ПАН ИЛИ ПРОПАЛ

5 вопросов Петру Порошенко

Президент Украины — о своих шансах победить на выборах и о том, что он будет делать, если проиграет
Это материал Электронной версии журнала Новое Время, открытый для ознакомления. Чтобы прочитать закрытые статьи – оформите подписку.

Президент Украины — о своих шансах победить на выборах и о том, что он будет делать, если проиграет

 

Валерий Калныш

 

 

Уже с утра муниципальные службы старательно мели и облагораживали улицы вокруг медиахолдинга Новое Время. А все потому, что в семь вечера сюда должен был при­ехать президент Петр Порошенко, чтобы дать интервью Радио НВ в прямом эфире. Так и случилось.

Действующий гарант Конституции, вышедший во второй тур президентских выборов с результатом, вдвое меньшим, чем у его соперника Владимира Зеленского, решил не упускать лишней возможности достучаться до избирателя. Усталый, он уселся в студийное кресло и в течение часа отвечал на довольно жесткие вопросы. НВ публикует короткую версию интервью. 

  

 

1 Во второй тур вышли вы и Владимир Зеленский. Вы для себя поняли, почему набрали всего 16% голосов?

— “Всего 16%” или “аж 16%” — эти результаты говорят о том, что на президентских выборах в первом туре есть два победителя. И наибольший набранный результат, и наименьший у каждого из двух кандидатов — это самые низкие результаты, которых кто‑либо добивался на президентских выборах. А значит, это мощный сигнал власти о том, что ситуация требует кардинальных и решительных перемен. Необходимо немедленно восстанавливать доверие общества к власти.

Я не снимаю с себя ответственности и не прячусь от нее, потому у нас сейчас должен быть абсолютно честный разговор с обществом. Если надо было дать урок Порошенко — Порошенко этот урок получил и решительно настроен на перемены. Если надо было дать урок власти — власть, по крайней мере те, кто сегодня открыт для коммуникации с обществом, тоже эту ситуацию увидели. И я подчеркиваю: эти пять лет были и есть, возможно, важнейшими и самыми тяжелыми годами в моей жизни. Безусловно, было много успехов, но не замечать недовольства, которое есть сегодня в обществе, точно нельзя.  

2 В последнее время появилось несколько резонансных расследований журналистов, в частности по Укроборонпрому. Были ли вы причастны за годы президентства к коррупционным схемам? Ваша совесть чиста?

— Ни к каким коррупционным схемам президент Петр Порошенко не был причастен. И я с чистой совестью сегодня вам это говорю и честно смотрю в глаза правоохранительным органам. Это была моя твердая политика в течение пяти лет: если человек виноват, бежать надо не на телешоу, а в любой правоохранительный орган. В частности, в те, которые абсолютно никак не зависят от президента: НАБУ, Специализированную антикоррупционную прокуратуру, Государственное бюро расследований, Министерство внутренних дел, которое сегодня также пытается демонстрировать свою полную независимость от президента. Хотя оно все время было независимым. Если бы что‑то обо мне было, оно бы “вылезло”.

Эти пять лет были и есть, возможно, важнейшими и самыми тяжелыми годами в моей жизни

Я считаю, что коррупция, в частности в Укроборонпроме, — это удар по армии. Это удар по сектору обороны и безо­пасности, это удар по сотням тысяч людей, которые работают в оборонной промышленности страны. Благодаря их работе у нас появились дроны, ракеты, средства радиоэлектронной борьбы, у нас появилось высокоточное оружие. И я настаиваю: если у нас есть основания, доказанные правоохранительными органами, дело должно немедленно попасть в суд, на суде должно быть как можно больше журналистов и активистов, чтобы были предоставлены и проанализированы доказательства. Суд примет решение, и независимо от того, какую должность коррупционер занимает, как близко к руководителю государства находится, этот человек должен оказаться в тюрьме.

Я никоим образом не буду пытаться кого‑то оправдать. Мы должны обеспечить доверие народа к армии, доверие народа к Укроборонпрому. Что я уже сделал по этому поводу? Во-первых, был назначен [заместителем секретаря СНБО] настоящий герой — первый заместитель командующего Силами специальных операций полковник Сергей Кривонос. Он получил все полномочия от меня, это была моя просьба и его условия, чтобы прозрачность в оборонном секторе была восстановлена. Что сделано только за три недели его пребывания в должности? Вчера правительство по моей просьбе приняло решение, что все без исключения сотрудники корпорации пройдут тест на детекторе лжи, а общество узнает результат. Те, кто провалит тест, — пожалуйста, на расследование и по решению суда в тюрьму.

3 Давайте поговорим о внешней политике. Как вы относитесь к тому, что Виктор Медведчук, который в какой‑то ипостаси представляет Украину на Минских переговорах, буквально заявляет следующее: “Я уверен, мы реализуем возможности мира на Донбассе и остановим боевые действия, в том числе планом нашей партии. На него предварительно дали согласие Донецк, Луганск и Москва, он предусматривает свободную экономическую зону на неподконтрольных территориях”?

— Я озвучил это несколько месяцев назад и могу только повторить. Де-факто господин Медведчук представляет Российскую Федерацию и Владимира Путина. Мотив назначить его в переговорную группу был один: это был единственный канал связи с Путиным, и он оказался неэффективным. Определять, что и как делать Украине, — вовсе не компетенция господина Медведчука. У него была одна функция — освобождение заложников, находящихся как в подвалах оккупированных территорий, так и в тюрьмах России. Последний раз такое освобождение произошло в декабре 2017 года, и назвать это эффективным точно нельзя. Путин удерживает наших людей, чтобы держать Украину и украинское руководство на крючке. Не получится. Я уже обратился в Службу безопасности Украины с просьбой рассмотреть целесообразность дальнейшего использования господина Медведчука в формате гуманитарной группы по освобождению заложников. Он явно в этом процессе некомпетентен.

4 Господин президент, что будет, если вы проиграете во втором туре? Что вы будете делать, если это произойдет?

— Одно из моих любимых стихотворений Лины Костенко начинается словами: “Не припускай такої мислі, що Бог покаже нам неласку”. Я могу дать вам совет, как президент, который пять лет является лидером государства в состоянии войны: если ты хочешь победить, ты должен быть оптимистом. Ты должен твердо — не показательно перед камерами — верить в победу. Я умею признавать ошибки, потому что не ошибается тот, кто ничего не делает; я умею хорошо изучать уроки, особенно те, что посылает общество. Я умею меняться, потому что, если спросить, что изменилось в Украине за пять лет, мой ответ будет, что больше всего изменился сам Петр Порошенко. Я твердо настроен на победу, я знаю, какая цена будет заплачена за поражение, заплачена не Порошенко, а страной.

5 Что вы ответите тем, кто говорит, что в случае поражения на президентских выборах Порошенко повторит путь Виктора Януковича и бежит из страны?

— Во-первых, я никогда такого не слышал. Во-вторых, я хочу сказать не уважаемой мною пятой колонне: не дождетесь! Я никогда не прятался, я всю жизнь был в оппозиции. И в 2002 году, когда мы впервые боролись за парламентские мандаты во главе блока Наша Украина, и в 2004 году, когда мы делали Оранжевую революцию, и 2013–2014 годах. И на фронте я под обстрелами был и от пуль не прятался, и во время массовых акций я могу идти к людям. Ключевая позиция: надо точно обеспечивать коммуникацию, чтобы восстановить доверие людей. Моя задача в этой кампании — не только выиграть, а восстановить доверие людей. И тот факт, что я не Янукович — есть оценка ОБСЕ, всех международных наб­людателей, которых было больше 2.500: выборы, которые организовал президент Порошенко, были самыми честными, самыми прозрачными выборами в Украине. Это мой ответ тем, кто сомневается, каким Украина видит Порошенко.

  

 

Интервью с Петром Порошенко прозвучало в эфире Радио НВ 10 апреля. Его полную версию можно найти на сайте nv.ua