Пограничное состояние

Все сошли с ума

Электоральная истерия поляризовала и радикализировала украинцев. Есть ли дорога назад?
Это материал Электронной версии журнала Новое Время, открытый для ознакомления. Чтобы прочитать закрытые статьи – оформите подписку.

Страна бьется в истерике — в виртуальном бою сошлись сторонники Петра Порошенко и Владимира Зеленского, наполняя информпространство гневом и негативом. По накалу страстей нынешняя кампания переплюнула все предыдущие, потому что массовое проникновение соцсетей породило у людей иллюзию всемогущества и потребность всекомментирования

 

Кристина Бердинских

   

 

Еще накануне первого тура президентских выборов социологи точно спрогнозировали, что во второй выйдут шоумен Владимир Зеленский и президент Петр Порошенко. Причем первый будет иметь при этом солидный гандикап. Похоже, сами кандидаты, как и представители их штабов, были к этому готовы. Но только не сторонники обоих кандидатов.

Не прошло и нескольких часов с момента оглашения данных официальных экзитполов, как соцсети захлестнула волна взаимного неприятия.

“Главный и самый неприятный вывод дня голосования для страны: более половины жителей Украины не ощущают себя ее гражданами. Это не граждане, а население”, — высказался в Фейсбуке в ночь с 31 марта на 1 апреля Тарас Березовец, лояльный к президенту политтехнолог, сотрудничающий с телеканалом Прямой.

“А всенародное голосование в Германии 1933 года, в результате которого Гитлер стал канцлером, я тоже должен считать торжеством демократии? А избрание марионетки алчного и беспринципного олигарха, намеренной остановить даже движение в ЕС и НАТО, значит, обязан, иначе я не демократ? Тогда прошу считать меня недемократом”, — написал 2 апреля в ФБ известный провластный блогер Карл Волох.

Оппоненты главы государства в долгу не остались. Вот как описал в соцсетях свои впечатления от появления Петра Порошенко в студии принадлежащего опальному миллиардеру Игорю Коломойскому телеканала 1+1 журналист и ведущий этой “кнопки” Александр Дубинский: «[Порошенко] вбил себе еще один гвоздь в крышку политического гроба. Потому что в очередной раз продемонстрировал свое отношение к людям как к быдлу”.

И это лишь верхушка айсберга: уже две недели подряд сторонники обоих кандидатов яростно спорят и ругаются на виртуальных площадках и распространяют самые издевательские слухи и картинки, посвященные оппонентам.

“Что меня очень удивило во время этих выборов — это количество ненависти”, — рассказывает волонтер Юрий Кубрушко. Его самого в основном окружают люди, которые вместе были на Майдане, поддерживали друг друга в сложные дни, затем занимались волонтерством, ездили на передовую с грузами. Они всегда были готовы по первому зову бросить все и приехать на помощь.

Но из‑за нынешних выборов многие товарищи Кубрушко перестали между собой общаться. “Притом что у этих людей, несомненно, единое видение Украины, как свободной европейской страны”, — с грустью подчеркивает волонтер.

В нестабильных странах люди легко вовлекаются в подобного рода напряженные дискуссии, объясняет психолог Ида Антонян. У общества нет уверенности в завтрашнем дне, из‑за чего появляется высокий уровень тревожности.

У украинцев, имеющих прямо у ворот реальных врагов — сепаратистов и россиян, этот уровень и без того высок. А в период острых политических ситуаций он становится еще выше. “Когда человеку страшно, ему нужно искать виноватых”, — объясняет Антонян.

При этом претенденты на президентский пост лишь нагнетают обстановку, обвиняя друг друга едва ли не во всех смертных грехах. “Они тушат огонь бензином”, — говорит психолог Марианна Ткалич. Итог, по словам эксперта, кошмарен: “Если зайти в Фейсбук, можно чокнуться”.

Психологи предупреждают: если истощить себя эмоционально и психологически уже сейчас, сил на то, чтобы принять ситуацию и результаты выборов не останется. А ведь жизнь после похода к избирательным урнам все равно продолжится, кто бы ни возглавил страну.

Взрыв эмоций

33‑летний Константин Кременчуцкий, работающий в сфере IT, после первого тура попытался вести диалог со знакомыми в соцсетях. Он склоняется к тому, чтобы поддержать Порошенко. Но хотел услышать альтернативные мнения.

Дело заглохло сразу же — дискуссии тут же переходили в обмен “любезностями”. И Кременчуцкий решил меньше общаться с другими. “Пока эта истерия не закончится”, — объясняет он. Айти­шник даже “отфрендил” (удалил из друзей в Фейсбуке) некоторых своих родственников.

А вот антикоррупционный эксперт Елена Трегуб имела неосторожность написать общедоступный пост в ФБ — мол, в случае переизбрания Порошенко у того, как и прежде, не будет мотивации проводить реформы. И отгребла по полной: в комментариях сторонники главы государства с ходу обозвали ее дурой. И это еще самое мягкое из того, что эксперт узнала о себе. А ведь она ни в коей мере не агитировала за молодого оппонента президента.

“Сейчас любое критичное слово по отношению к Порошенко воспринимается так, словно это поддержка Зеленского”, — говорит Трегуб, которая не видит ничего плохого в том, чтобы обсуждать ошибки главы государства. Для личного спокойствия эксперт решила не отвечать на обидные комментарии. Тем более что нынче, по ее словам, даже представители интеллигенции позволяют себе высказывания, что за Зеленского голосует “малообразованная чернь”.

“Чернью” недавно почувствовала себя столичный визажист Даша Калинина, когда пришла на привычную тренировку в давно обжитый спортзал. Там как раз обсуждали выборы. Калинина имела неосторожность сказать, что видела новый ролик Зеленского и что тот профессионально снят, и грим там тоже профессионален. “Администратор услышала, подумала, что я поддерживаю Зе, и все…Теперь я лишилась стакана воды после тренировки и милой улыбки Натальи Петровны [администратора спортклуба]», — рассказывает Калинина.

Но чаще всего взаимная агрессия остается внутри соцсетей. И это неслучайно. Александр Смирнов, креативный директор и партнер агентства Tabasco, нынешний стресс из‑за выборов объясняет природой соцсетей, которые нынче играют в обществе огромную роль.

Раньше люди, по его словам, получали информацию по радио и ТВ и после обсуждали ее между собой в личном общении. Соцсети же не просто ускорили обмен новостями, но и открыли доступ к их источникам. Теперь любой человек может зайти на личную страничку политика или журналиста и написать там все, что думает по тому или иному вопросу. “Это создает иллюзию всемогущества и потребность всекомментирования”, — рассказывает Смирнов.

Подобная иллюзия поднимает градус напряженности в обществе: растет количество информации, комментариев и дискуссий. “Если раньше ты поддерживал 5–10 дискуссий и уставал, то сейчас можешь вести параллельно 100 диалогов”, — объясняет Смирнов. Плюс у людей появился высокий уровень вовлеченности в процессы за счет все той же виртуальной близости к кому угодно.

По-своему оценил роль соцсетей в нынешней истерии музыкальный продюсер Александр Горбенко. Он посоветовал коллегам по индустрии перенести релизы синглов, альбомов и презентацию клипов на поствыборное время. “Любой ваш шедевр растворится в анализах и прочих изобретениях наших политиков. Все топы, тренды YouTube, Facebook, Instagram за час заполняются очередным предвыборным трэшем”, — написал он.

фото

ИНТЕРНЕТ НА ПАУЗУ: Чтобы пережить истерию вокруг выборов, психолог Марианна Ткалич советует меньше сидеть в соцсетях

Пережить выборы

Кризисные ситуации — а выборы в Украине к таковым безусловно принадлежат — обостряют, по словам психолога Владимира Миколенко, негативные эмоции. А именно те, которые накопились у человека за долгие годы жизни. Их‑то люди и выплескивают друг на друга, не имея другого громоотвода.

Антонян уточняет: чем выше травмированность каждого отдельного гражданина, чем выше уровень личных разочарований, неудач и дискомфорта, тем легче такой человек вовлекается в агрессивные споры.

Роксолана Авраменко, специалист по коммуникациям в бизнесе, сейчас работает с клиентами из разных регионов страны, придерживающимися порой полярных политических взглядов. И для себя она выработала четкое правило: никого не убеждать в своей правоте. Проговорить позицию — да, но не добиваться обязательного согласия.

Авраменко уверена: если выслушать разных людей, можно убедиться, что все хотят плюс-минус одинакового — вырастить детей, заработать денег, развивать бизнес. “Просто мы ассоциируем это [достижение своих целей] с разными людьми”, — объясняет она. И подобное стоит принять для себя.

У Авраменко в арсенале есть еще один прием, предохраняющий ее трудовой коллектив от излишних нервов, — она советует просто не постить унизительные мемы про политиков-кандидатов.

А Наталка Якимович, продюсер Film.ua Group, сознательно решила не писать о негативе и политике в социальных сетях. “Я с грустью наблюдаю споры в ФБ, в ходе которых люди обливают друг друга грязью, тратя на это столько времени и, главное, энергии”, — говорит она.

Якимович исключила обсуждение политики и из личных бесед. “Попробуйте отказаться от жалоб и меньше говорить о политике — и вам не хватит тем для разговоров не только в такси, но и с коллегами, друзьями, родными и даже любимыми. Разве это нормально?” — сокрушается она.

Своего сына продюсер учит такому правилу: интересоваться, кто и за кого голосовал, — плохой тон. Ведь выборы на то и выборы, а кандидатов именно потому так много, что все люди разные и имеют отличающиеся позиции.

Жизнь продолжается

Сделать страну чистой, убранной, аккуратной и незаплеванной можно, даже если победит не ваш кандидат, уверен психолог Геннадий Мустафаев.

Он советует меньше листать ленты соцсетей и перестать беспрерывно смотреть политические новости и ток-шоу: “Если мы видим по телевизору бросание политическими какашками, просто переключаем канал или выключаем телевизор”.

После 21 апреля, когда пройдет второй тур выборов, жизнь все равно продолжится. Украина многократно проходила через подобные политические обострения. И хотя каждый раз раздавались громкие возгласы “мы все умрем”, напоминает Миколенко, все обходилось. Мол, если уж тратить энергию на выборах, то лишь с целью потренировать свои коммуникационные способности.

У нынешней гиперактивности избирателей есть обратная сторона: резкий всплеск эмоций и разочарование — это прямой путь к депрессии, подчеркивает Антонян. После того как в стране появится новый президент, часть людей, которые были сильно вовлечены в дискуссии и огорчились итогам, столкнется с неизбежным упадком сил.

В такой ситуации реальную помощь окажет не страстно поддерживаемый, но далекий политик, а близкие люди. И если в пылу предвыборных страстей человек утратит с ними контакт, то в итоге со своими проблемами и недовольством он окажется один на один. Нанеся психологическую травму себе, он перенесет весь накопившийся негатив на следующие выборы.

Так это колесо может катиться до бесконечности.