Мнения

Смелость быть большим

То, о чем предпочитали особо не говорить, наконец выплеснулось наружу: Европа уже не та. ЕС отчаянно пытается вернуть себе статус большого игрока, продолжая делать ошибки

То, о чем предпочитали особо не говорить, наконец выплеснулось наружу: Европа уже не та. ЕС отчаянно пытается вернуть себе статус большого игрока, продолжая делать ошибки

  

 

Дмитрий Кулеба, 
вице-премьер-министр по европейской
и евроатлантической интеграции Украины

  

В мае французский еженедельник Le Point вышел с откровенным заголовком на обложке: Когда Европа доминировала над миром (и почему она еще не сказала своего последнего слова). То, что знали, но о чем предпочитали не говорить слишком громко, наконец‑то выплеснулось в массмедиа.

Европа уже не та. Она ищет себя. Свое место в новом меняющемся мире. Старые альянсы, считавшиеся вечными, на поверку оказались не такими уж и долгоиграющими. Монолит либерального Запада треснул. Сам либерализм треснул. Китай серьезно теснит Америку. США нервничают и делают резкие шаги. С оружием в руках бродит призрак России. Растет Индия. В мире усиливается напряжение.

В этой глобальной гонке ЕС озабоченно оглядывается по сторонам. Еще немного такого провисания и европейские страны, некогда определявшие будущее мира, сменят водительское место на пассажирское в самоуправляющемся автомобиле, сделанном в США с китайским софтом.

Президент Франции Эммануэль Макрон со всей своей пассионарностью не просто пытается удовлетворить личные амбиции на континенте. В его лице воплощается сама амбиция Европы вернуть если не мировое величие, то хотя бы статус реального большого игрока.

Но есть загвоздка: в этой битве необходимо мобилизовать как можно больше ресурсов, а ЕС, наоборот, по разным причинам скукоживается, теряя Великобританию и тормозя политику расширения.

Кажется, нынешние разговоры в Евросоюзе о несвоевременности расширения обусловлены не объективными трудностями, а отсутствием смелости быть по‑настоящему большими. Желание быть есть, а смелости нет. На этом фоне инициатива некоторых евросоюзных игроков снова подружиться с Россией, чтобы сделать Европу более сильной в мире, выглядит, как попытка объехать многокилометровую пробку не по ухабистым дорогам ближайших соседей, а по русскому минному полю.

Европа не всегда была доброй старушкой. Ей есть чего стыдиться. Но Евросоюз является уникальной в истории попыткой создать либеральную империю добра. Да, имперские метафоры в демократическом мире — это не комильфо, но они бывают правдивыми.

Империя не может стоять на месте, она должна расширяться. ЕС как проект статичного мира на отдельном участке пространства — это взгляд в прошлое. ЕС должен стать проектом роста, силы и ценностей. Получить такого игрока — в интересах не только Европы, но и всего мира.

ЕС скукоживается, теряя Великобританию и тормозя политику расширения

Расширение всегда было стимулом роста ЕС. Когда Евросоюз отказывается принимать новых членов, он замыкается в себе. Открывая двери лишь декларативно, не собираясь приглашать гостей, ЕС тормозит двигатель собственного роста. Сейчас вот притормаживают вступление первых на очереди государств Западных Балкан. А ведь по логике сразу после них должны быть ассоциированные Украина, Молдова и Грузия, которые четко заявили о своих евроинтеграционных устремлениях и многое для этого делают.

Кроме экономической силы (огромный внутренний рынок и общий регуляторный режим) преимуществом ЕС также является мощная “мягкая сила”. Благополучие Европы базируется на высоких социальных стандартах, экономическом и политическом либерализме, верховенстве права, защите уязвимых групп. Именно такая мягкая сила крепче железных оков удерживает эту либеральную империю. Именно она объединяет в общую европейскую семью европейские народы, которые еще несколько десятилетий назад воевали друг с другом.

Двигателем европейской интеграции всегда была экономика, дающая свободу сосредоточиться на защите этих и других ценностей. Однако чтобы сохранить свой кусок глобального пирога, ЕС должен быть готов в него вгрызаться, наращивая ресурсные, интеллектуальные и военные мускулы. Здесь интересы Украины и Евросоюза полностью совпадают. Мы нужны друг другу, чтобы коллективно наращивать мышцы, помня: слабость одного является уязвимостью всех.

Вместо того чтобы открещиваться от либеральных имперских амбиций, Евросоюзу стоит стать проектом правильной силы в мире, где правила больше не защищают от желания сильного навязывать свою волю агрессивными действиями. Ему стоит найти в себе смелость стать большим, смотреть на себя как на глобальную силу, а не только единый рынок с неизменным количеством участников.

Отцы-основатели ЕС в далекие 1940‑е многим казались мечтателями со своей идеей об объединенной Европе. Хотя на самом деле они просто были амбициозными реалистами своего времени. Они имели смелость заглянуть в будущее, которое всегда принадлежит дерзким и амбициозным. Именно такой была Европа. Именно такой может стать Украина в большой Европе.