то в первую очередь начал бы борьбу с коррупцией. Без этого мы никогда не сдвинемся с мертвой точки.

А в долгосрочной [перспективе] я бы изменил систему образования и поддержал развитие украинской культуры. Это необходимо как минимум для того, чтобы на выборах меньше голосовали за веселую картинку и пустые обещания.

Иван Компан, 
основатель First Kyiv Investment Club
 

У меня для этого недостаточно квалификации. А те, кто идут туда без квалификации, думаю, поступают так от незнания.

Что касается устроенного Зеленским пресс-марафона. Это была не пресс-конференция, а ток-шоу. Это как раз в стиле Студии Квартал 95, это ему знакомо и удобно. Но мне кажется, что необходимой коммуникации не произошло. Потому что людям нужно объяснять, что и почему делается, а что не делается. Возможно, это более скучный [для Зеленского] жанр, но это и есть рациональная коммуникация. Нужно переквалифицироваться из хорошего актера в главу государства. А для этого необходимо окружать себя не просто людьми, с которыми комфортно, а людьми компетентными и квалифицированными.

Ирина Бекешкина, 
социолог, директор фонда Демократические инициативы

  

Конечно, смог бы быть президентом Украины. На этой должности я бы сосредоточился в первую очередь на решении экономических вопросов. Основным препятствием для инвестиций и развития страны является не столько война, сколько деструктивная экономическая политика и ее следствие — бедность. Поэтому нужно заниматься созданием абсолютно новой системы экономики, а не перезагружать старую.

Сейчас же в старых креслах просто рассаживаются новые люди, но старые кресла съедят новых людей и их энергию реформ. Это уже случалось.  Поэтому я за радикальные реформы, за фокус на экономике, на открытии новых бизнес-возможностей.

Как только Украина сможет переломить ситуацию с трендом экономического развития, станет популярной и привлекательной для денег, вопросы Донбасса и Крыма будут решаться гораздо легче. Я уже не говорю о том, что на заработанные деньги страна сможет значительно усилить свой военный потенциал. Я убежденный сторонник того, что Украина должна строить самую современную и мощную армию, чтобы противостоять любой агрессии. Любая дипломатия становится намного более эффективной, если ты хорошо вооружен.

Сергей Носенко, 
старший управляющий директор инвесткомпании International Investment Partners

 

Во-первых, я прекрасно понимаю колоссальную ответственность и за подбор команды, и за каждое решение. Ведь в современном мире это уже не может оставаться на локальном уровне, а, как эффект бабочки, имеет планетарные масштабы. Например, даже сказанное без злого умысла слово [как в телефонной беседе президента США Дональда Трампа с украинским лидером Владимиром Зеленским] может иметь колоссальные последствия.

А во‑вторых, у меня нет таких амбиций. Потому что любое дело, которым занимаешься, должно быть страстным.

Татьяна Абрамова, 
основательница и CEO бренда RITO

 

Мог бы. У меня есть понимание вопросов, которые можно было бы решить. Условно говоря, если бы у меня были такие же полномочия, как у Зеленского, и свое большинство [в парламенте], я бы сосредоточился на вопросе углубления экономики, а сам как президент стал бы главным торговым представителем [Украины] в мире. Чтобы сюда приезжали бизнесмены и приходили крупные инвесторы.

Да, Зеленский тоже зовет инвесторов в Украину, но он это говорит в целом. А ведь любые успехи основываются на двусторонних контактах, необходимо ехать [за границу], встречаться [с инвесторами]. А Зеленский много времени проводит в Украине. А должен приводить сюда каждую копейку и каждого инвестора за руку. Вот у него запланирован визит в Японию. Что он привезет оттуда, какой‑то конкретный контракт?

Что касается оккупированного Донбасса, то нужно решить гуманитарный вопрос. Прежде всего обменять всех пленных и понемногу уменьшать страдания людей. Возможно, восстанавливать [железнодорожное] сообщение и торговлю. Но воздержаться от политических решений.

Анатолий Октисюк, 
политический аналитик центра Дом демократии

 

Быть президентом Украины — это быть в первую очередь визионером и тем лидером, который способен создать среду, где люди могут себя реализовать и жить счастливыми. Конечно, было бы круто справиться с такой миссией и войти в историю. Но сейчас у меня нет таких жизненных планов.

С чего бы начинал? В первую очередь с реализации принципа верховенства права (а именно — с судебной реформы) и неприкосновенности частной собственности.

Андрей Худо, 
глава набсовета Холдинга эмоций !Fest (креативные проекты и рестораны, в том числе львовская Криївка)

 

Президентом, теоретически, может быть почти каждый, а вот хорошим президентом очень немногие.

Какой он? Вспоминая Уинстона Черчилля, президент должен быть государственным деятелем, думающим о следующих поколениях, а не политиком, думающим о следующих выборах.

Это стратег, хорошо понимающий ключевые интересы Украины, условия, при которых они достигаются.

Это успешный переговорщик, коммуникатор, мотиватор для своих сограждан и человек, имеющий успешный опыт управления большими системами и командами.

Если кратко, ключевые аспекты.

Во-первых, долгосрочная стратегия и стратегические цели Украины, определяющие роль и место страны на европейской и мировой экономической, гуманитарной, технологической и безопасностной картах.

Во-вторых, команда, способная системно обновить институты и процессы, а не занимающаяся косметическими штрихами.

В-третьих, работающие правила. Без справедливого правосудия и единых правил для всех, ни стратегия, ни команда ничего не значат.

И в-четвертых, ресурсы. Без них тоже цели недостижимы. Они могут быть внутренними, могут — внешними. В таком случае нужно понять, кто наш главный внешний партнер и договориться с ним о взаимовыгодном партнерстве. Это непросто, но критически важно.

Анатолий Амелин, 
соучредитель, директор экономических программ аналитического центра Украинский институт будущего

 

Я не готов абстрагироваться от своих изначальных ожиданий от президента как избиратель и “экспертно” объяснять, как мне пришлось бы лавировать, будь я на его месте.

Владимира Зеленского выбрали, не чтобы он лавировал, а чтобы жестко ломал коррупцию и строил в Украине общество справедливости. Поэтому аспект и запрос сейчас один: через громкий и резонансный процесс показать, что пощады коррупционерам не будет. И не в формате “выйди из класса, разбойник”, а в формате всей мощи карательной системы. Украине нужен прецедент правосудия, как бы странно это ни звучало.

Александр Смирнов, 
креативный директор агентства Tabasco

 

Разумеется, не смог бы. Быть случайным человеком “на престоле”, не имея ни связей с сильными мира, ни серьезного политического опыта, означает стать игрушкой в чьих-то руках. Не лучшая роль.

Но если бы такое и произошло, я руководствовался бы такими принципами. Никаких официальных соглашений с РФ, страной-агрессором, никаких компромиссов с путинским режимом. В то же время предпринимал бы реальные шаги по прекращению военных действий и налаживанию гуманитарных контактов с отделенными территориями.

В экономической сфере уделил бы максимальное внимание налоговому законодательству, которое дало бы возможность бизнесу работать прозрачно.

Продолжал бы политику евроинтеграции с дальним прицелом на вступление страны в НАТО.

Либерализовал бы языковой закон, сделав его выполнимым и реальным, что одно и то же.

Борис Херсонский, 
поэт, психиатр