Мнения

Поговорите со мной

Любая дискуссия в стране скатывается до уровня срача. Важные темы отданы на откуп фрикам, демагогам и манипуляторам. Кажется, нам очень нужен честный разговор
Хотите купить эту статью?

Любая дискуссия в стране скатывается до уровня срача. Важные темы отданы на откуп фрикам, демагогам и манипуляторам. Кажется, нам очень нужен честный разговор

  

 

Оксана Форостина,
издатель

 

Мне надоела цензура. Да, она существует. Только теперь, как и все в наше время, цензура горизонтальная. Она не запрещает — она оглушает. Она не угрожает — она стыдит.

Всякий раз, когда начинается дискуссия на критически важные для страны темы, появляются цензоры. Они истерят. Они манипулируют.

Пример первый: любая попытка найти нужные слова, чтобы описать расслоение украинского общества, натыкается на ругань, обиды и упреки. Простите, а вы действительно верите, что Украина — это такая коммуна хиппи? Да, в критические моменты часть из нас действительно отбрасывает идентичности и превращается в прекрасное эгалитарное сообщество, называемое Майдан. Но Майдан не может продолжаться вечно. Как только люди возвращаются к обыденной жизни, возвращается и расслоение. Оно есть везде, и это не только нормально, но и жизненно необходимо, иначе мы бы просто вымерли. Ведь одни люди в обществе лучше подготовлены к принятию важных решений, другие — выносливее и смелее. И когда каждый занимается тем, в чем наиболее эффективен, когда таксисты не распоряжаются золотовалютными запасами, а программисты не учат, как управлять музеями и общественным телевидением, все работает слаженно. Но поскольку несколько столетий работу социальных лифтов регулировали насилием — порой откровенным и кровавым, порой институциональным, все смешалось. Мы просто не имеем права не говорить на эту тему, и меня откровенно возмущают попытки за это пристыдить.

Пример второй: украинофобия, тема, монополизированная одиозными персонажами, вроде Ирины Фарион. Украинофобия существует, странно было бы, если б ее не существовало. Это только панд все любят, а украинцы, как и другие народы, вполне способны вызывать ненависть. С национальной принадлежностью она связана нелинейно: как и антисемитизм среди евреев, украинофобия не редкость среди украинцев. А в нашем конкретном случае именно среди украинцев ее больше всего. Ее корни не в чьем‑либо коварном замысле, а в глубокой и очень болезненной национальной травме. Как человек, переживший травму, нуждается в квалифицированной помощи, чтобы не довести себя до суицида, так и народу нужно проговорить пережитое.

Мне надоела цензура. Она не угрожает — она стыдит

Важные темы маргинализуют до уровня срачей, оставляют на откуп демагогам и фрикам, сознательно ими манипулируют. И проблема не в том, что темы несвоевременны, проблема в том, что мы некорректно их формулируем. Проблема не в неприятных ответах, проблема в том, что неправильна постановка вопросов.

Самый простой пример из недавних дискуссий: термины “русскоязычные” и “украино­язычные граждане”. Практически в любой дискуссии их представляют как две разные

Чтобы прочесть материал полностью,