Люди

Покупательная способность

Миллионер Сергей Тигипко рассказывает о том, как ему удается дорого продавать и дешево покупать активы
Хотите купить эту статью?

Миллионер Сергей Тигипко откровенно рассказывает о том, как ему удается дорого продавать и дешево покупать активы, а затем заставлять их быстро приносить неплохую прибыль

 

Екатерина Шаповал

 

 

У миллионера Сергея Тигипко большой шопинг. За последнее время принадлежащие бизнесмену структуры, которые входят в его группу ТАС, купили сразу два предприятия. Это завод Кузница на Рыбальском острове в Киеве, раньше принадлежавший Петру Порошенко и Игорю Кононенко, а также завод Днепрометиз, приобретенный у российской группы Северсталь. Кроме этого, Тигипко купил банки Универсал и ВиЭс, а заодно страховую компанию ЭйгонЛайф Украина, застройщика Билдинг Инвест Групп и элитный отель Radisson Blu Hotel Kyiv Podil.

Есть у собственника группы ТАС интересы и в фармацевтике: имея собственную сеть аптек, он недавно приобрел еще одну — КОСМО.

Деньги на покупки у Тигипко имеются. В докризисные годы он выгодно продал некоторые свои активы. Одна из самых крупных сделок произошла в 2007 году, когда шведский Swedbank купил у бизнесмена его банки ТАС-Коммерц и ТАС-Инвест.

В целом общее состояние Тигипко на 2018 год, по оценке инвестиционной компании Dragon Capital, составило $ 223 млн. Он занимает 22‑ю строчку в рейтинге 100 самых богатых украинцев. И считает свой бизнес вполне успешным: за 2018 год группа ТАС получила 2,8 млрд грн прибыли. Успехи компании идут по нарастающей: если в 2017 году прибыль промышленного направления его бизнеса составила 190 млн грн, то в 2018‑м — уже 391 млн грн.

У бизнесмена бурное политическое прошлое. В разные годы он был вице-премьером, министром соцполитики, главой НБУ, народным депутатом, замглавы Партии регионов и главой собственной политсилы Сильная Украина.

Впрочем, политика и госуправление теперь позади, уверенно заявляет Тигипко. Он беседует с НВ в офисе группы ТАС в старой части Киева. На стенах — картины известных художников Ильи Чичкана, Арсена Савадова, Александра Ройтбурда. Рядом с ними полотна кисти дочери Тигипко — Анастасии.

— Была ли у вас инвестиционная стратегия, когда вы в 2000‑м сделали свое первое крупное приобретение — стали собственником метизного завода в Днепре?

— Не могу сказать, что тогда была какая‑то продуманная инвестиционная стратегия. Мы с самого начала четко знали, что строим универсальный банк, и максимально концентрировались на этом. А метизный завод перешел ко мне как актив при выходе из состава акционеров Привата.

Постепенно группа начала разрастаться: бизнес есть бизнес. И в этом весь его кайф: если видишь, что на рынке есть что‑то толковое, что ты можешь оценить, доинвестировать, заставить давать большую отдачу, то ты его покупаешь.

И не ждите здесь чего‑то чересчур умного. Есть понимание долгосрочной стратегии. Мы себя ведем не как спекулянты на рынке, а как долгосрочные инвесторы.

— А кайф от бизнеса когда начали получать?

— Очень давно, практически с тех пор, как начал им заниматься. Потому что такую свободу в своих действиях, такую независимость трудно получить, если не имеешь своего дела, которое тебя кормит, и кормит хорошо.

— Вы продали Swedbank ТАС-Коммерцбанк за $ 750 млн. И, казалось бы, могли уже почивать на лаврах свободы.

— Спиться у бассейна мы всегда успеем. Это не привлекает. Я не рантье, мне интересно что‑то создавать, получать удоволь

Чтобы прочесть материал полностью,