Мнения

Обратный эффект

Все говорит об одном: Запад воспринимает “примирение” с Кремлем серьезнее, чем когда бы то ни было с момента аннексии Крыма
Хотите купить эту статью?

Все говорит об одном: Запад воспринимает “примирение” с Кремлем серьезнее, чем когда бы то  ни было с момента аннексии Крыма

 

 

Владислав Иноземцев, 
российский
экономист,
директор Центра исследований 

постиндустриального общества

 

Последние недели принесли Украине много тревожных новостей: сначала российская делегация была восстановлена в ПАСЕ, чуть позже переговоры Дональда Трампа и Владимира Путина убедили американского президента в том, что его российский коллега — “отличный парень”, ну а затем Эммануэль Макрон и Ангела Меркель решили возобновить встречи в бессмысленном нормандском формате. Все это говорит об одном: Запад воспринимает “примирение” с Кремлем серьезнее, чем когда бы то ни бы-ло с момента аннексии Крыма.

Честно говоря, было странно видеть людей, считавших, что этот момент никогда не наступит. Хотя Россия вряд ли способна помочь решить какую‑то международную про-блему (включая и те, что сама породила), Москва преуспела в создании обратного впечатления, а западные СМИ своими рассказами о вмешательстве РФ в американские выборы и британский референдум, описанием новой “консервативной идеологии”, разрабатываемой Кремлем, и поиском сотен миллиардов долларов личных средств российского президента “отлили в граните” представление о нем как о мировом демиурге. Поэтому демонизация России не могла не привести в итоге к противоположному результату, который теперь придется расхлебывать.

К подобной перспективе Украине стоит относиться со всей серьезностью: ведь чуть ли не вся ее посткрымская внешнеполитическая стратегия основывалась на тезисе о том, что страна защищает демократическую Европу от тоталитарной Орды. Если же Орду начинают числить “нормальным” государством, с рукопожатным президентом которого вполне можно вести дела, эта логика рушится. Газовые сделки Берлина и Москвы, нежелание США отдавать Россию в сферу доминирования Китая, мифическое влияние России на ситуацию на Ближнем Востоке — все это будет работать на Кремль. Тут важно не строить иллюзий о том, что Россия — это типа Азия и с европейцами Путину не договориться. Россия — это Европа, только не XXI, а XIX века. Все ее имперские стремления европейцам понятны, и вряд ли они готовы долго противостоять им по чисто этическим мотивам (а с историческим предвидением там сейчас не лучше, чем в 1938 году).

Последние недели принесли Украине много тревожных новостей

Все это значит одно: шансы увеличения давления на Киев высоки, а становящееся все более явным взаимодействие части украинской политической элиты с Москвой станет дополнительным фактором снижения поддержки Украины со стороны Запада. Если Россия не совершит очередной серии ошибок, надеяться на сохранение прежней враждебности Европы и США в отношении нее не стоит. Поэтому перед украинским обществом стоит задача разраб

Чтобы прочесть материал полностью,