Культура

Испанские страсти

В прокат выходит фильм Боль и слава знаменитого испанца Педро Альмодовара, в котором он вспоминает свою жизнь и заставляет зрителя рыдать

В прокат выходит фильм Боль и слава знаменитого испанца Педро Альмодовара, в котором он усилиями звездных Пенелопы Крус и Антонио Бандераса вспоминает свою жизнь и заставляет зрителя рыдать

 

Валерий Мирный

  

 

Главная звезда кинематографа Испании Педро Альмодовар создал свой 21‑й фильм. Это Боль и слава, премьера которого состоялась на Каннском кинофестивале в мае этого года, где ленту назвали одной из вершин фильмографии выдающегося режиссера. Сыгравший в картине Антонио Бандерас получил в Канне награду за лучшую мужскую роль.

Мы все путешествуем по жизни с рюкзаком, полным боли и славы, страданий и величия
Антонио Бандерас,
Актер

Там же на фестивале зрители окрестили фильм Альмодовара автобиографическим. Хотя сам режиссер утверждает, что правда и вымысел в нем переплетаются в неравных пропорциях с серьезным перевесом в сторону вымысла.

“Этот фильм не является буквальной историей моей жизни, но все, что происходит с главным героем, могло случиться со мной, и некоторые из этих вещей действительно произошли со мной”, — заявляет Альмодовар, который является автором сценариев ко всем своим картинам, в том числе к последней.

Впрочем, общий вердикт критиков сводится к тому, что в истории про стоящего на пороге старости режиссера, который столкнулся с творческим кризисом и прочими проблемами, все‑таки довольно много от самого Альмодовара.

Личная жизнь

Картина Боль и слава продолжает линию серьезных фильмов режиссера, провоцирующих зрителя задавать самому себе неудобные вопросы и сталкивающих с темами, о которых повседневность редко позволяет задуматься.

Главный герой картины — режиссер по имени Сальвадор Малло, кажется, давно пережил пик своей карьеры. Его мучают хронические боли, но больше всего — страх перед неясным будущим и призраками прошлого. Болезни и творческий простой соединяются у Сальвадора в причинно-следственный круг. Призраки прошлого же возникают во время наркотических трипов и буквально в виде живых людей — актера со съемочной площадки старого фильма, любовника, с которым когда‑то могло бы все получиться, но жизнь распорядилась иначе.

Альмодовара тяжело назвать режиссером в кризисе, поэтому Сальвадор здесь — скорее неудачливый двойник знаменитого испанца из параллельной вселенной. Хотя, например, история с бывшим возлюбленным частично взята из реальной жизни: у Педро Альмодовара некогда действительно были отношения, которые закончились раньше, чем угасла любовь. На экране режиссер дает возможность Сальвадору много лет спустя встретиться с бывшим любовником и закрыть мучающий его гештальт. В действительности, по словам самого Альмодовара, у него такой возможности не было.

Общим для вымышленного Сальвадора и реального Педро в фильме стал образ матери. В ленте она появляется в двух временных отрезках-воспоминаниях: когда Сальвадору было восемь и его семья жила в землянке, а затем незадолго до настоящего времени, прямо перед своей смертью.

По словам режиссера, мама всегда была едва ли не самым важным человеком в его жизни. В картине ее молодую версию играет Пенелопа Крус.

Впервые актриса сыграла у режиссера в ленте Живая плоть 1997 года выпуска, и ей тогда тоже досталась роль матери. Крус было отдано начало картины — ретроспективная сцена, в которой ее героиня, проститутка, рожает одного из ключевых персонажей фильма. Всего же актриса сыграла в шести картинах Альмодовара. За роль в одном из них — драме Возвращение — Пенелопа Крус получила номинацию на премию Оскар в категории Лучшая женская роль.

Что касается Бандераса, то роль Сальвадора Малло в фильме Боль и слава — его седьмое сотрудничество с Альмодоваром. Режиссер заметил молодого артиста еще в начале 80‑х и снял его в пяти картинах того периода. После съемок в Матадоре и Женщинах на грани нервного срыва Бандерас получил статус звезды европейского масштаба и тем самым проложил себе дорогу к успешной голливудской карьере.

С начала 90‑х пути актера и режиссера разошлись, чтобы в 2011‑м сойтись вновь: на сей раз в триллере Кожа, в которой я живу, который сам Альмодовар охарактеризовал как “историю ужасов без криков и испугов”.

И вот спустя восемь лет сотрудничество Бандераса и Альмодовара снова возобновилось. Более того, по словам критиков, в фильме Боль и слава Бандерас сыграл свою лучшую роль.

фото 2

КАДР В СТИЛЕ РЕТРО: В фильме Боль и слава Пенелопа Крус сыграла мать главного героя в молодости

Ссора двух мужчин

По словам Бандераса, двадцатилетняя пауза в сотрудничестве с Альмодоваром возникла как раз из‑за голливудского опыта актера.

“Когда я вернулся из Соединенных Штатов, я вернулся с опытом, — рассказывает Бандерас. — А он [Альмодовар] вообще не хотел этим пользоваться! Он сказал: “Этот опыт может дать тебе чувство безопасности перед камерой, но это не то, что я ищу. Мне нужно что‑то свежее”. Вместо того чтобы прислушаться к его мудрым словам, я пошел на конфронтацию с ним”.

Совместный опыт, полученный актером и режиссером на съемках их фильмов в 80‑х, не только подарил зрителям несколько отличных актерских работ и запустил одну успешную карьеру, но и нашел свое отражение в фильме Боль и слава.

“Антонио, я собираюсь кое‑что тебе отправить, и ты найдешь там ссылки на нашу жизнь, — преду­предил Альмодовар Бандераса о том, что пришлет сценарий картины. — Ты узнаешь этих персонажей”.

Так и произошло. В некоторых строчках диалогов своего персонажа Бандерас узнал слова, некогда сказанные Альмодоваром в реальной жизни. Другие являются выдумкой, чем‑то, что режиссер хотел бы сказать, но не смог.

фото 1

СТАРЫЕ ДРУЗЬЯ: Педро Альмодовар (слева), Пенелопа Крус и Антонио Бандерас позируют на премьерном показе фильма Боль и слава в Канне

О чем говорит этот парень

Альмодовар был обречен на то, чтобы всю жизнь провести на съемочной площадке, и так оно и случилось. Родился он в Кальсада‑де-Калатрава — небольшом городке в Центральной Испании. В детстве его так же, как и героя фильма Боль и слава, отдали в католическую школу: родители надеялись, что Педро в итоге станет священником. Но мальчик проявлял гораздо больший интерес к фильмам, которые крутились в местном кинотеатре, и грезил профессией кинорежиссера.

Вот как сам Альмодовар вспоминает период учебы: “Кинематограф стал моим настоящим образованием, намного большим, чем то, которое я получил от священников”.

Только переступив порог восемнадцатилетия, Альмодовар под неодобрительными взглядами родителей переехал в Мадрид, чтобы стать настоящим режиссером. Его не остановило даже закрытие единоличным приказом диктатора Франсиско Франко Национальной кинематографической школы. Альмодовар нашел самый простой выход из положения: он стал самоучкой.

Этот способ оказался еще и самым верным. Будучи частью богемных кругов Мадрида, каждый день знакомясь с интересными или просто эксцентричными людьми, Альмодовар составлял своеобразную карту образов и параллельно — список артистов, с которыми в дальнейшем будет работать.

Его первый полнометражный фильм, комедия Пепи, Люси, Бом и остальные девушки, вышел в 1980‑м, спустя пять лет после смерти Франко, и сразу же обратил на себя внимание свободой в разговоре на самые табуированные темы: о маргинализированной франкистами сексуальности, противопоставлении старого, консервативного и нового, молодого с явной симпатией к последнему, об откровенном социальном анализе общества того времени.

Откровенность и связанная с ней провокация всегда будут сопровождать фильмы Альмодовара на всех этапах его карьеры. Будь то насыщенный яркими красками и кипучей энергией период 80‑х годов с его вершиной — фильмом Женщины на грани нервного срыва, первым серьезным международным успехом режиссера и его первой номинацией на Оскар в категории Лучший фильм на иностранном языке. Или в более поздний и зрелый период Альмодовара, начавшийся выдающейся драмой Все о моей матери, картиной, с которой режиссер был зачислен в ранг главных авторов мирового кинематографа. Она же принесла ему первый из двух его Оскаров. Второй, за лучший сценарий, он получил в 2002 году с фильмом Поговори с ней.

Теперь же, после выхода фильма Боль и слава, критики говорят о том, что при удачном стечении обстоятельств и правильной работе продюсеров лента может обернуться для Альмодовара третьим Оскаром или как минимум его номинацией. То же касается актерской работы Бандераса.

“Мы все путешествуем по жизни с рюкзаком, полным боли и славы, страданий и величия, — сказал стоящий на пороге 60‑летия актер о работе в ленте Альмодовара. — Я думаю, что каждый, кто посмотрит этот фильм, сможет сказать: “Я знаю, о чем говорит этот парень”.