Мнения

Войти в доверие

Самым мощным противовесом низменным инстинктам власти являются ценности. И главной ценностью лидеров будущего должен стать человек

Самым мощным противовесом низменным инстинктам власти являются ценности. И главной ценностью лидеров будущего должен стать человек

 

 

Наталья Попович,
основатель One Philosophy Group, сооснователь Украинского кризисного медиацентра

 

Хит этого года — популярный мини-сериал Чернобыль канала HBO — дал возможность зрителям прочувствовать всю природу власти в Советском Союзе. Чернобыль — пример не только техногенной катастрофы. Это кейс катастрофы доверия к системе управления.

А формула доверия проста: то, что мы делаем, добавляется к тому, что мы говорим, и суммируется с опытом взаимодействия с нами, разделенным на наше эго.

Несмотря на все декларации, в СССР относились к людям как к статистике. На примере сериала это проявлялось и в формате общения “начальник — дурак”, и в том, как поздно эвакуировали жителей города.

Идем дальше. Советская система систематически распространяла ложь. Цитируя профессора Легасова, “любая ложь делает нас должниками правды. Рано или поздно придется заплатить по счету”. В КПСС так и не решились сказать миру правду ни о причинах, ни о масштабах произошедшей трагедии. Более того — партия не смогла организовать качественный быт для граждан, но при этом умело культивировала страх. Как метко заметил британский писатель и дипломат Роберт Конквест, “страх по ночам и лихорадочные усилия днем по поддержанию энтузиазма в отношении системы лжи — перманентные условия жизни советского человека”. И все это работало на сильнейший инстинкт самосохранения советской системы, защищавшейся КГБ.

Что же остается, если разделить сумму пренебрежения, вранья и страха на высокий уровень эго? Ничего. Доверие исчерпало себя. СССР рухнул в 1991‑м. Успех власти напрямую зависит от способности сформировать доверие.

В XXI веке перед обществами стоят новые вызовы. Новейшие технологии и неизвестные переменные. Доверие теперь — это наша способность справиться с неизведанным. Наша уверенность в том, что шаг в сторону или навстречу неизвестному возможен. Именно доверие способствует переменам и новациям.

Любая власть — это ловушка для нашего мозга

Вместо пренебрежения должна появиться человечность. Вместо лжи — рефлексия и правда. Вместо страха — моральная ответственность друг перед другом. Вместо эго — готовность разделять власть.

Ведь любая власть — это ловушка для нашего мозга, выпускающая на волю внутреннего хищника. Власть активирует нейронные связи, позволяющие нам достигать целей, и мы начинаем видеть в людях инструменты. Высокое самосознание, общение с референтной группой несогласных могут предотвратить это. Однако еще более мощным противовесом инстинктам власти являются наши ценности. Австрийский психиатр Виктор Франкл из своего опыта в концлагере отмечал: человек способен преодолеть любые физические испытания, если понимает, ради чего живет. Если ценностью лидеров будущего станет человек, мир сможет предотвратить преступления против человечества.

Чернобыль, новейшая украинская история, множество кризисов в мире и развитие технологий дают нам возможность осознать, как дорого обходится фальшь — начиная с раскрытия финансовых коррупционных схем до систем дезинформации и гибридных войн, губящих бесценные жизни.

Британский журнал GQ признал 16‑летнюю активистку по вопросам глобального потепления Грету Тунберг драйвером изменений 2019 года. Ее фраза “Можете ли вы меня услышать?” во время выступлений словно тестирует, существует ли взаимопонимание между взрослыми лидерами современности и ее поколением. Молодежь больше доверяет себе, чем институтам и людям прошлого, в вопросах преодоления вызовов планеты будущего. Грета констатирует правду и пытается объединить остальных вокруг себя.

Один из ведущих футурологов Боб Йохансен прогнозирует, что будущее мира зависит от лидеров, которые не унижают, а вдохновляют других. Однако сегодня в поведении многих властителей мы все еще видим, как желание отомстить побеждает здравый смысл, желание доказать свою правоту вытесняет чувство справедливости, а страх потерять популярность — человечность. Политический буллинг Дональда Трампа по отношению к людям с инвалидностью и мигрантам или хамская манера общения с чиновниками нового украинского президента не создают атмосферу, в которой люди становятся лучшей версией себя. Хотя, как говорит британский философ Джонатан Сакс, свободное общество — это моральное достижение, с самодисциплиной и способностью обуздать собственные инстинкты.

Да и в XXI веке те же технологии, благодаря которым мир становится прозрачнее, сделают нас более ответственными: достаточно вспомнить о взаимном ранжировании клиентов и потребителей услуг Airbnb или Uber. Перед конкретными людьми ответственность и доверие ощущаются острее, нежели перед институтами, правительством или большим бизнесом. Технологии играют свою роль в том, как меняется и природа власти, и природа доверия.

Чтобы поднимать других, нужно самому уметь жертвовать собой. В этом парадокс власти — в будущем ею овладеют те, кто готов ее отпускать и способен приуменьшить собственное “я”, как папа Франциск, отказавшийся от многих атрибутов власти, но получивший куда большую популярность, чем его предшественники.

Наверное, каждый из нас может в собственной организации, обществе или стране сделать еще не один Чернобыль. Но, может быть, все же с помощью новых навыков лидерства начнем строить доверие обществ будущего? 

Все материалы номера