Мой город

Алжир

Современный Алжир — это копеечный бензин, парижские багеты, всеобщая страсть к футболу, римские развалины, исламские святыни, а самое главное — великолепная Сахара с белым песком

Современный Алжир — это копеечный бензин, парижские багеты, всеобщая страсть к футболу, римские развалины, исламские святыни, а самое главное — великолепная Сахара с белым песком

  

 

Татьяна Ладуба,
директор по развитию
бренда работодателя
компании Luxoft Ukraine

   

До недавних пор Алжир, самая большая страна Африки, оставался для меня белым пятном на карте континента. Египет, Марокко, Ливия, Эфиопия несли какие‑то ассоциации, Алжир — нет.

Решение поехать туда было весьма авантюрным: украинских агентств, которые бы организовывали поездки в Алжир, я не обнаружила, а визу туда без поддержки агентства получить невозможно. Пришлось искать туроператора в самом Алжире. И вот я здесь.

История Алжира — это почти две тысячи лет борьбы за независимость. В 46 году до н. э. страну завоевали римляне, оставшиеся здесь на пятьсот лет. Затем на этих землях хозяйничали вандалы — древнегерманские племена, потом поочередно правили Византия, Османская империя, арабские и французские покорители Африки.

Коренное население постоянно боролось за свободу и незаметным для себя образом впитывало в себя культуру, традиции и даже кухню завоевателей. Именно поэтому в сегодняшнем Алжире багеты и круассаны не хуже парижских. Здесь всюду вкусный крепкий кофе, а население, разговаривающее на арабском, французском и берберском, увлечено страстью к певчим птицам и футболу.

Северная часть изобилует древнеримскими руинами, часть которых заслуженно попала в перечень наследия ЮНЕСКО. В музее в Шершеле можно найти алжирскую Венеру, в Типазе понаблюдать за закатом над развалинами древнеримского города и пройтись вокруг мавзолея правителей Мавритании, похожего на пирамиду.

Культовое место для инста-блогеров — Джемила: потрясающее по размаху древнеримское поселение сохранилось в отличном состоянии и великолепно выходит на фотографиях.

Хотя большей частью туристы едут в Алжир не за древнеримской экзотикой. Для любителей приключений самое привлекательное — это пустыня, которую можно исследовать неделями. Туристические агентства предлагают поездки туда на 7–14 дней, что поначалу кажется чрезмерным. Через два дня пребывания на юге Алжира становится ясно, что неделя — это, пожалуй, минимум, который необходим, чтобы сполна насладиться невероятной красотой и величием Сахары.

В Джанет можно прилететь самолетом и дальше передвигаться по пустыне с гидом. Но настоящая экзотика — добираться на юг на автомобиле. Больше 2 тыс. км от столицы Алжира до Джанета не покажутся скучными. Ну а то, что мы привыкли называть пустыней, не так уж и пустынно. Зеленые северные регионы сменяет участок с красным песком, потом на горизонте возникает гряда дюн с причудливыми формами и красками.

Мы пересекли территорию с черным каменным рельефом, где умудряются расти кустарники и даже цветы. Тут тоже много красок: марсианские пейзажи с красными скалами, Сахара с белым песком, горные серпантины.

Населенных пунктов по дороге не так много, зато нефтедобывающих вышек — с лихвой. Нефтедоллары пока не удалось конвертировать в общее благосостояние — села, как и города, выглядят бедно. И это несмотря на то, что у Алжира вторые по размерам объемы запаса африканского газа. Цена на него на заправках — четыре евроцента за литр.

Хотите рассказать 
интересные факты
о своем городе? 
Пишите нам на 
travel@nv.ua

Пробыв в Сахаре несколько дней, избавляешься от суеты и излишней эмоциональности. Туареги, исконные обитатели этих земель, говорят, что пустыня в состоянии поместить как самую большую радость, так и самое большое горе. Сидишь вечером у костра, на котором готовят традиционный чай, слушаешь музыку туарегов — блюз пустыни, любуешься звездным небом и забываешь о хлопотах.

К слову, чайная церемония — неотъемлемая часть общения туарегов. Напиток готовят с пенкой, делают это неспешно, наслаждаясь беседой. Выпить нужно минимум три чашки, поскольку первая — горькая, как смерть, вторая — крепкая, как жизнь, ну а третья — сладкая, как любовь. Правда, туареги кладут много сахара во все три чашки, поэтому получается, что и первые две, смерть и жизнь, такие же сладкие, как любовь.