Неделя

5 вопросов Виталию Кличко

Мэр Киева рассказывает о своих кошмарах, комментирует переезд Офиса президента в Украинский дом и выступает за легализацию проституции и марихуаны

Мэр Киева рассказывает о своих кошмарах, комментирует переезд Офиса президента в Украинский дом и выступает за легализацию проституции и марихуаны

 

Валерий Калныш

 

 

Следующий год для киевского городского головы Виталия Кличко будет сложным: ветерану большого бокса предстоит подтвердить свой титул главного менеджера столицы. А времени, чтобы собрать сильные аргументы в свою пользу, у Кличко совсем немного. И если киевляне в шутку называют своего городского голову мэром “парков и скверов”, то сам он явно не хочет прослыть градоначальником “уставших” киевских мостов.

В течение часа Кличко рассказывает о том, какой капитальный ремонт он затеял в столице, каким видит свое политическое будущее и к чему готов призывать киевлян. НВ публикует лучшие ответы киевского городского головы.

1 Давайте вначале поговорим о деньгах. Бюджет Киева сегодня — это 60 млрд грн. Назовите пять-семь проектов, на которые в первую очередь пойдут средства от децентрализации финансовых поступлений в бюджет.

— У нас сложная ситуация с транспортной инфраструктурой. Прежде всего деньги идут на реконструкцию Шулявского моста. Сейчас мы делаем все, чтобы до конца года он был восстановлен.

Мы снесли старый, который находился в критическом состоянии, и сейчас строим новый мост. Было четыре полосы, сейчас мост будет расширен до шести, появятся велодорожки, проходы. То есть все будет сделано как нужно, по проекту. Большие деньги мы также вкладываем в Подольско-Воскресенский мост, жители Троещины его ждут. В наших планах уже до конца следующего года сделать автосообщение между левым и правым берегом.

После того как консоли Шулявского моста рухнули, я дал задание проверить аварийность всех остальных мостов города. Я был в шоке от информации. Семьдесят пять мостов в Киеве находятся в предаварийном состоянии, три — в аварийном. И я каждое утро встаю и молюсь, чтобы ничего не случилось с теми объектами, которые находятся в аварийном состоянии, потому что это крайне важно. Сейчас мы вкладываем деньги во все киевские мосты через Днепр, они перегружены на 130 %. Ремонтируем Южный мост, дальше придет черед моста Патона, который в критическом состоянии. Сейчас ремонтируем мост Метро над Русановским проливом. Транспортная инфраструктура — приоритет.

2 Глава Офиса президента Андрей Богдан дает понять, что в команде Владимира Зеленского готовы пойти на законодательные изменения в отношении полномочий главы КГГА, а именно — разделить полномочия между избираемым мэром и назначаемым центральной властью главой КГГА. Как вы к этому относитесь?

— Киевляне выбирают мэра как человека, которому доверяют изменения, необходимые в городе. И он ответственен за это. Это не киевская или украинская практика, это мировая практика. Есть закон о столице, где прописано, что киевский городской голова автоматически становится главой Киевской городской государственной администрации. Он олицетворяет законодательную и исполнительную власть.

Мы с Саакашвили пожали друг другу руки, но потом Михаил Николозович начитался Facebook и изменил свое решение

Лишить мэра полномочий главы КГГА — это превратить его в английскую королеву, ну да, он сможет цветы возлагать по памятным датам, но воплотить ожидания киевлян будет не способен. Я специально сейчас говорю не о фамилиях, а о принципах. Поэтому могу сразу сказать: такие действия получат негативную оценку, в том числе от иностранных экспертов.

Если подобное случится, я буду обращаться напрямую к киевлянам. Убежден в том, что, если киевляне хотят, чтобы им насаждали сверху человека, который будет мэром, — это одна история. Если они хотят выбирать человека, который будет отстаивать их интересы, — это другая история. Я в этом направлении буду инициировать досрочные выборы киевского городского головы, пусть все те люди, которые хотят быть руководителем столицы, соревнуются, представляют свои программы. Это будет справедливо, это европейская практика.

Я понимаю — у власти большой соблазн. Каждая партия, тем более партия, которая наберет больше голосов, хочет иметь своего человека в столице, но путь к этому только через открытые выборы.

3 Активно обсуждается переезд Офиса президента в Украинский дом на Европей­ской площади. Для подготовки здания понадобится 300 млн грн и год времени. Такие процессы не могут происходить без согласования с городской властью. Как вы относитесь к такому проекту?

— Да я уже встречался с [экс-заместителем главы Главного управления градостроительства и архитектуры КГГА, бизнесменом] Ваврышем, который презентовал этот проект. Не секрет, что в Украинском доме находится музейная экспозиция, большое количество экспонатов которой принадлежит Киеву. Мы обсуждали, куда все это можно перевезти. Я обещал полное содействие, чтобы это можно было сделать как можно быстрее. Что до идеи, то она хорошая, но остается много вопросов по поводу транспортной развязки, потому что Украинский дом находится в важном транспортном узле. Я эти опасения озвучил, меня заверили, что все продумано и будет нормально.

Хотя мое мнение — не знаю, будут ли прислушиваться ко мне в Офисе президента, — построить с нуля новое здание или на Осокорках, или за пределами города. Это позволит разгрузить центр столицы, в котором сейчас и так очень сложная транспортная ситуация.

4 Почему вы и ваша партия УДАР не принимаете участия в выборах в Верховную Раду по спискам?

— Мы участвуем в выборах в Верховную Раду. По спискам не принимаем участия, потому что довольно долго стояли в тени БПП, и я еще год назад озвучил, что мы будем идти отдельно. Эти выборы досрочные, и у нас не хватило времени для того, чтобы набрать достаточную скорость.

Да, у нас были определенные договоренности с [лидером партии Рух нових сил] Михаилом Саакашвили, мы пожали друг другу руки, но потом Михаил Николозович начитался Facebook и изменил свое решение.

5 Как мэр украинской столицы, как вы относитесь к легализации проституции и марихуаны?

— Сложный вопрос в конце разговора. Я не вижу в этом ничего плохого. В случае легализации оба эти процесса будут хорошо контролированы государством, станут более безопасными для их участников и наконец‑то выйдут из тени. Ведь — давайте говорить откровенно — они все равно существуют.

Пример такой легализации нам показывает Германия. С одной стороны, это такая консервативная католическая страна, с другой — проституция там имеет официальный статус, даже есть профсоюзы, и государство контролирует эти процессы.

раст

ЗДЕСЬ БУДЕТ ГОРОД-САД: Мэр столицы любит демонстрировать достижения киевского паркового искусства, но жители города ждут ремонта мостов