Вопрос недели

Вас возвращение России в ПАСЕ не раздражает?

НВ расспросил соотечественников о том, что они думают о возвращении российской делегации в Парламентскую ас­­­са­мблею Совета Европы (ПАСЕ)
Хотите купить эту статью?

НВ расспросил соотечественников о том, что они думают о возвращении российской делегации в Парламентскую ас­­­са­мблею Совета Европы (ПАСЕ)

 

  

Я думаю, это капитуляция западного мира перед новым Гитлером.

То, что путинская Россия — угроза для мира, я понял в начале нулевых, еще до военного вторжения в Грузию. Это бомба, заложенная под мировую цивилизацию. А мировая цивилизация не имеет рычагов противодействия этой угрозе. И пока не перешли к открытой фазе, посмотрим: или падишах сдохнет, или осел, или Ходжа Насреддин.

Александр Ройтбурд,
художник, директор Одесского художественного музея

  

Не специалист в международном праве. Но тошно. Они [европейцы] и [отравление Скрипалей в] Солсбери, и [сбитый в небе над оккупированным Донбассом] Boeing проглотили. Время слабаков.

Александр Сидоренко (Фоззи),
музыкант, солист группы ТНМК

  

Фактически в 2014‑м Россию не исключали из ПАСЕ. Ее просто лишили голоса, а потом она сама ушла, хлопнув дверью. Это было логично. А вот ее возвращение — выходит, что РФ с триумфом вернулась и фактически ничего не исправила из того, в чем ее обвиняли. И этим Европа еще раз доказала, что ценности — ничто по сравнению с интересами. А интересы сугубо прагматичные. И я не думаю, что здесь речь только о взносах. Очевидно, что это первый шаг к восстановлению отношений с Россией, особенно экономических.

Ведь раньше многое держалось не столько на связях, сколько на обещаниях, которые европейские лидеры давали предыдущему президенту Петру Порошенко. И, возможно, раньше им было как‑то неудобно это делать [возвращать РФ в ПАСЕ], ведь вели же переговоры, что‑то обещали. А теперь — “ні обіцянок, ні пробачень”.

Ирина Бекешкина, 
социолог, директор фонда Демократические инициативы

 

Раздражает. Как это может не раздражать?

Это сигнал, что Европа не считает нас страной, которую стоит поддерживать. И это не проблема того, что мы избрали президентом Владимира Зеленского (я ни в коем случае не хочу быть его адвокатом, к этому парню у меня масса вопросов). Но это итог нашей пятилетней жизни и политики Петра Порошенко.

Потому что недостаточно произносить на хорошем английском языке патриотичные речи на европейских мероприятиях. Европа прежде всего смотрит на уровень коррупции в стране, на само поведение и готовность отстаивать свои интересы перед агрессором. А что она видит? В стране коррупционная власть, нет реформ, а есть их имитация. В стране нет санкционной политики в отношении агрессора и прерванных связей, не закрыта граница. Тогда почему европейские страны должны терять свою выгоду в общении с Россией, если этого не делает сама Украина?

Поэтому, видя эту неспособность страны быть последовательной в своей международной политике, мы получили закономерный результат.

Сергей Гайдай, 
политтехнолог, директор по стратегическому планированию агентства Гайдай.Ком

 

Это еще очень мягкое слово. Этот факт вызвал у меня просто мировоззренческое ошеломление. Потому что у меня старое диссидентское представление о том, что западноевропейская цивилизация — это земля ценностей. Были, конечно, случаи, когда Запад выбирал безо­пасность, а не ценность. Но все‑таки я не вижу оснований, чтобы сегодня, в этой достаточно благополучной Европе, вдруг отказаться от ценностей. И когда вижу, как [все происходит] ради денег — это вызывает у меня шок. Потому что до такого низкого состояния Европа на моей памяти не доходила. Я допускаю, что во времена [премьера Великобритании накануне и в начале Второй мировой] Невилла Чемберлена были подобная логика и аргументы, но чтобы так цинично, как сегодня это было заявлено в ПАСЕ, я такого не помню.

Мирослав Маринович, 
правозащитник, проректор Украинского католического университета

 

О положительном возвращении России речь шла еще полгода назад. Просто отсрочили голосование. Любой читающий западную прессу это знал. Да, Россия вернула обратно для себя отличную медиаплощадку по работе с Европой. Но у нее и так нет в этом недостатка.

Мы своими информационными луками и стрелами все же доставили России изрядные неудобства, но это мастерство отдельных стрелков, а не государственной полити

Чтобы прочесть материал полностью,