Вопрос недели

Вы матом ругаетесь?

НВ расспросил соотечественников, как они относятся к ненормативной лексике и что думают о законопроекте, запрещающем сквернословить

НВ расспросил соотечественников, как они относятся к ненормативной лексике и что думают о законопроекте, запрещающем сквернословить

  

 

Конечно! Годы в спорте, увлечение рыбалкой и охотой, строительство дома и голосование на шести президентских и многочисленных парламентских выборах — как тут не материться?

Запретить ругаться невозможно, да и не нужно. Даже пытаться это сделать, по‑моему, очень глупо. Редко кому удается прожить жизнь без крепкого словца. Но при этом, как и везде, должны быть свои правила. Я никогда не ругаюсь в семье, а также при женщинах и детях. Это некрасиво.

И мне не нравится, когда матерятся женщины. Хотя, с другой стороны, у нас равноправие и если мужской мат вполне привычен, то мы, наверное, с пониманием должны относиться и к такому явлению, как женщина-матерщинница.

Иван Компан, 
основатель First Kyiv Investment Club

 

Матом не ругаюсь — ни родители, ни окружающая среда не научили. Не думаю, что мои дети хоть когда‑нибудь слышали матерное слово от меня.

Я же в свою очередь помню: когда мне было лет девять, мой отец был чем‑то раздосадован и громко выругался. Прошло более 30 лет, а я все еще помню это.

Не одобряю использования обсценной лексики при деловом или личном общении. В то же время точно не считаю, что нам нужны законы, ограничивающие то, как люди общаются.

Владислав Рашкован,
заместитель испо­лнительного директора МВФ

 

Любые действия со стороны властей, которые не направлены на рост экономики, вызывают у меня идиосинкразию [индивидуальную непереносимость организмом некоторых раздражителей]. Кстати, на всякий случай передайте авторам законопроекта, пожалуйста, что “идиосинкразия” — это не мат.

Дмитрий Дубилет, 
менеджер проектов интернет-портала государственных услуг iGov, сооснователь виртуального банка monobank

 

Я ругаюсь матом. С 2014 года и вслух. Если серьезно, мне неприятно слышать мат на улицах, пляжах, в барах. И только потому, что там, как правило, не умеют ругаться изящно. Все‑таки, согласитесь, чтобы красиво ругаться матом, надо быть интеллектуалом. Но я нормально воспринимаю тексты с обсценной лексикой. Особенно там, где она уместна.

Зоя Казанжи,
консультант по коммуни­кациям агентства E’COMM

 

Мат — история интимная. Я позволяю себе мат только в кругу близких. Никогда не матерился со сцены. И не приветствую его в бестолковых текстах новых рэперов и стендаперов. В то же время я не полиция нравов. И считаю, что запрет бесполезен. Мат снимает стресс и бывает фантастически смешным. А смех у людей отбирать нельзя.

Сергей Рыбик,
клубный МС, гастробло­гер

 

Я — человек эмоциональный, и часто бывает, что хочется просто выдавать “пи-пи-пи” на-гора. Поэтому еще больше стараюсь не употреблять крепких слов и всегда держать марку. Все‑таки ведущая ТСН — это ответственность.

Точно знаю, что мало людей умеют это делать, и у них сквернословить получается даже гармонично.

А поскольку автор законопроекта объяснила, что речь идет именно о публичном пространстве и чистоте украинского языка в эфире, то это напрямую касается моей работы. Впрочем, и без такого закона профессиональные журналисты не пропустят мат в выпуск новостей.

Соломия Витвицкая, 
ведущая ТСН на 1+1

 

Я не ругаюсь матом. Но отношусь к нему спокойно. Считаю, что это личное решение человека. Мне и обычных слов хватает, без мата.

Что касается законопроекта о дематюкации: он необычайно тупой. Потому что не предполагает механизма его выполнения. Вот, допустим, будет перечень слов, которые нельзя употреблять. Кстати, его же должен утверждать Кабмин, — так вот, я мечтаю попасть на это заседание Кабмина. Когда будут обсуждать: вот это слово — мат, а это — нет. Предположим, утвердят такой список слов. И что? Будет специальная матюкальная полиция, которая будет ловить и штраф выписывать?

А что касается тех, кто такой законопроект вносит и поддерживает, — это должно быть как лакмусовая бумажка, что таким людям ни в коем случае больше нельзя идти в депутаты.

Петр Чернышов, 
экс-президент компании Киевстар, основатель образовательного проекта Контора Пи

 

Как это ни странно для военнослужащего, сама я никогда не матерюсь и выступаю против мата в пуб­личном пространстве и быту. Но законопроект этот считаю непродуманным и даже вредным. Думаю, публичным людям в публичном пространстве однозначно должно быть запрещено употребление обсценной лексики. Но совсем другое дело — передача прямой речи других людей.

Например, в книге моих воспоминаний о войне очень много прямой речи с матом, где одна буква заменена звездочкой. Если бы я перевела все сказанное людьми литературным языком, это была бы ложь. Если бы полностью заменила некоторые слова многоточием, было бы вообще непонятно, о чем идет речь. Взять, например, общеизвестные матерные синонимы слов “убить” или “украсть”. Если их полностью убрать, будет непонятно, что произошло.

Елена Белозерская, 
офицер Вооруженных сил Украины, блогер

 

Мат стараюсь употреблять минимально. А вообще, ругаюсь, конечно. Считаю, что одно-два матерных слова могут передать ту гамму эмоций и чувств, описывая которые простыми словами, порой не хватит и целого абзаца. Тяжело же заменить слово “пи…дец”, “е…ануться” или “ох…еть”. А вообще этот законопроект о дематюкизации — бред полнейший.

Леонид Остальцев, 
владелец VeteranoPizza, основатель VeteranoGroup

 

Я грешен, как и все люди. Но стараюсь не делать этого публично.

В то же время не совсем понимаю суть этого законопроекта. Потому что у нас есть административная ответственность за брань в общественном месте. А на более тяжкое наказание эта история не заслуживает.

В конце концов это не главная проблема нашего государства.

Андрей Ильенко, 
народный депутат Украины

 

Мне стыдно, и я с собой борюсь. Получается не очень. Но последний, кого я хотел бы видеть в этой истории, это государство. Государство, которое не может обеспечить базовых функций, например правосудия, даже рта не может открывать, чтобы лезть в вопросы языка или другие [приватные] сферы.

Виталий Шабунин,
 глава правления Центра противодействия коррупции

 

Очень жаль, что вы поддались на эту провокацию и отвлекающую от важных вещей информацию. Считаю предлагаемый законопроект, который, по сути, никто не видел, чистой воды популистским пиаром.

А вообще нецензурная брань, если она используется приватно и не направлена на то, чтобы кого‑то обидеть, скажу вам как психолог, даже полезна для канализации внутренней агрессии и напряжения. Лучше словами канализировать напряжение, чем действиями. А поскольку один из авторов этого законопроекта врач, то, может, [ему] надо было лучше учиться?

Олег Березюк, 
народный депутат от Самопомочи