Мнения

Харьковский флюгер

Геннадий Кернес снова в деле — создал партию и продвигает свои новые старые взгляды. Показательная история. Давно пора понять: ненаказанное зло — как невылеченная простуда
Хотите купить эту статью?

Геннадий Кернес снова в деле — создал партию и продвигает свои новые старые взгляды. Показательная история. Давно пора понять: ненаказанное зло — как невылеченная простуда

  

 

Сергей Жадан, 
писатель

 

Случай Геннадия Кернеса интересен. Казалось бы, все отлично знают, что он за человек и чего от него ждать. Но по каким‑то неведомым причинам прогрессивная общественность продолжает раз за разом возмущаться, как только Геннадий Адольфович озвучивает свою позицию по тому или иному поводу. Так, словно были сомнения в этой его позиции. Будто он давал основания в ней сомневаться.

Например, в последние недели харьковский мэр не исчезает из ленты новостей — то выступил против волонтерской палатки, поставленной в центре города, то заговорил о возвращении проспекту генерала Григоренко имени маршала Жукова, откровенно забыв о декоммунизации. Теперь вот создал партию под парламентские выборы, наговорив на учредительном съезде столько всего интересного, что в стране с нормальным правосудием потянуло бы на несколько лет хорошего срока. И все снова возмущены. Хотя чего возмущаться?

Ведь взгляды Кернеса, насколько можно судить по его коротким репликам или пространным интервью, никогда не менялись — ни до войны, ни во время нее. Даже его заявления, что это именно он остановил сепаратизм в Харькове, свидетельствуют о том, что на тот момент, когда он это говорил, ему выгодно было сказать именно так. Все остальное не имеет никакого смысла.

Нет смысла выискивать противоречия или непоследовательность в сказанном или сделанном им. Не было никаких расхождений в том, что он, например, пару лет назад открывал в Харькове памятник вместе с представителями правых политических сил, которых теперь, после смены власти, со спокойной душой называет отбросами общества. Противоречия есть разве что в действиях правых сил, которые зачем‑то вздумали открывать памятники вместе с Геннадием Адольфовичем.

Так же как и не было алогичности в том, что харьковский мэр сначала публично поддержал на выборах действующего президента, а затем быстро отказался от него, как только выборы закончились. Противоречия, снова‑таки, были скорее в наивных попытках сторонников Петра Порошенко увидеть в этом странном невероятном стратегическом маневре (сделать ставку в Харькове именно на Кернеса) какую‑то особо хитрую технологию, какой‑то мудрый и взвешенный жест. Чем этот мудрый маневр закончился для Петра Алексеевича, можно не напоминать. В то время как для Геннадия Адольфовича он не закончился ничем.

Взгляды Кернеса не менялись — ни до начала вой­ны, ни во время нее

Кернес вообще напоминает человека, играющего в шахматы по 

Чтобы прочесть материал полностью,