Страна

Мистер Удача

Во времена президентства Петра Порошенко в стране осталось лишь двое миллиардеров, дела которых идут все лучше и лучше. Это богатейший украинец Ринат Ахметов и сам глава государства
Это материал Электронной версии журнала Новое Время, открытый для ознакомления. Чтобы прочитать закрытые статьи – оформите подписку.

Во времена президентства Петра Порошенко в стране осталось лишь двое миллиардеров, дела которых идут все лучше и лучше. Это богатейший украинец Ринат Ахметов и сам глава государства

 

Иван Верстюк

 

 

Пять лет назад Петр Порошенко, в числе обещаний которого была и деолигархизация, получил на внеочередных выборах большинство голосов: 55% избирателей, стоя в кабинках для волеизъявления, отдали предпочтение именно ему. И собственник Roshen, не доводя дело до второго тура, возглавил страну.

Порошенко действительно может похвастать тем, что в стране прошла деолигархизация: начинающий младоолигарх Сергей Курченко бежал в РФ, скандальный газовый посредник и король химической промышленности Дмитрий Фирташ оказался под арестом в Австрии, трио днепровских миллиардеров во главе с Игорем Коломойским — условная группа Приват — лишились своего главного актива, ПриватБанка, а также утратили влияние на ряд других серьезных структур с государственным участием. А миллиардер Виктор Пинчук продолжил свой путь мецената и скромного, но много тратящего на свои евроинтеграционные инициативы общественника. Президент в какой‑то степени даже деолигархизовал самого себя, отдав свои активы в управление сторонним финансистам.

Но в стране есть еще один миллиардер, для бизнеса которого президентство Порошенко оказалось отличным временем для роста бизнеса, — Ринат Ахметов, самый богатый украинец.

Удивительно, но там, где другие лишь теряли, ему на руку играло все: удачная конъюнктура на мировых рынках металла, государственные тарифы на электроэнергию, санкции против российских компаний и государственные же инвестиции в инфраструктуру.

В итоге Ахметов не только увеличил свое состояние, сократившееся было пять лет назад на фоне падения цен и большой задолженности бизнесов его группы СКМ, но и принялся массово скупать активы.

В виртуальной копилке бывшего донецкого миллиардера появились новые облэнерго, шахты, солнечные электростанции, металлургические заводы, химическое производство. И если по состоянию на 1 мая 2016‑го международное агентство Bloomberg оценивало состояние Ахметова в $ 4,26 млрд, то сейчас оно составляет уже $ 6,23 млрд.

Ряд аналитиков и политиков считают, что ренессанс у владельца футбольного клуба Шахтер случился не просто так. “У Ахметова и Порошенко прагматичные отношения, которые определяются взаимной экономической выгодой”, — уверен Анатолий Октисюк, политический аналитик экспертного центра Дом демократии.

инфографика_ВСТАВИТЬ
Роттердам животворящий

Начало президентского срока Порошенко стало для самого богатого украинца временем потерь: события 2014 года на Донбассе стоили Ахметову многого. Шесть его металлургических заводов и 11 энергетических предприятий остались на неподконтрольной территории. А в особняке владельца Шахтера в Донецке поселился Александр Захарченко, один из лидеров сепаратистов, который был убит в августе прошлого года.

Негативный тренд для бизнеса Ахметова, вызванный военными и экономическими потрясениями, переломился в мае 2016 года. Именно в это время в стране с подачи Нацкомиссии по регулированию сферы энергетики и коммунальных услуг (НКРЭКУ) начала работать формула Роттердам+, по который рассчитывается цена угля.

Формула зашила в тариф на электроэнергию стоимость доставки угля из нидерландского порта. Хотя в случае с контролируемыми Ахметовым теплоэлектростанциями уголь ехал из его же украинских шахт.

По оценке Виктории Войцицкой, народного депутата от Самопомочи, которая специализируется на энергетике, Роттердам+ принес Ахметову более 30 млрд грн чистой прибыли, которую он иначе бы не получил.

Почему основным выгодополучателем стал именно богатейший украинец? Андрей Герус, глава Ассоциации потребителей энергетики, знает ответ: по его подсчетам, энергетический холдинг Ахметова ДТЭК контролирует 85% добычи угля и 80% рынка тепловой электроэнергии.

НКРЭКУ в 2016‑м возглавлял Дмитрий Вовк, назначенный на этот пост главой государства. Вовк — бывший сотрудник инвесткомпании ICU, известной тем, что работает с активами самого Порошенко.

“Из карманов потребителей в карманы Ахметова рекой льются и будут литься деньги”, — говорит Войцицкая. По ее мнению, Ахметов — крупнейший бенефициар пятилетнего правления Порошенко.

“Опыт Роттердам+ свидетельствует, что регулятор иногда благосклоннее относится к монополистам, нежели к потребителям”, — уточняет Дмитрий Яблоновский, эксперт Центра экономической стратегии (ЦЭС).

В СКМ, управляющей компании Ахметова, НВ пояснили: Роттердам+ вполне законен. В стране и ценообразование на газ происходит по тому же принципу, уточнили там, но никого это почему‑то не возмущает.

Выгодная Ахметову тарифная политика привела еще и к тому, что энергетический холдинг миллиардера продает в Украине электроэнергию на 40% дороже, чем в Европе. Так, в феврале Энергорынок, отечественный государственный скупщик электроэнергии, приобретал ее, в том числе и у ДТЭК, по цене 2167 грн за МВт / ч. В то время как Венгрия, 90% экспорта электроэнергии в которую контролируют структуры Ахметова, закупала ее по 1530 грн за МВт / ч.

А ведь еще и тарифы угольных электростанций за годы правления Порошенко стали в три раза выше тарифа атомных станций, отмечает Герус. И это тоже сыграло на руку владельцу Шахтера.

В декабре прошлого года Антимонопольный комитет (АМКУ) не нашел никаких злоупотреблений ДТЭК на рынке энергетики. Хотя холдинг контролирует его “угольную” часть на четыре пятых, а порогом, за которым начинается монополия, официально считается доля в 35%.

В АМКУ тогда пояснили: они считают долю на широком рынке, а не на отдельных его сегментах. Сейчас комментировать этот вопрос в комитете отказались.

Схожую с АМКУ позицию занимают и в СКМ: в пресс-службе компании НВ пояснили, что доля ДТЭК в общем производстве электроэнергии не превышает 26% и компания никак не может влиять на цену ресурса.

Если оценивать ситуацию таким образом, то вопросов к ДТЭК действительно не может быть: на атомные станции в прошлом году пришлось 50,1% производства электроэнергии, на тепловые — 37,7%, на гидро — 8,9%, а на “солнце, ветер, биомассу” — еще 1,5%.

Ахметов остается чуть ли не единственным олигархом, который научился зарабатывать вместе с Порошенко 
Анатолий Октисюк,
политический аналитик экспертного центра Дом демократии

Но ряд экспертов уверены: АМКУ пора перестать рассматривать весь рынок целиком, — пора определять монополистов в каждом сегменте.

А Войцицкая рассказала: после того, как против позитивного для ДТЭК решения комитета выступила антимонопольный гос­уполномоченный Светлана Панаиотиди, над ней нависла угроза увольнения. “Выглядит так, словно позиция АМКУ по ДТЭК кем‑то искусственно сформирована”, — делится своими наблюдениями депутат от Самопомочи.

Структуры Ахметова принялись расширять свою долю еще и на рынке дистрибуции электричества. Так, в начале января этого года ДТЭК купил 94% акций Киевоблэнерго и 68% акций Одессаоблэнерго у российской компании VS Energy. По подсчетам Геруса, сделки обошлись миллиардеру примерно в $ 250 млн.

Еще раньше, в августе 2017‑го, ДТЭК скупил миноритарные доли в пяти сбытовых компаниях — Днепроблэнерго, Днепрэнерго, Киевэнерго, Донецкоблэнерго и Западэнерго, нарастив свою долю в них до 100%. В этих сделках только акции Днепроблэнерго были куплены по рыночной цене, остальные — существенно дешевле рыночной, говорит Герус.

“Купив вчера облэнерго с одной доходностью, завтра Ринат Леонидович [Ахметов] благодаря новой политике регулятора сможет получить на порядок большую доходность этих активов”, — добавляет Войцицкая.

После всех этих сделок ДТЭК будет контролировать 57% передачи и сбыта электроэнергии в стране. “Это беспрецедентная ситуация, когда один олигарх получает в свою собственность такое количество критической инфраструктуры”, — подчеркивает Герус.

Поскольку в Украине действует самый высокий зеленый энерготариф в Европе — он примерно втрое выше среднеевропейского, — Ахметов активен и на рынке зеленой энергетики. ДТЭК уже эксплуатирует крупнейшую в стране Ботиевскую ветряную электростанцию (ВЭС), а также строит Приморскую ВЭС. Кроме того, энергетический холдинг Ахметова запустил Трифоновскую и Никопольскую солнечные электростанции, причем последняя — крупнейшая в Украине.

Яблоновский из ЦЭС отмечает, что Ахметов — основной бенефициар льгот на импорт оборудования для зеленой энергетики. Сохранение действующего тарифа вместо введения аукционов также играет ему на руку, говорит аналитик.

Все вышеописанные “удачи и везения” позволили ДТЭК выбраться из многомиллиардных убытков.

В 2015‑м компания показала минус 37,4 млрд грн, годом позже — минус 6,7 млрд, 2017‑й завершила с чистым убытком в 2,92 млрд грн. Зато за прошлый год ДТЭК получил 5,25 млрд грн чистой прибыли.

Партнер № 1

Не только в энергетике дела у Ахметова идут отлично. Еще более потрясающие успехи демонстрирует Метинвест — холдинг, объединяющий активы Ахметова в горно-металлургическом секторе. В прошлом году его прибыль достигла 32,7 млрд грн. Рост по сравнению с предыдущим годом составил воодушевляющие 93%. Во многом миллиардеру помогла благоприятная конъюнктура на внешних рынках. Но не только.

В первые годы правления Порошенко Метинвест получил серьезный удар — шесть его метзаводов оказались на оккупированных территориях Донбасса. Но холдинг сумел компенсировать потери: в августе 2018‑го Мет­инвест приобрел за $ 421 млн контрольный пакет в Шахто­управлении Покровское — крупнейшем производителе коксующегося угля в стране. Причем вначале долги этого предприятия скупила уже упомянутая инвесткомпания ICU, а затем Покровское перешло к Метинвесту. В пресс-служба Ахметова говорят же, что Метинвест купил только 24,99% акций Шахтоуправления Покровское и Свято-Варваринской обогатительной фабрики за $190 млн.

К успехам ахметовских металлургов, как это обычно и бывает с компаниями богатейшего украинца, приложили руку и чиновники. Речь идет о взаимоотношениях Метинвеста и госкомпании Укрзализныця (УЗ).

Благодаря государственному ценообразованию тарифы на перевозку железной руды, важной для Метинвеста, в 1,8 раза дешевле, чем, например, для зерна. И это не случайность, а правило: именно по перечню товаров СКМ тарифы УЗ в среднем ниже, чем остальные, говорит Яблоновский из ЦЭС.

Холдинг Ахметова выигрывает не только от более дешевой доставки своей продукции. Ему достаются еще и сами товарные вагоны, которые для других компаний страны стали дефицитом.

“Когда мы обращаемся в УЗ с просьбой предоставить вагоны, нам отвечают, что все вагоны ушли СКМ”, — жалуется в разговоре с НВ топ-менеджер крупной украинской агрокомпании.

 

О ВЕЗУНЧИКЕ: Депутат Виктория Войцицкая считает,
что благодаря формуле, придуманной в НКРЭКУ,
структуры Рината Ахметова получили миллиардные прибыли

 

В УЗ оставили без ответа просьбу НВ объяснить, почему перевозка руды стоит дешевле перевозки зерна и почему госкомпания не стремится заработать больше на дорогом зерне, предпочитая отдавать вагоны под дешевую руду.

В пресс-службе же СКМ отметили: группа тоже страдает от дефицита вагонов, никаких преференций не получает и вынуждена порой переплачивать, чтобы получить возможность перевезти товар.

Владимир Шульмейстер, экс-замминистра инфраструктуры, все же уверен: УЗ благосклонна к СКМ. Происходит это потому, что в УЗ работают люди, которые лоббируют интересы Ахметова. Есть они, по его мнению, и в самом Министерстве инфраструктуры.

Кроме того, к Ахметову весьма благосклонна государственная Администрация морских портов (АМП) и ее структурные единицы. Так, крупнейший порт страны — Южный, на 90%, по данным издания Зеркало недели, обслуживает грузы СКМ.

“Практически весь грузопоток порта Южный — это грузопоток Ахметова, туда больше никого не пускают”, — рассказал НВ Шота Хаджишвили, председатель Ассоциации морских агентств Украины. При этом, по его словам, в порту абсолютно реально в ручном режиме получить скидку до 30% на перевалку груза.

С 2014‑го практически вся прибыль, которую зарабатывала АМП, шла на дноуглубление порта Южный, рассказывает Шульмейстер. Эти работы помогут порту принять суда большей тоннажности — это именно то, что, по мнению эксперта, и нужно бизнесу богатейшего украинца.

В 2015‑м СКМ пыталась взять порт Южный в концессию, однако Мининфраструктуры заблокировало сделку. Шульмейстер, работавший тогда в министерстве, объясняет: действовавший на тот момент закон о концессии был написан так, что уменьшил бы прибыль от порта для государства в пять раз.

Мастер-класс того, как работает лобби Ахметова в Верховной раде, дал в конце прошлого года лидер Радикальной партии Олег Ляшко. По данным Экономической правды, в ночь принятия бюджета на нынешний год этот кандидат и парламентарий, к которому невероятно лояльны СМИ самого богатого украинца и руководство его предприятий, внес две небольшие, но важные для Метинвеста поправки. Во-первых, Ляшко предложил поднять ренту на добычу железной руды всего на 0,8% — до 8,8%. Хотя МВФ предлагал украинским властям повысить этот налог куда существеннее. Кроме того, украинский Минфин хотел закрепить эту ставку навсегда, но лидер радикалов — и это во‑вторых — внес такую правку, что повышенную ренту приняли сроком всего на год.

Санкции тоже помогают

В декабре 2017 года Кабмин ввел экономические санкции против России. В частности, запретил ввоз российских удобрений для аграриев. В список попал сульфат аммония — средство, в котором сильно нуждаются почвы северной Украины.

Российский импорт составлял около 50% украинского рынка сульфата. И в августе прошлого года в эту опустевшую нишу двинулась кипрская компания UMG Holding Limited, входящая в группу СКМ: она основала компанию Украинские минеральные удобрения (УМД).

УМД поставила себе цель зарабатывать на продажах сульфата аммония на внутреннем рынке. Для Ахметова все сошлось в этой идее, ведь сульфат — это побочный продукт коксохимического производства, которым владеет Метинвест. УМД займется лишь тем, что будет это удобрение хранить, гранулировать, паковать и продавать.

Мощности УМД позволяют занять треть украинского рынка, а это около 720 млн грн в год, подсчитали во Всеукраинском аграрном совете.

Ахметову повезло еще в одном неожиданном случае — с Укр­телекомом, монополистом фиксированной телефонной связи в стране. Это предприятие в прошлом году заработало 474 млн грн чистой прибыли, а главное — осталось под крылом богатейшего украинца.

Покупая Укртелеком на приватизационном аукционе в 2011 году, СКМ обязалась влить в компанию дополнительные деньги — $ 450 млн, а также построить и передать для нужд правительства линию защищенной связи. Однако ничего из этого не было сделано, что и позволило Фонду госимущества пойти в суд в попытке вернуть Укртелеком государству. Однако вначале Хозсуд Киева, а теперь и апелляционная инстанция оставили его нынешнему собственнику.

“Ахметов остается чуть ли не единственным олигархом, который научился зарабатывать вместе с Порошенко”, — резюмирует политолог Октисюк.