Бизнес

Страхи и надежды боссов

Компания KPMG опросила топ-менеджеров крупнейших компаний Украины и выяснила, какие риски в своей работе они считают наибольшими

Наибольшим риском для бизнеса отечественные топ-менеджеры считают дефицит квалифицированных кадров, что не мешает им быть твердо уверенными в росте своих компаний — таковы результаты опроса, проведенного KPMG

 

Екатерина Шаповал,
Светлана Угнива

 

В начале мая на инвестиционном форуме, организованном инвесткомпанией Concord Capital, произошла перепалка между миллиардером и мультимиллионером. Миллиардер — это Константин Жеваго, совладелец добывающей компании Ferrexpo, чье состояние по версии НВ и Dragon Capital за прошлый год уменьшилось на 23% и составило $ 1,1 млрд. А миллионер — это Юрий Косюк, чей основной актив, компания МХП, выпускает курятину под торговой маркой Наша ряба. Его состояние в 2018‑м увеличилось на 31% и достигло $ 901 млн.

Жеваго раскритиковал условия для бизнеса в Украине и пожаловался, что страна превращается из промышленной в аграрную. На что Косюк попросил миллиардера не устраивать “плач Ярославны” и не “ковыряться в носу”. Мол, агро потому процветает, что постоянно внедряет инновации и модернизируется.

Зал поддержал Косюка бурными аплодисментами.

Эта сцена могла бы стать точной иллюстрацией к результатам опроса CEO Outlook, проведенного компанией одной из крупнейших аудиторских компаний мира KPMG среди украинских топ-менеджеров весной 2019 года. Один из его ключевых выводов: отечественные управленцы верят в рост собственных компаний и считают готовность к изменениям ключевым компонентом для развития бизнесов в современном мире.

Если сравнивать украинские результаты с результатами глобального исследования Global CEO Outlook образца 2019 года, в котором на аналогичные вопросы отвечают топ-менеджеры компаний из ведущих экономик планеты, то украинские управленцы — в мировом тренде. По крайней мере в этом вопросе.

Так, почти 2 / 3 руководителей иностранных компаний считают умение быстро адаптироваться новой валютой бизнеса. В Украине такого мнения придерживается 91% опрошенных. “В этом году значение быстрой адаптации стало ключевым, — комментирует Андрей Цымбал, управляющий партнер KPMG в Украине. — Если компании и СЕО будут слишком медленными, то бизнесы просто обанкротятся”.

Виктор Иванчик, основатель и гендиректор агрохолдинга Астарта, принимавший участие в опросе, считает, что сейчас бизнес должен быть не просто нацеленным на изменения, но и инициировать их. “В таких условиях важно уметь поддерживать долгосрочное партнерство и [одновременно] быть открытым и строить новые экосистемы”, — считает он.

В 2017 году Иванчик создал такое партнерство, объединившись с IT-бизнесменом Евгением Уткиным. Предприниматели создали компанию Аgro Core, которая занимается разработкой инновационных систем управления агробизнесом. “Компания должна быть готовой к возможным не­ожиданным изменениям и, как говорит Нассим Талеб, быть антихрупкой”, — цитирует Иванчик один из последних трудов популярного американского экономиста и философа.

В целом отечественный бизнес выражает оптимизм по поводу будущего. Согласно результатам исследования, 92% украинских топ-менеджеров прогнозируют положительную динамику доходов своей организации в течение ближайших трех лет, причем 60% из них ожидают ежегодного роста на уровне не менее 10%. В мире положительную динамику развития бизнеса предсказывают 99% топ-менеджеров. Правда, там темпы роста скромнее — 64% экспертов считают, что рост будет на уровне 0,01–1,99% в год.

 

граф
Человеческий фактор

На этом единодушие украинских и западных боссов заканчивается. Если в мире главной угрозой для роста своих компаний их руководители считают риск экологических и климатических изменений, то в Украине об этом пока даже не задумываются. Главная опасность для отечественных компаний, по мнению их топ-менеджеров, — это нехватка квалифицированной рабочей силы (на первое место эту угрозу поставили 29% украинских респондентов). Причем этого же отечественные руководители больше всего боялись и в прошлом году, когда KPMG впервые провел в Украине свое исследование CEO Outlook.

По словам Цымбала, к риску нехватки рабочей силы привели два фактора. Первый — демографический кризис 90‑х годов, когда из‑за ухудшения условий жизни резко упала рождаемость. За десятилетие, закончившееся 2000 годом, она сократилась чуть более чем на треть.

Второй фактор — миграция рабочей силы за пределы Украины. При 24 млн работающих украинцев 2–3 млн, по оценке МВФ, постоянно трудятся за рубежом. Эксперты же уточняют, что в действительности количество соотечественников, покинувших родину ради больших заработков в стабильной экономике, существенно больше.

По оценке Национального банка, трудовая миграция препятствует росту темпов производства больше всего в строительстве, промышленности, сельском хозяйстве, а также в связи и сфере транспорта.

Любые операционные риски — это люди 
Виктория Капелюшная,
финдиректор агрохолдинга МХП

Причем мигрируют прежде всего квалифицированные кадры и лучшие работники, уточняет Евгений Кравцов, руководитель государственной компании Укрзализныця. В результате средний возраст сотрудников руководимой им компании 45–50 лет. “Это говорит об определенном старении кадрового потенциала и недостаточной замене его молодыми людьми”, — поясняет проблему Кравцов.

При увеличении объемов железнодорожных перевозок это может стать источником риска, подчеркивает он. Поэтому сегодня его компания работает над тем, чтобы привлечь молодые кадры и сохранить квалифицированных специалистов.

Что касается второй по значимости опасности для отечественных компаний, то это — регуляторный риск. Имеется в виду возможное получение убытков из‑за санкций или других мер со стороны надзорных органов, а также несоблюдение стандартов или законодательства. Самой большой опасностью это считают 19% опрошенных топ-менеджеров.

Андрей Худо, совладелец ресторанного холдинга !Fest, столкнулся с влиянием на бизнес “регуляторки” при выходе на новые рынки — гостиничный и строительный. Он рассказывает, что в этих сферах требуется огромное количество согласований и бумажной волокиты. “И когда ты видишь, что там осталась коррупция, это не стимулирует”, — говорит Худо. При этом он признает, что в последнее время часть регуляторных рисков исчезла: например, стало легче зарегистрировать предприятие.

По мнению Гинтаутаса Диргелы, директора по корпоративным вопросам и коммуникациям JTI Украина, производящей табачные изделия, для его компании важно, чтобы изменения в регулировании были взвешенными и вводились с переходным периодом.

На третье место по отрицательному влиянию на развитие управляемого ими бизнеса украинские топ-менеджеры поставили операционный риск. Другими словами, это опасность получения убытков от ошибочных внутренних процессов, действий сотрудников или внешнего воздействия.

“Любые операционные риски — это люди, — рассуждает Виктория Капелюшная, финансовый директор агрохолдинга МХП, — рынок меняется очень стремительно, и нужно быть гибкими и компании, и людям, которые все время перестраиваются”.

 

раст1

ТАКИЕ ПРАВИЛА: Виктор Иванчик, основатель и гендиректор агрохолдинга Астарта, цитирует Нассима Талеба и утверждает, что сегодня бизнес должен быть "антихрупким»

Лучшая стратегия

Отечественные и мировые топы по‑разному относятся к планированию работы своих компаний, отмечает Цымбал из KPMG. Так, для 53% украинских управленцев главная мотивация — это создание возможности долгосрочного успеха компании. А вот среди менеджеров с глобального рынка таких только 12%. Пятая же часть прямо говорит о нацеленности на краткосрочные цели.

Цымбал этот комплиментарный для украинских топов перекос объясняет особенностями структуры собственности компаний. Так, крупные мировые фирмы, руководителей которых опрашивал KPMG, как правило, являются акционерными обществами, чьи акции торгуются на биржах. Поэтому каждые три месяца они должны отчитываться о результатах работы компании, и если что‑то идет не так, это вызывает у акционеров недовольство.

Именно из‑за конфликта с группой держателей акций в прошлом году был уволен Пол Полман, руководитель компании Unilever, который считается одним из самых эффективных топ-менеджеров мира. Ранее он отменил ежеквартальную публикацию отчетности компании и в своей работе нацеливался на долгосрочную стратегию.

В Украине — противоположная история, рассказывает Цымбал. Собственники не ждут от топов побед на коротких дистанциях, поскольку зачастую рассчитывают продать компанию. А значит, ориентируют руководителя на долгосрочную стратегию, способствующую росту капитализации бизнеса.

раст2

ВПЕРЕД И ВВЕРХ:  Большая часть украинских топ-менеджеров надеются, что их компании в этом году ожидает рост, говорит Андрей Цымбал из KPMG