Мнения

Картина будущего

Страну с разными видениями будущего просто разорвет на части. Если перед выборами можно предлагать несколько вариантов, то после — придется действовать целостно, иначе недовольны будут все

Страну с разными видениями будущего просто разорвет на части. Если перед выборами можно предлагать несколько вариантов, то после — придется действовать целостно, иначе недовольны будут все

   

  

Валерий Пекар, 
предприниматель, преподаватель
Киево-Могилянской бизнес-школы,
соучредитель проекта Нова країна

  

В январе 2014 года, стоя на Майдане, мы с друзьями внезапно поняли, что Януковича скоро не будет, а на вопрос, какую страну мы хотим построить после него, нет никаких ответов. Мы вспоминали тогда Леонида Кучму, который еще в 1992 году, будучи премьер-министром, вопрошал с трибуны парламента, какую страну нужно строить, — а ответа не было ни тогда, ни 22 года спустя. В феврале-марте мы стали собирать разных людей, чтобы вместе сформировать картину будущего. Процесс, длившийся 2,5 месяца и вовлекший почти тысячу экспертов из разных сфер и городов, завершился выдачей картинки, которая в несколько приближенном виде и легла в основу дальнейших событий, превратившись в стратегии и ключевые показатели (параллельно с нами подобную работу вели и другие гражданские организации). Степень исполнения большей части этих стратегий за пять лет так и осталась невысокой, но это никак не повлияло на качество картины будущего и нашу веру в него.

В Польше все было по‑другому. Экспертные сообщества и гражданские организации еще с конца 70‑х почувствовали приближение заката коммунизма и начали активно готовиться, в первую очередь создавая картину будущего и прорисовывая путь движения к нему — то, что называется непопулярным нынче в нашей стране словом “реформы”. Поэтому, когда в 1989 году окно возможностей открылось, изменения были быстрыми и болезненными, но эффективными. Конечно, важна концентрация власти в руках реформаторов, но не менее важно и видение того, что нужно сделать.

“Видение без действия — это просто галлюцинация”, — сказал когда‑то Томас Эдисон (впрочем, фраза приписывается еще нескольким известным людям). Однако в современном менеджменте известно и обратное. Популярная в бизнес-школах поговорка гласит: “Действие без видения — это дворовая футбольная команда”. Много энергии, энтузиазма, хаоса и движения, но в результате — гол в свои ворота. Традиционная японская пословица формулирует несколько иначе: “Видение без действия — это грезы наяву, действие без видения — это ночной кошмар”.

Построив победу на критике прошлого, нельзя двигаться с этим дальше

Тот, у кого нет проекта будущего, становится лишь инструментом в руках того, у кого такой проект есть. Украина окружена активными проектами разного масштаба — российским, европейским, американским, китайским, турецким, польским и так далее. В каждом из них нам предначертана какая‑то роль. Хаотично воплощая фрагменты этих проектов вместо собственного, мы исполняем танец по дороге в пекло. Уместно напомнить, что в ХХ веке отсутствие общенационального проекта будущего привело к тому, что Украина, став ареной двух мировых войн, перенеся неописуемые страдания и разрушения, так ничего и не получила в итоге каждой из них.

Сегодня в стране есть концентрация власти, необходимая для действия. Есть ли у этого действия картина будущего? Или мы будем собирать свою мозаику из чужих фрагментов? Движение без направления — хаотичное, броуновское, мы все ветераны этого движения. Построив победу на критике прошлого, нельзя двигаться с этим дальше — нужно показать картину будущего.

Однако кроме видения (картины будущего) и действия (воплощения этой картины) необходима еще одна вещь — консолидация. Страна не состоит из большинства и меньшинства, как хотелось бы кому‑то верить. Страна состоит из множества меньшинств, некоторые из них весьма активны и готовы защищать свою позицию, иные совершенно пассивны и считают свой гражданский долг выполненным после крестика в бюллетене и трех постов в социальных сетях. Страну с разными картинами будущего (причем некоторые из них навязаны извне) просто разорвет на части. Перед выборами можно предлагать разным меньшинствам привлекательные фрагменты разных картинок, а дальше придется действовать целостно, иначе недовольны будут все.

Неприятно, но факт: мы живем в стране, где разные люди и сообщества имеют весьма различные картины прошлого. Через пару поколений все они синхронизируются, а пока фундамент прошлого остается хлипким. Нам поможет только картина будущего, проект, который мы хотим строить, — четко обрисованный, привлекательный, консолидирующий, сконцентрированный на общем, а не на различиях и учитывающий разную степень активности меньшинств. Кстати, для этого в приличных странах существуют парламентские коалиции. А сообщество людей, объединенных общим будущим, называется политической нацией.

А когда такой проект есть, необходимы самые квалифицированные люди, чтобы его воплотить. Друзья и политические назначенцы для этого не подойдут. Нужны профес­сионалы. Но это уже совсем другая тема.