История беженцев

Остросюжетный соус

Семья сомалийцев бежала из горячей Африки, чтобы наладить новую жизнь, и начала бизнес в Одессе. Что из этого получилось, рассказали сами беженцы
Хотите купить эту статью?

Семья сомалийцев бежала из горячей Африки, чтобы наладить новую жизнь, и начала бизнес в Одессе. Что из этого получилось, рассказали сами беженцы

 

Александр Пасховер (Киев — Одесса — Киев)

  

 

Бельгиец Юг Биссо протягивает визитку. На ней указана его должность — старший советник по правовым вопросам представительства ООН по делам беженцев. Он внимательно слушает рассказ журналиста НВ о том, как он в Одессе познакомился с семьей беженцев из Сомали, замыслившей, по словам отца семейства 59‑летнего Абдурашида Хассана Нура, невозможное — построить свой бизнес в Украине.

Речь идет о небольшом производстве соусов. Двигателем всего процесса является мама, 34‑летняя Лул Ибрагим Мохаммед, а помогают ей старшие дети — 16‑летняя Мунира и 15‑летний Ибрагим. В семье есть еще четверо братьев и сестер.

Мунира и Ибрагим варят по маминому рецепту сомалийский соус под брендом Lul и занимаются его продвижением. Они пытаются прорваться со своей новинкой в торговые сети, а также сотрудничают с сетью одесских ресторанов Zodiac и ведут переговоры с их конкурентами.

Ребята уже вкусили все прелести общения с украинской бюрократией, многократно оказывались на грани разорения и испытывали приток адреналина в редкие моменты взлетов. В судьбе соусов еще ничего неясно, кроме одного: “Мы строим бизнес для наших внуков”, — говорит Лул Ибрагим Мохаммед.

Юг Биссо с интересом слушает эту историю. По его мнению, тема адаптации беженцев в Украине куда острее, чем может показаться некоторым украинским чиновникам. Первое, что неведомо бюрократии, это реальное количество людей, прибывающих в Украину отовсюду, желая получить статус беженца, или “людей, требующих дополнительной защиты”.

По словам Биссо, таковых в Украине от 5 тыс. до 6,5 тыс. и это уроженцы шести десятков стран. Причем только половина из них за многие годы смогли получить запрашиваемый статус.

До вооруженного конфликта на востоке Украины ежегодно в страну въезжало до 1,5 тыс. человек. В последние годы эта цифра сократилась вдвое, а теперь снова поползла вверх. Это вызывает у Биссо тревогу.

Украинские центры по приему беженцев, расположенные в Одессе, Яготине и Ужгороде, способны вместить около 300 человек и столько же кое‑как прокормить. “Миграционные службы постоянно к нам обращаются, потому что у них нет денег для приобретения средств гигиены”, — сокрушается Биссо.

Бельгиец перечислил еще ряд трудностей законодательного характера, которые усложняют жизнь как тем, кто бежит в Украину, так и тем, кто их здесь встречает. Речь идет о в

Чтобы прочесть материал полностью,