Мнения

Между ложью и неизвестностью

Большинство украинцев не видят своим президентом ни Владимира Зеленского, ни Петра Порошенко. Какой выбор нам предстоит сделать?

Большинство украинцев не видят своим президентом ни Владимира Зеленского, ни Петра Порошенко. Какой выбор нам предстоит сделать?

   

  

Мустафа Найем, 
народный депутат

 

Это первые в нашей истории президентские выборы, на которых суммарная поддержка кандидатов, вышедших во второй тур, составляет меньше половины избирателей: за двух лидеров гонки проголосовало чуть больше 46 %. Другими словами, накануне второго тура большинство украинцев не видят своим президентом ни Владимира Зеленского, ни Петра Порошенко.

Это важно помнить, потому что следующие две недели кандидаты будут бороться именно за эти голоса, стараясь навязать им свои версии противостояния.

Команда “слуги народа” строит кампанию на борьбе между старыми и новыми. Скажу честно, мне симпатичны избиратели Зеленского, требующие перемен в политике. Но есть ощущение, что, надев новые и яркие костюмы, ребята играют по старым правилам.

В первую очередь удивляет искренняя уверенность окружения Зеленского в том, что они умнее своего кандидата и в случае избрания смогут навязать ему свое видение и кадровую политику. Опыт показывает, что при назначении ключевых фигур рядом оказываются совсем не те, кого выставляли на витрину и крутили в роликах во время избирательной кампании. Первыми в этой очереди стоят куда более циничные и жесткие ребята.

Чтобы немного представить масштаб угроз, объясню на пальцах. Вместе с булавой глава государства получает полномочия назначать генерального прокурора, руководителя СБУ, его замов, министров обороны и иностранных дел, глав Нацбанка и 24 областных администраций — более трех сотен назначений.

Именно эти люди будут строить новую реальность. И настойчивое требование общества назвать их сейчас, а не тогда, когда в приемной столпятся князьки и олигархи, — не праздное любопытство. Например, важно понимать, какому генпрокурору будет поручен надзор за расследованием преступлений вокруг Укроборонпрома, Центрэнерго и ПриватБанка. Кто и как будет расследовать дела Майдана, которые саботировались под чутким руководством всех пяти предыдущих генпрокуроров. Сможет ли новый глава СБУ вывернуть наизнанку Виктора Медведчука, показать российские связи украинских политиков и ликвидировать “карательный” департамент К.

В конце концов, какие гарантии, что силовики Зеленского не сольют уголовные производства против команды Порошенко так же, как команда Порошенко продавала дела друзьям Виктора Януковича? Если таких гарантий нет, где в этой борьбе противостояние новых и старых?

Между тем Порошенко пытается навязать нам совсем другую реальность. Глашатаи АП уже выстраивают линии противостояния “Порошенко против Коломойского” и “наши против русских”.

Надев новые и яркие костюмы, ребята играют по старым правилам

Внешне цельные и красивые концепции разбиваются фактами из реальной жизни. Мы вполне обоснованно можем предполагать, что Зеленский станет инструментом беглого олигарха Игоря Коломойского. В то же время нам точно известно, что все пять лет своего президентства Порошенко последовательно отстаивал интересы другого олигарха — Рината Ахметова. Сложно представить, как действующий президент сможет убедить общество, что в случае переизбрания это изменится. И вряд ли спикеры президента готовы к открытой дискуссии, кто из олигархов лучше — Ахметов или Коломойский, и что нанесло стране больше ущерба — монополия ДТЭК или схемы ПриватБанка.

Второй тезис, на котором Порошенко собирается строить свою кампанию, — это патриотизм и противостояние Украина — Россия.

Скажу честно, меня тревожат невнятные высказывания Зеленского о Донбассе и Крыме. Осторожность во время выборов приемлема во всем, кроме войны. Косвенно я могу судить о взглядах “слуги народа” только по сериалам и выступлениям Квартала 95, где все украинское выставлено в образе провинциального рагулизма, над которым посмеиваются правильные русскоговорящие герои. Это эпос колонии, а не страны, переживающей национально-освободительную войну. И герои этого эпоса — типичные представители старого поколения, страдающие комплексом неполноценности перед московской метрополией.

Но если Зеленский тревожно молчит, то Порошенко опровергает свою проукраинскую риторику своими же реальными действиями. Потому что нельзя держать всех за идиотов, вести патриотическую кампанию и при этом публично опираться на мэров-сепаратистов, под руководством которых убивают и калечат активистов. И совсем издевательски звучит лермонтовское “прощай, немытая Россия”, если во время кампании твоими главными рупорами были телеканалы почти родственника Владимира Путина.

Но демократия устроена так, что, несмотря на огромный процент избирателей, оставшихся за бортом второго тура, и вопреки всем нашим сомнениям, один из этих кандидатов станет президентом.

Наш выбор могли бы облегчить прямые дебаты между кандидатами. Но слова одного уже мало чего стоят, а второй дебатов явно избегает. И, судя по всему, даже после них нам придется выбирать между тем, кого мы хорошо знаем, но уже не верим, и пугающей неизвестностью кандидата, о планах которого мы не знаем вовсе.