Мнения

Без двух зол

Драматическая борьба за язык или историческую память в Украине отвлекает нас от более важного сражения — борьбы за собственность в стране
Хотите купить эту статью?

Драматическая борьба за язык или историческую память в Украине отвлекает нас от более важного сражения — борьбы за собственность в стране

    

  

Ярослав Грицак,
историк, профессор Украинского католического университета,
член Несторовской группы

 

Старая политическая шутка гласит: власть в России и СССР меняется по простой схеме: Ленин был лысый, Сталин — с шевелюрой, Хрущев — лысый, Брежнев — нет, Горбачев –лысый, Ельцин — волосатый, Путин — лысый. Благодаря такому историческому парадоксу легко предугадать, как будет выглядеть следующий российский правитель.

В Украине другая закономерность: Кравчук — украиноязычный, Кучма — русскоязычный, Ющенко — украиноязычный, Янукович — русскоязычный, Порошенко — украиноязычный. Вполне ожидаемо, что нынешний президент Зеленский — русскоязычный.

История нашей независимости выглядит так, словно борьбу за власть ведут две Украины — западная украиноязычная и восточная русскоязычная. И главная ставка в этой битве — контуры национального государства. То, какой должна быть страна: демократичной или авторитарной, двуязычной или нет, с одной исторической памятью или с разными, ближе к Европе или к России.

Эта борьба полна драматических событий, поэтому привлекает к себе больше внимания, чем другая, не менее важная, если не важнее: борьба за власть в Украине является борьбой за собственность.

Власть и собственность идут бок о бок на протяжении всей человеческой истории. Менялся лишь ключевой объект собственности. Например, в старой традиционной Украине этим объектом была земля, в коммунистической — советская индустрия. Падение коммунизма повлекло за собой новое перераспределение собственности. Многие помнят этот процесс, как лихие 90‑е, когда советская индустриальная база развалилась, масса людей потеряли работу и выживали как могли. И вот пока большинство выживало, изворотливое меньшинство захватывало заводы и фабрики, в общем все, что плохо лежало, но сулило прибыль.

Шансы на перезагрузку Украины никуда не деваются

Так строилась новая пищевая пирамида, на вершине которой оказались пронырливые хищники. Чтобы гарантировать себе безопасность и безнаказанность, они должны были заполучить доступ к власти. Завершал пирамиду сам президент — главный бенефициар и арбитр, каравший или миловавший по формуле: друзьям — все, врагам — закон.

В общих чертах эта пирамида сложилась во время президентства Кучмы (1994–2004 гг.). Все основные игроки украинской политической сцены — Ющенко и Янукович, Порошенко и Тимошенко — были его детьми. Два Майдана перетасовали их, привели к власти или отстранили от нее, но в основном схема ничуть не изменилась. Революционного настроя хватало максимум на два года. Затем система переходила в контрнаступление и возрождалась, будто ничего и не было.

Существует термин для такой схемы — “крони капитализм”: кумовской капитализм или капитализм для своих. Украинские левые твердят, что его становление отразилось на нашем обществе больше, чем создание национального государства или развитие демократических институтов.

Я же хочу перевернуть этот тезис: тот факт, что украинцам удалось построить в основных чертах национальное государство и избежать искушения авторитаризмом, дает нам шанс на развал этой

Чтобы прочесть материал полностью,

Все материалы номера