История

Миг независимости

80 лет назад украинцы Закарпатья создали государство, которое было уничтожено венгерскими войсками

80 лет назад украинцы Закарпатья создали независимое государство, которое было уничтожено венгерскими войсками

 

Олег Шама

 

 

“Было сделано очень мало попыток дать украинцам возможность самим определять свои права, и дальнейшее игнорирование этого сложного вопроса может в конечном итоге потревожить всю Европу”. Такой упрек смогли прочесть депутаты палаты общин британского парламента 29 мая 1935 года как объяснение, зачем им предстоит слушать доклад Украинский вопрос.

Речь подготовил журналист Ланселот Лоутон, мозговой центр созданного незадолго до этого Англо-украинского комитета. В нем среди прочих состояли ни много ни мало лорды Диккинсон и Ноэль-Бакстон, два действующих парламентария, и историк-славист Уильям Сетон-Уотсон.

В обосновании доклада также сообщалось: “Этнографически украинские народы занимают непрерывный блок территории больший, чем у Франции и Великобритании, который теперь разделен между СССР, Польшей, Румынией и Чехословакией”.

В последней из этих стран отношение к украинцам самое лучшее. Это сообщил уже в ходе доклада Лоутон, ссылаясь на тогдашнего замминистра иностранных дел Хью Далтона. Он имел в виду Карпатскую Украину с центром в Ужгороде — одну из пяти земель тогдашней Чехословакии, где проживало без малого 600 тыс. украинцев, или 63% населения области.

Когда в 1919 году на обломках Австро-Венгерской империи создавалось общее государство чехов и словаков, Прага обязывалась дать украинцам автономию. Тогда же Чехословацкая Академия наук провозгласила, что восточная окраина страны, упирающаяся в Карпаты, — “украинская, и ее язык должен быть и фактически является украинским”.

Однако вопрос автономии то и дело затягивался, пока весной 1938‑го ЦРНР (Центральна руська народна рада — представительская организация карпатских украинцев) не напомнила о нем чехословацкому президенту Эдуарду Бенешу в ультимативном тоне. Но лишь когда 30 сентября того же года по Мюнхенскому соглашению Чехословакия лишилась земель с немецким населением в пользу Германии, в Праге дали добро на автономию.

 

ВООДУШЕВЛЯЮЩАЯ ДАТА: Торжественное шествие в Хусте в честь 20-летия подписания Акта Злуки, 22 января 1939 года

Русская подножка

“Целых три дня советовались две Национальные рады — украинская и русская, чтобы найти способ создать общий фронт и взять власть в свои руки. Чехи только тогда признают наше правительство, иначе и слышать не хотят”, — писал в дневнике журналист Василий Гренджа-Донский, современник событий.

"Русское" крыло среди украинцев этого края возникло еще во второй половине XIX века и живо по сей день. Его представители создали теорию, по которой россияне и они, русины или рутенцы (самоназвание карпатских украинцев, восходящее ко временам Киевской Руси), — один народ. Апологетов этого учения щедро финансировала Российская империя. Главный миссионер Петербурга граф Владимир Бобринский ежегодно объезжал здешних москвофилов с литературой о необходимости освободить братьев-русинов из‑под гнета австрийского кайзера.

В 1938 году лидером ориентированных на виртуальный “русский мир” в ЦРНР был журналист Андрей Бродий, о котором говорили, что он и спит под российским триколором. Украинскую же фракцию возглавлял грекокатолический священник Августин Волошин.

Прага требовала, чтобы в Закарпатье было одно правительство, а не два, чего добивались москвофилы. Поэтому обеим сторонам пришлось искать консенсус. О чем и сообщал Гренджа-Донский 7 октября.

 

ВУЙКО ГИТЛЕР: Лидер Третьего рейха отгоняет хулиганящих Польшу и Венгрию
от Карпатской Украины (на рисунке — Рутения). Шарж Бернарда Партриджа
в британском сатирическом журнале Punch, 7 декабря 1938 года

 

8 октября 1938 года в здании ужгородской Просвиты объединение состоялось. Вот как это описал Гренджа-Донский: “Наконец открылись двери на балконные палаты, вышел Бродий и провозгласил, что две Национальные рады создали общее правительство под его руководством, чем и провозглашает самостоятельность нашей страны в рамках федерации Чехословакии”.

Однако геополитическая ситуация в регионе играла против подобной самостоятельности: лидер соседней Венгрии адмирал Миклош Хорти вынашивал планы по восстановлению величия своей страны. И потому претендовал на южную часть Словакии, где собирался провести плебисцит о присоединении этого региона к своему государству.

Как ни странно, “русский” Бродий был не против подобного волеизъявления и в Карпатской Украине. “Хорошо оплаченные мадьярские агитаторы, получая по 35 крон в день, ходят по селам и настраивают народ против своего государства. Пустили лозунг: “Мы без Мадьярщины не можем жить”, — писал Гренджа-Донский.

26 октября чешские власти арестовали за госизмену Бродия, премьер-министра Карпатской Украины. Вместо него избрали Волошина. А через неделю нового главу правительства пригласили в Вену на так называемый Первый арбитраж. Там Хорти при посредничестве “арбитров” — Третьего рейха и Италии, добился того, чтобы Ужгород и Мукачево, как районы с венгерским населением, перешли под крыло Будапешта.

Волошин пытался отбиваться, но Иоахим фон Риббентроп, министр иностранных дел Германии, успокоил его: “Вы потеряли 20 лет назад всю Украину, а теперь вам жалко двух городов…” И намекнул на то, что фюрер Адольф Гитлер может дать дополнительные гарантии существования Карпатской Украины.

Волошину сообщили, что до 12 ноября ему нужно освободить территории “под венгров”, и он перенес столицу в Хуст. А вот москвофил Стефан Фенцик, один из министров первого правительства Бродия, остался в аннексированном Ужгороде «[Он] первым приветствовал венгерских гонвейдов (солдат), а второй — Демко [Михаил, тоже экс-министр] в Мукачеве, с той разницей, что Демко надел к тому же широкие венгерские шаровары и венгерскую шнурованную весту с серебряными пуговицами… “Русский человек” и не мог подписаться иначе”, — вспоминал Гренджа-Донский.

 

  

БЕЗ ПРОТОКОЛА: Премьер-министр Карпатской Украины Августин Волошин (в центре), его секретарь Иван Рогач (в форме) и секретарь Высшего суда автономии Августин Дутка перед зданием правительства в Хусте

Лом от соседей

Будапешт не удовлетворился новыми приобретениями. И если угроза проведения провенгерского плебисцита для Хуста отпала, то появилась новая напасть — диверсанты. Причем не только венгерские, но и польские.

Венгрия и Польша были союзниками, но общей границы не имели — их разделяла Карпатская Украина. Теплые отношения между Варшавой и Будапештом возникли в 1920 году. Тогда Польша едва не стала советской: армия большевиков подошла к ее столице, а в Белостоке уже работал реввоенсовет во главе с Феликсом Дзержинским.

Тогда только венгры оказали полякам существенную помощь: правительство Пала Телеки безвозмездно отправило Войску польскому 30 тыс. карабинов и 100 млн патронов. А вот 15 тыс. венгерских добровольцев не смогли прибыть под Варшаву, так как Чехословакия закрыла для них границы.

Теперь поляки возвращали долг. В начале октября 1938‑го по Мюнхенскому соглашению Польша отобрала у Чехословакии промышленную Тешинскую область и тут же предложила весьма своеобразную помощь Будапешту: в приграничном селе Розлуч (сейчас во Львовской обл.) открылась диверсионная база под руководством майора Феликса Анкерштейна.

Так началась операция Лом. Польский историк Дариуш Домбровский сообщает, что военное ведомство выделило на ее проведение 250 тыс. злотых. Уже к концу ноября только польские диверсанты взорвали 13 мостов и одну дамбу в крае, подожгли десятки школ, почт, складов, вывели из строя километры телеграфных линий.

В ответ в начале ноября в Хусте появилась военная организация самообороны Карпатская Сечь во главе с комендантом Дмитрием Климпушем. Гренджа-Донский тогда собирал для своего правительства данные о последствиях террористических операций. Он отмечал, что 20 ноября 1938‑го в селе Нижний Быстрый удалось взять живыми двоих польских диверсантов. Их фото дали в прессе, официальный Хуст отправил протест в Варшаву, но ответом был “визг: мол, это ваши повстанцы”.

Параллельно шла информационная война. “Сегодня услышали из Будапешта по радио, что в Хусте была перестрелка “рутенских повстанцев” с войсками, причем было аж 200 убитых… о чем мы не знаем, так как у нас царит покой… “Килограмм хлеба в Хусте стоит 25 крон”, — говорит мадьярский спикер, а у нас столько хлеба за 2,60, что можем мадьяров накормить”, — писал Гренджа-Донский.

К удивлению всех сторон, Берлин сдержал свои обещания и по дипломатическим каналам порекомендовал Варшаве и Будапешту проявить толерантность к Карпатской Украине. Но это была лишь временная лояльность. Гитлер пояснил венгерскому премьеру Иштану Чаки: “Нужно сотрудничать, как футбольная команда — Польша, Венгрия и Германия, по возможности экономно, без критических моментов и молниеносно”. Фюрер собирался поглотить Чехословакию и готовился к этому.

В начале января 1939‑го Прага прислала в Хуст генерала Льва Прхалу в качестве военного министра. Правительство Волошина приняло это в штыки и потребовало от чехословацких властей отозвать своего эмиссара. Прага ответила отказом, на что премьер Карпатской Украины уведомил центральные власти о назначении выборов в Сойм — парламент. Это означало заявку на выход из состава федерации.

Вот почему, как вспоминал впоследствии украинский самооборонец-сечевик Евгений Стахив, в Хусте 22 января 1939 года во время шествия в честь 20‑летия Акта Злуки участники торжеств пели: “Нам поможе вуйко Гітлер / І батько Волошин / Чехів воювати”. Так во всяком случае народ понимал текущий момент.

ДОЖДАЛИСЬ: Польские солдаты, прибывшие на пограничную станцию Бескид для установления польско-венгерской границы, 17 марта 1939 года

Только миг

Выборы в Сойм назначили на 12 февраля. Без перегибов в духе времени не обошлось. Правительство издало указ, что на административную работу отныне принимаются только украинцы. Регистрироваться кандидатами в депутаты могли только представители Украинского национального объединения (УНО), пришедшего на смену ЦРНР. Это при том, что в крае кроме чуть более 0,5 млн украинцев жили разные народы, в том числе и два самых многочисленных нацменьшинства — 120 тыс. венгров и 100 тыс. евреев.

Правда, правительство пошло на уступку — разрешило прислать в будущий парламент по одному представителю от венгерской и мизерной немецкой общин края. О евреях — ни слова. Хотя впоследствии они на выборах дружно проголосовали за УНО, а венгры единодушно голосование проигнорировали. В итоге УНО набрало 92,4% голосов.

Но уже 14 марта отдельные подразделения венгерской армии перешли границу в направлении Хуста. В надежде на гарантии Германии Волошин послал Гитлеру в Берлин телеграмму: “От имени правительства Карпатской Украины прошу Вас принять к сведению провозглашение нашей независимости под охраной Германского рейха”.

Также премьер распорядился выдать сечевикам из резервов 41 винтовку и 90 пистолетов. Но генерал Прхала приказал солдатам чешского гарнизона разоружить украинцев. Начались уличные перестрелки, в которых обе стороны потеряли по несколько десятков бойцов.

На следующий день в здании хустской гимназии под звуки Ще не вмерла (утвержденного официального гимна) состоялось открытие первого украинского парламента Карпатской Украины в составе 32 депутатов. Первое заседание утвердило принципы нового государства как президентской республики. Волошина избрали главой Карпатской Украины.

Только к вечеру стало известно, что в тот момент, когда в Сойме звучали здравицы и аплодисменты, на Красном поле в 12 км от Хуста венгерские пулеметчики расстреляли более 200 украинских студентов и гимназистов, вышедших почти без оружия защищать столицу. Эта жертва и позволила состояться первому заседанию парламента. В этот же день немецкие танки вошли в Прагу.

Нам поможе вуйко Гітлер і батько Волошин чехів воювати
Из народного творчества,
Хуст, 22 января 1939 года

В ответ на телеграмму Волошина утром 16 марта в здании правительства появился немецкий консул и посоветовал не сопротивляться выдвинувшимся на Хуст венгерским войскам, поскольку Рейх сейчас не сможет взять Карпатскую Украину под свой протекторат.

Придя из редакции домой, Гренджа записал: “Улицы Хуста цветут сине-желтыми знаменами. Это еще со вчера… Бедные, несчастные они… Вместо них среди этих проклятых стен уже шьются другие”.

В тот же день на пограничную станцию Бескид, расположенную на линии Стрый — Мукачево, прибыли составы с польскими подразделениями. На перроне, а дальше на пограничных заставах происходило всеобщее братание — теперь у союзников появилась общая граница. Как дружеский жест поляки получили от венгров ококло 600 пленных украинцев, выходцев из Галиции, которых те расстреляли через день как нарушителей границы.

В те дни за независимость Карпатской Украины погибло от 2 тыс. до 6,5 тыс. бойцов. Разброс данных объясняется тем, что большинство украинцев полегло во время зачисток и партизанских боев, длившихся до середины мая 1939‑го.

photo_4

ВЗАХЛЕБ: Встреча венгерских (в пилотках) и польских солдат у пограничного села Климец 16 марта 1939 года. Некоторые из них могли участвовать в совместных диверсионных операциях в Закарпатье за несколько месяцев до этого

Разменная монета

В горах украинские партизаны еще вели последние бои с гонвейдами, когда 7 мая Москва получила донесение из МИДа Германии от агента Курта Велькиша. Тот был близким другом Бруно Клейста, главного советника Риббентропа по Восточной Европе.

Речь в нем шла о том, что Германия начала готовиться к захвату пока еще союзной ей Польши. И, по словам Клейста, собиралась использовать для этого Карпатскую Украину.

“С Волошиным и Реваем [Юлианом, премьер-министром] условлено относительно узаконения широкой автономии Карпатской Украины в Венгрии, — сообщал Велькиш. — Так мы снова завоевали бы доверие украинских масс в Восточной Галиции и укрепили бы потрепанную боевую мощь украинцев. Затем мы сможем дать Западной Украине сигнал к восстанию. Из Словакии и Карпатской Украины мы смогли бы направить туда большие партии оружия и боеприпасов, а также хорошо подготовленные организации сечевиков”.

Созданный таким образом очаг беспокойства в Украине дал бы Германии повод для вторжения в Польшу. Было лишь одно опасение. “Мне кажется, что создание независимой Украины в Восточной Галиции повлечет за собой вмешательство Советского Союза, — пересказывал Велькиш слова Клейста. — Если в ближайшее время мы убедимся в обратном, то украинский фактор мы введем в действие”.

Этот вариант не понравился в Кремле, и главные дипломаты СССР и Рейха вскоре согласовали план раздела Польши.

photo_5

СВОИ: Офицерский корпус Карпатской Сечи, в центре — комендант Дмитрий Климпуш, март 1939 года. К началу боев с венгерской армией сечевики могли выставить только 2 тыс. вооруженных бойцов против 40‑тысячного агрессора

Незабытая история

В конце 1944‑го советские войска вошли в Карпатскую Украину. Все, кто стоял у истоков ее независимости и не покинул родину, попали в руки советской военной контрразведки. Судьбы Волошина и Бродия, непримиримых оппонентов, были примерно одинаковыми: президент умер в московской тюрьме на Лубянке, первого премьера расстрелял расчет НКВД.

В марте этого года на Верецком перевале — границе Закарпатья и Львовской области — открыли мемориал украинцам, расстрелянным там поляками 80 лет назад. В церемонии приняла участие Иванна Климпуш-Цинцадзе, внучка коменданта Карпатской Сечи Дмитрия Климпуша.

МИД Польши высказал удивление по поводу ее присутствия там, ведь она — действующий вице-премьер Украины по вопросам евроинтеграции. Дипломатов возмутила также надпись на стеле мемориала — Розстріляним польськими та угорськими окупантами. В своей ноте они заявили, что поляки никого никогда не оккупировали.